Category: путешествия

Gbrf

Вернулся из отпуска.

Хорошо было в отпуске! Совсем не хотелось мне покидать Абхазию. Точнее — абхазское село Нижние Эшеры.
Жили мы на берегу моря. Двадцать четыре часа в сутки мы море видели, слышали и обоняли.
При полном отсутствии внешних раздражителей в виде телевидения, газет и интернета, такое соседства через пять дней отдыха погрузило меня в нирвану: полное спокойствие с ярко выраженным компонентам эйфории. Я даже заподозрил у себя маниакальную стадию биполярного расстройства ( маниакально- депрессивного психоза, по старой классификации).
А то! Столько лет перманентной депрессии и вдруг — прущая радость и ничем не обоснованное счастье.
Добраться до Эшер можно со стороны Нового Афона по грунтовой дороге, или со стороны Сухуми, по плохонькому асфальтному шоссе.
Дом, в котором мы остановились стоит на отшибе от остального села, рядом с бывшим военным санаторием.
Дом в котором мы жили


Collapse )
Gbrf

Отчёт об отпуске ( Криница, Краснодарский край).

В конце посёлка Криница, сразу за аптечным киоском начинается лестница, ведущая к морю.
Напротив, через шоссе — горела мусорка. Подошла рыжая с белым корова и начала ту мусорку есть: что -то она деловито отбрасывала, что -то жевала и не обращала на едкий дым и огонь никакого внимания.
Тут же я вспомнил, что где-то здесь же , на калитке висит корявое объявление: «Парное молоко с под коровы».

Где бы вы не жили в Кринице, попасть на море вы сможете только спустившись по одной из трёх лестниц.
Главная из них, металлическая, ведёт к городскому пляжу.
Я несколько раз пытался считать её ступени, но каждый раз сбивался со счёта. Уверен, что их не более 134х и не менее 128.
Лестница- пологая, ступени — широкие, в три шага. Проходит эта лестница через тенистый лес и поэтому на ней никогда не бывает жарко.
Лестница эта — прекрасный тренажёр! Бегать по утрам на отдыхе, вы всё равно себя не заставите, но лестницу эту, как минимум два раза вверх и вниз пройти придётся, если захотите попасть на берег моря!
Collapse )




Извините за качество фото. Делались детской мыльницей. Не знаю, как разделить фото и как убрать повтор.
Спать хочется и голова не соображает. Спокойной ночи. :)
ч. и к.

Бес надежды.

Прошу прощения. Этот текст валялся у меня в документах. Он - не закончен - очень уж длинным мне он показался в своё время. Стоит ли продолжать?


Бес надежд.

Один наш доктор поехал отдыхать на море.
Раньше он это делал вместе с женой и детьми, но жены не стало, детей забрала к себе безутешная тёща и поездки на юг потеряли смысл. Проработав запойно три года без отпуска и выходных (ходить домой тоже не имело смысла), доктор так устал и изменился внешне, что его перестали узнавать даже пациенты – ветераны, поступающие к нему на повторные операции.
Коллеги озаботились и, пораскинув мозгами, послали доктора далеко: купили ему билет на самолёт и выгнали в летний отпуск:
- Лети-ка, мил человек, к морю! И чтоб семьдесят дней духу твоего здесь не было!
В тот год аэропорт Мурманска закрыли на ремонт, и всю гражданскую авиацию приютил военный аэродром, расположенный высоко в полярных сопках у посёлка Килп-Явр.
Ехать туда надо было четыре часа на припадочном автобусе системы ПАЗ. Трястись в промёрзшей колымаге через холодную июньскую тундру с её серыми камнями, с не растаявшим ещё с ледникового периода снегом и свинцовыми озерцами – тоскливо. Вот и принял наш доктор внутрь достаточную дозу коньяка и задремал, уткнувшись горячим лбом в холодное автобусное стекло.
Выходя помочиться на сугробы во время частых остановок, доктор неизменно догонялся поддерживающей дозой из плоской фляжки с надписью «Его же и монаси приемлют».
Укрыться от глаз обеспокоенных женщин в промёрзшей пустыне было негде и, поэтому, пьющие, и льющие мужчины тесно скапливались за кормой автобуса. Озабоченный водитель на каждой остановке жалобно просил:
- Мужики! Вы хоть на колёса там не ссыте! Примета ведь, ёмаё!

Осторожно! Под катом – много букв
Collapse )
ч. и к.

Путешествие в Стамбул.

Могут ли привлечь автора к уголовной ответственности за разжигание?

.............Бред и ужас Востока. Пыльная  катастрофа Азии. Зелень только на знамени

Пророка. Здесь ничего  не  растет, опричь усов. Черноглазая,  зарастающая  к

вечеру  трехдневной щетиной  часть света. Заливаемые мочой угли костра. Этот

запах!  С примесью скверного табака и потного мыла. И исподнего, намотанного

вкруг  ихних  чресел  что  твоя  чалма.

 Расизм?  Но  он  всего  лишь  форма мизантропии.

 И  этот  повсеместно даже  в  городе  летящий  в морду  песок,выкалывающий  мир  из  глаз  --  и   на  том  спасибо.

………………………………………………………………………………………………………………………………….

Снобизм?  Но  он  лишь  форма  отчаяния.  Местное  население,  в

состоянии полного  ступора сидящее  в нищих закусочных, задрав головы, как в

намазе  навыворот,  к  телеэкрану,  на  котором  кто-то   постоянно  кого-то

избивает.  Либо  -- перекидывающееся  в  карты, вальты и  девятки которых --

единственная  доступная  абстракция,  единственный  способ  сосредоточиться.

………………………………………………………………………………………………………………………………………

В  Топкапи  --  превращенном  в  музей дворце  турецкого  султана  -- в

отдельном павильоне собраны  наиболее священные сердцу всякого  мусульманина

предметы,  связанные  с  жизнью  Пророка.  В восхитительно  инкрустированных

шкатулках хранятся зуб Пророка, волосы с головы Пророка.  Посетителей просят

не шуметь, понизить  голос.  Еще  там  вокруг  разнообразные  мечи, кинжалы,

истлевший  кусок  шкуры какого-то животного с  различимыми  на  нем  буквами

письма  Пророка какому-то конкретному историческому лицу и прочие  священные

тексты, созерцая  которые, невольно благодаришь  судьбу  за незнание  языка.

Хватит с  меня и русского,  думал  я.  В  центре, под стеклянным  квадратным

колпаком, в раме,  отороченной золотом, находится предмет  темно-коричневого

цвета,  сущность коего  я не  уразумел, пока не прочел  табличку.  Табличка,

естественно, по-турецки и по-английски. Отлитый  в  бронзе  "Отпечаток стопы

Пророка".  Минимум  сорок восьмой  размер обуви, подумал  я,  глядя  на этот

экспонат. И тут я содрогнулся: Йети!

 

Стамбульские  же  мечети  --  это  Ислам  торжествующий.  Нет  большего

противоречия,  чем  торжествующая Церковь, --  и нет  большей безвкусицы. От

этого страдает  и  Св. Петр в  Риме. Но  мечети  Стамбула!  Эти  гигантские,

насевшие на землю,  не в силах  от  нее оторваться  застывшие каменные жабы!

Только минареты, более всего напоминающие -- пророчески, боюсь, -- установки

класса земля-воздух, и указывают направление, в котором собиралась двинуться

душа.

Gbrf

На Эверест в одиночку – впервые.

Многие мои родные занимались (и занимались серьёзно) альпинизмом.
Я – нет. Но горы меня завораживают. Об альпинистах могу читать, смотреть и слушать бесконечно.
Такие люди, как Райнхольд Месснер – притягивают, как магнит.
Рассказ о Морисе Уилсоне я взял из его книги «Хрустальный горизонт»


Морис Уилсон был первым, кто вздумал взойти на Эверест в одиночку. Он не был альпинистом, но твердо верил, что глубоко религиозный человек, очищенный постами и молитвой, может достичь чего угодно.
Уилсон, знал, что человек с божьей помощью может все, и он решил покорить Эверест.

Морис Уилсон родился в 1898 году в Бредфорде. В 1916 году, в восемнадцать лет, он добровольно записался на военную службу, стал старшим ефрейтором, потом лейтенантом, получил награду за храбрость, после ранения в левую руку и грудь был демобилизован.
В мирной жизни он себя не нашёл. Эмигрировал в Америку.
Увлёкся йогой и с помощью поста и молитв излечился от тяжёлого недуга.
Ему хотелось, чтобы это средство стало известно всему человечеству, но для этого надо было совершить нечто исключительное.

Случай вскоре представился. Отдыхая в Шварцвальде, в маленьком кафе во Фрайбурге, Уилсон совершенно случайно прочитал вырезку из старой газеты с сообщением об экспедиции на Эверест 1924 года. Он узнал о шерпах, о яках, которые тащили груз, о ледниках, штормах и непреодолимых препятствиях. Эверест!
Теперь он знал, что нужно делать. Наконец-то мир будет потрясен. Это была фантастическая, безумная идея. Уилсон не имел ни малейшего представления об альпинизме.

Он задумал сам лететь в Тибет, приземлиться на леднике Восточный Ронгбук и идти далее к вершине пешком. Никакого представления об Эвересте, об альпинизме, о полетах. Его друзья были в ужасе. А он смеялся и говорил: «Да всем этим я овладею».

Он купил подержанный «Джипси Мот», написал на его боку «EVER WREST» и поступил в Лондонский аэроклуб.

Collapse )

«Движение к цели есть сама цель» — гласит буддистская мудрость, и это подтвердил безумный Уилсон.
Gbrf

Поездка в Крым.

Други моя!
Прошу совета.
Хочу поехать в августе в Крым.
Бывал ли кто нибудь в Солнечной Длине, Прибрежном, Курортном?
Это не так далече от моего любимого Коктебеля, но последний затоптан уже де невозможности.
Есть ли явки, адреса?
В быту мы неприхотливы. Но поедем с ребёнком 4 лет.
Поедем на авто.
Буду благодарен за любую информацию. Спасибо.
Gbrf

Суета сует.

Вся жизнь состоит из массы мелких и утомительных движений.
Взял вилку, наколол кусок мяса, жую, встал, отодвинул стул, снял тапочки, почесался, разделся до трусов (страшно не люблю прикосновение ткани к коже, особенно если, не дай бог, в ткани есть синтетика!), лёг.
Закрываю глаза. Покой.
Сердце колотится, зараза!
Ребра, живот двигаются в ритме дыхания. Что - то поскрипывает в груди, сипит в гортани.
И ничего с этим не сделать! Не отменить, не забыть, не прекратить.
Человек, краса вселенной, хозяин жизни…
Но только не своей. О чём говорить, если организм сам, когда хочет, зевает, кашляет, чихает.
А то, вдруг – икота. Сердце можем перешить, в космос слетаем, а икота и храп - неизлечимы!
Оболочка то потеет, то мерзнет, то влечёт мой свободный дух в сортир.
Почему то активные, сильные движения – в радость: бег на скорость, перепрыгивание препятствий, ныряние в глубину, многочасовые поездки на велосипеде, любовь…
Это же суетливое вошканье, поддерживающее существование тела – раздражает без меры!
Во, ключевое слово! Тело. От этого, ещё невостребованного трупа - так устаёшь!
А что начнётся, когда вся эта телесная мелочь станет барахлить?
Заскрипят колени, очки не станут помогать глазам, раскрошатся зубы, грудь зажмёт жаба, горло передавит астма, Альцгеймер вступит в голову.
В какую даль покатишь не велике и куда нырнёшь от всего этого?
Как это примерить: и покоя хочется, и жить надо?
Что, эти вещи несовместимы?
И что, жить легко – всегда трудно?
Gbrf

DOORS

Может быть фанаты уже прочитали, но если нет – рискну посоветовать прочитать книги о DOORS и Моррисоне
Д.Хопкинс «Никто из нас не выйдет отсюда живым» Амфора. 2008г
А. Поликовский «Моррисон или путешествие шамана» КоЛибри. 2007г.