Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Gbrf

Отдых в Абхазии.

Вернулись из Абхазии. Отдыхали в селе Нижние Эшеры. Жили на самом берегу моря, в доме Арсена и Алёны. Останавливаемся у них уже второй раз и ни разу не пожалели.
Жильё у них- на любой вкус и кошелёк.
Можно снять домик со всеми удобствами ( туалет, душевая, кондиционер, телевизор, холодильник и т.д).
Можно- просто комнату с видом на море. Тогда — душевые и туалеты европейского качества- во дворе.
Двор- большой с масой цветов и фруктовых деревьев. Есть несколько беседок, увитых виноградом.
Есть зелёная полянка для шашлыков. Она переходит в небольшую площадку прямо над морем с массивный стол для большой компании.
Общепит в селе — дорогой и далеко. В этом году появилось кафе при мини- гостинице «Никос- Эшеры». Как там кормят — не знаю. По отзывам — дороговато и порции маленькие.
Но в доме у Алёны- газ, электричество, большая кухня на улице с массой посуды.
Бросить кусок мяса на сковороду- не сложно. Мясо, огонь и железо- мужское дело!
У Алёны можно купить фруктовые компоты, чачу, вино, варенье.
Арсен и Алёна — зарабатывают, в основном , ловлей рыбы.
Всегда можно заказать у них свежую.
Можно приготовить рыбу самому, а можно- попросить Арсена закоптить её. Свежая кефаль горячего копчения — объедение!
В селе есть магазин. Там, практически, можно купить всё. Местные сдают туда овощи и персики. Молоко можно заказать у Алёны.
Пару раз мы ездили в Сухуми на рынок. Там выбор овощей и других продуктов, всё-таки- больше. Там же есть российский «Магнит» с его обычным набором продуктов.
Нижние Эшеры- лучшее место, где можно пожить вдали от суеты и многолюдства.
Дом — на отшибе. Поблизости почти нет другого жилья.
Рядом- огромный парк бывшего военного санатория с эвкалиптами, кипарисами,соснами , магнолиями, цветущим олеандром и т.д и т. п. Запахи там- волшебные. Бродить по парку можно часами и никого не встретить.
После некоторых известных событий в Абхазии мы, гуляя по парку, в первое время всё опасались и всё ждали появления бандитов из за угла или куста олеандра.
А потом из за угла вышла толстая русская бабушка с двумя малолетними внуками и, чуть позже- две мамаши с младенцами в колясках. Тут мы перестали чего либо опасаться.
Скажу точно- за всё пребывание и в Абхазии и в том году и в нынешнем мы не столкнулись ни с хамством, ни с обманом, ни с криминалом.
На море можно пойти на «дикий» пляж, который начинается прямо за калиткой дома, а можно пройти чуть дальше - на пляж военного санатория.
Первый интересен тем, что среди камней его и на волнорезах- множество крабов и другой морской живности.
Санаторский пляж- более цивильный. Берег там - крупный песок и мелкая и средняя галька.
На обоих пляжах деревья подходят близко к морю. В их тени всегда можно укрыться от жары.
И на обоих пляжах- почти нет людей. Только в выходные появляются семьи местных жителей. В эти дни сюда приезжают многие из Сухуми. У Алёны вместе с нами отдыхала семья их этого города. Отдыхали от сухумской жары и толкотни.
Не знаю, чем это объяснить, но нигде я не чувствую себя так спокойно, как в Эшерах.
Хочется побывать и в других местах, отдохнуть и на других побережьях.
Но при этом уже сейчас думаешь: « А как же Абхазия?»
Вдруг в других известных и хвалёных курортах будет не так уютно и радостно, как на берегу моря в Нижних Эшерах, в доме у Арсена и Алёны.

По этой дорожке через парк ходили на пляж санатория.

DSC00277.JPG

Пляж санатория

DSC00303.JPG

На волнорезе

DSC00338.JPG

На диком пляже в "лягушатнике". Вода- горячая! Можно часами лежать в ней, ползать на животе и рассматривать мелких морских гадов.



Поляна для шашлыков ( мангал в кадр не вошёл) и, ближе к морю, площадка над морем.



Стрекоза и вид с нашего балкончика

Gbrf

Вернулся из отпуска.

Хорошо было в отпуске! Совсем не хотелось мне покидать Абхазию. Точнее — абхазское село Нижние Эшеры.
Жили мы на берегу моря. Двадцать четыре часа в сутки мы море видели, слышали и обоняли.
При полном отсутствии внешних раздражителей в виде телевидения, газет и интернета, такое соседства через пять дней отдыха погрузило меня в нирвану: полное спокойствие с ярко выраженным компонентам эйфории. Я даже заподозрил у себя маниакальную стадию биполярного расстройства ( маниакально- депрессивного психоза, по старой классификации).
А то! Столько лет перманентной депрессии и вдруг — прущая радость и ничем не обоснованное счастье.
Добраться до Эшер можно со стороны Нового Афона по грунтовой дороге, или со стороны Сухуми, по плохонькому асфальтному шоссе.
Дом, в котором мы остановились стоит на отшибе от остального села, рядом с бывшим военным санаторием.
Дом в котором мы жили


Collapse )
Gbrf

Есть ли жизнь в Болгарии?

Друзья мои, прошу совета.
Имеет ли кто -нибудь из Вас опыт проживания в Болгарии?
Хотим прикупить жильё в Синеморце или Св. Варваре ( так кажется) для летнего отдыха, а то и для житья там на пенсии.
Есть ли смысл и не ли подводных камней?
Очень уж хочется пожить ( дожить?) на берегу моря, а российские цены - кусаются.
Спасибо.
Gbrf

Отчёт об отпуске ( Криница, Краснодарский край).

В конце посёлка Криница, сразу за аптечным киоском начинается лестница, ведущая к морю.
Напротив, через шоссе — горела мусорка. Подошла рыжая с белым корова и начала ту мусорку есть: что -то она деловито отбрасывала, что -то жевала и не обращала на едкий дым и огонь никакого внимания.
Тут же я вспомнил, что где-то здесь же , на калитке висит корявое объявление: «Парное молоко с под коровы».

Где бы вы не жили в Кринице, попасть на море вы сможете только спустившись по одной из трёх лестниц.
Главная из них, металлическая, ведёт к городскому пляжу.
Я несколько раз пытался считать её ступени, но каждый раз сбивался со счёта. Уверен, что их не более 134х и не менее 128.
Лестница- пологая, ступени — широкие, в три шага. Проходит эта лестница через тенистый лес и поэтому на ней никогда не бывает жарко.
Лестница эта — прекрасный тренажёр! Бегать по утрам на отдыхе, вы всё равно себя не заставите, но лестницу эту, как минимум два раза вверх и вниз пройти придётся, если захотите попасть на берег моря!
Collapse )




Извините за качество фото. Делались детской мыльницей. Не знаю, как разделить фото и как убрать повтор.
Спать хочется и голова не соображает. Спокойной ночи. :)
ч. и к.

Бес надежды.

Прошу прощения. Этот текст валялся у меня в документах. Он - не закончен - очень уж длинным мне он показался в своё время. Стоит ли продолжать?


Бес надежд.

Один наш доктор поехал отдыхать на море.
Раньше он это делал вместе с женой и детьми, но жены не стало, детей забрала к себе безутешная тёща и поездки на юг потеряли смысл. Проработав запойно три года без отпуска и выходных (ходить домой тоже не имело смысла), доктор так устал и изменился внешне, что его перестали узнавать даже пациенты – ветераны, поступающие к нему на повторные операции.
Коллеги озаботились и, пораскинув мозгами, послали доктора далеко: купили ему билет на самолёт и выгнали в летний отпуск:
- Лети-ка, мил человек, к морю! И чтоб семьдесят дней духу твоего здесь не было!
В тот год аэропорт Мурманска закрыли на ремонт, и всю гражданскую авиацию приютил военный аэродром, расположенный высоко в полярных сопках у посёлка Килп-Явр.
Ехать туда надо было четыре часа на припадочном автобусе системы ПАЗ. Трястись в промёрзшей колымаге через холодную июньскую тундру с её серыми камнями, с не растаявшим ещё с ледникового периода снегом и свинцовыми озерцами – тоскливо. Вот и принял наш доктор внутрь достаточную дозу коньяка и задремал, уткнувшись горячим лбом в холодное автобусное стекло.
Выходя помочиться на сугробы во время частых остановок, доктор неизменно догонялся поддерживающей дозой из плоской фляжки с надписью «Его же и монаси приемлют».
Укрыться от глаз обеспокоенных женщин в промёрзшей пустыне было негде и, поэтому, пьющие, и льющие мужчины тесно скапливались за кормой автобуса. Озабоченный водитель на каждой остановке жалобно просил:
- Мужики! Вы хоть на колёса там не ссыте! Примета ведь, ёмаё!

Осторожно! Под катом – много букв
Collapse )
ч. и к.

Путешествие в Стамбул.

Могут ли привлечь автора к уголовной ответственности за разжигание?

.............Бред и ужас Востока. Пыльная  катастрофа Азии. Зелень только на знамени

Пророка. Здесь ничего  не  растет, опричь усов. Черноглазая,  зарастающая  к

вечеру  трехдневной щетиной  часть света. Заливаемые мочой угли костра. Этот

запах!  С примесью скверного табака и потного мыла. И исподнего, намотанного

вкруг  ихних  чресел  что  твоя  чалма.

 Расизм?  Но  он  всего  лишь  форма мизантропии.

 И  этот  повсеместно даже  в  городе  летящий  в морду  песок,выкалывающий  мир  из  глаз  --  и   на  том  спасибо.

………………………………………………………………………………………………………………………………….

Снобизм?  Но  он  лишь  форма  отчаяния.  Местное  население,  в

состоянии полного  ступора сидящее  в нищих закусочных, задрав головы, как в

намазе  навыворот,  к  телеэкрану,  на  котором  кто-то   постоянно  кого-то

избивает.  Либо  -- перекидывающееся  в  карты, вальты и  девятки которых --

единственная  доступная  абстракция,  единственный  способ  сосредоточиться.

………………………………………………………………………………………………………………………………………

В  Топкапи  --  превращенном  в  музей дворце  турецкого  султана  -- в

отдельном павильоне собраны  наиболее священные сердцу всякого  мусульманина

предметы,  связанные  с  жизнью  Пророка.  В восхитительно  инкрустированных

шкатулках хранятся зуб Пророка, волосы с головы Пророка.  Посетителей просят

не шуметь, понизить  голос.  Еще  там  вокруг  разнообразные  мечи, кинжалы,

истлевший  кусок  шкуры какого-то животного с  различимыми  на  нем  буквами

письма  Пророка какому-то конкретному историческому лицу и прочие  священные

тексты, созерцая  которые, невольно благодаришь  судьбу  за незнание  языка.

Хватит с  меня и русского,  думал  я.  В  центре, под стеклянным  квадратным

колпаком, в раме,  отороченной золотом, находится предмет  темно-коричневого

цвета,  сущность коего  я не  уразумел, пока не прочел  табличку.  Табличка,

естественно, по-турецки и по-английски. Отлитый  в  бронзе  "Отпечаток стопы

Пророка".  Минимум  сорок восьмой  размер обуви, подумал  я,  глядя  на этот

экспонат. И тут я содрогнулся: Йети!

 

Стамбульские  же  мечети  --  это  Ислам  торжествующий.  Нет  большего

противоречия,  чем  торжествующая Церковь, --  и нет  большей безвкусицы. От

этого страдает  и  Св. Петр в  Риме. Но  мечети  Стамбула!  Эти  гигантские,

насевшие на землю,  не в силах  от  нее оторваться  застывшие каменные жабы!

Только минареты, более всего напоминающие -- пророчески, боюсь, -- установки

класса земля-воздух, и указывают направление, в котором собиралась двинуться

душа.

Gbrf

Море, лес и велосипед.

За неимением моря, можно смотреть на деревья.
Их тяжёлые кроны качаются и бушуют на ветру, как волны ещё неоткрытого Зелёного Моря.
Отдалённый шум соснового бора напоминает о прибое: убежавшие вдаль зелёные волны разбиваются там о песчаный берег.
Листья, выбегающих на опушку леса, осин мерцают на солнце, как морская рябь на мелководье.
А когда, в конце концов, выезжаешь на велосипеде из леса на урез ещё зелёного хлебного поля, то чуть притворившись, можно принять свежий ветер, обдувающий горячее лицо, за морской утренний бриз.
Не знаю, как жил бы без велосипеда! Проверено: помогает лучше водки и лучше любви.
Катаюсь я так.
Не беру с собой в поездку еду и воду: добыча и того и другого входит в программу покатушек.
Не беру запасных деталей и камер: поломка - дополнительное приключение!
Никаких карт и компасов.
Вынужденно беру с собой мобильник: при задержке - звонят родственники и бывают рады, если я ещё жив.
Беру с собой деньги. Случалось ломаться так, что дойти пешком – чересчур далеко, бросать бесполезный велосипед – жалко, а добрые крестьяне без денег до шоссе – не повезут.
Потом съезжаю по первой приглянувшейся дорожке с шоссе и – в белый свет, как в копеечку!
Куда глаза глядят и туда, куда легче катится. Лучше, чтоб под горку.
Самое главное - не ставить никакой цели. Ни по направлению, ни по пункту прибытия (его и не должно быть, этого пункта!), ни по времени.
Впрочем, цель таки – есть: надо заплутать, заблудится, потеряться!
………………………………………………………………………………………………………………………………………………………
Ехать надо в манере деревенского почтальона: постепенно, не форсируя и не суетясь. Так, что бы шум от колёс и не заглушал пение птиц.
При подъёмах, если нет настроения - не упираться. Лучше слезть с колёс и потопать вверх пешком.
Зато на спусках - отрываться по полной, до свиста ветра в ушах, до ощущения полёта.
Только после часа - полутора такой езды в моей голове перестают молотиться надоедливые производственные и житейские мысли, и я начинаю видеть окружающее.
И это окружающее мне очень нравится! Блестящий и зелёный , ещё новенький после длинной зимы, мир, вымытое весенним дождём голубое небо, ещё не жаркое, ласковое солнце.
Неспешно проехать по узкой тропинке бегущей через зелёные поляны с золотыми одуванчиками – наслаждение!
Для своего собственного государства я закажу именно такое знамя: на ярком зелёном фоне – жёлтые одуванчики, числом – семнадцать (по количеству подданных).
И только когда окончательно потеряешь всякое представление о месте и времени – можно подумать о возвращении.
Спрашиваю дорогу у селян в пропахших навозом и самогоном деревеньках, у старух (только старухи, почему то, и встречаются!), бредущих по просёлочным дорогам, у бестолковых деревенских детишек…
Уж который век на дворе, какие только чудес не придумали мы в городах и столицах насчёт красиво пожить и бестолково умереть, а старухи как брели по горбатым дорогам при Иване Грозном, так и сейчас бредут.
И никто не скажет – куда?
…………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………
Одна беда: изъездил я уже все окрестности нашего города и всё меньше мне встречается незнакомых тропинок, неожиданных речушек, прячущихся в зарослях ракит, неведомых заброшенных храмов.
Всё труднее сгинуть и заблудиться.
Вставив велосипед в багажник на крыше автомобиля, стал уезжать подальше и колесить по новым местам, оставим машину на обочине лесной дороги.
И так вот потерял однажды машину! До ночи искал и чудом, в потёмках, нашёл её совсем не там, где искал.
Теперь вот думаю уезжать на электричке по далее, до какого нибудь полустанка, и уже потом добираться домой на велосипеде.
Не по шоссе, естественно, а по всем тем же тропинкам и просёлкам.
А то и напрямик по зелёным полям с золотыми одуванчиками, похожим на знамя моего государства.
Gbrf

Алкоголь заставляет мозг работать более творчески

Исследование Университета Иллинойса показало: мужчины, позволяющие себе выпить, лучше справляются с головоломками, чем убежденные трезвенники. Притом, они не только дают больше правильных ответов, но и быстрее решают задачи.

Алкоголь мешает аналитически мыслить, давая свободу творческому мышлению. Это, судя по всему, дает возможность находить нужные варианты решения. Четыре единицы спиртного (около двух средних бокалов вина) - идеальное количество для активизации креативного мышления.

Это доказали эксперименты с 40 здоровыми молодыми людьми. Добровольцам давали три слова вроде "монета", "быстрый" и "ложка". К ним нужно было подобрать четвертое слово, объединявшее все предыдущие. Половине участников эксперимента разрешалось до тестирования выпить.

В итоге выпившие решили на 40% больше задачек. На вопрос уходило примерно 12 секунд; у трезвых участников - 15,5 секунды. А вот психолог Ричард Вайзман из Университета Хартфордшира сравнивает позитивное влияние спиртного на мозг с хорошим сном.

http://medkarta.com/?cat=new&id=4162&s=0
Gbrf

Хорошо, что меня там нет.

Очень тошно бывает жить в России.
Всерьёз думаю, как бы пристроить отпрысков куда – нибудь за рубеж.
Но сам не представляю, как бы жил вне России!
Да что там – «в России», как только переедешь за Урал, на восток – такая тоска наваливается! Словами не передать.
Первый раз я это ощутил, когда ещё во времена Советского Союза и в свой первый отпуск, с семьёй, отправился на Иссык- Куль. (В те времена, я мог себе это позволить!)
Хорошо устроились в Чолпон – Ата.
Природа – сказка: голубое прозрачное озеро, горы. Солнце сияет, а не жарко: озеро на высоте более 2 тыс. метров над уровнем моря.
Отдыхай – не хочу!
Но такая тоска навалилась! Спать – не мог. Всё время - предчувствие какой – то беды. Тревога.
Но уже влипли и путь назад, куда- нибудь в Крым - был не по деньгам.
Месяц там вот так перекантовывался. Но как только вышел из самолёта в Мин - Водах (полетели в конце отпуска к родителям в Нальчик) – как камень с души свалился! Так всё хорошо стало! А ведь тоже – не совсем Россия!
Потом приходилось жить в Новокузнецке (ездил на специализацию по спинальной травме), Новосибирске, Кургане, Омске, Перми.
И везде одно и тоже – тоска и такое ощущение, что умер и живёшь на том свете.
Последний раз за Урал - ездил в Горно- Алтайск: купили путёвку на конный маршрут.
И, вроде – весело, интересно, красиво, жизнь на свежем воздухе, купание в ледяной Катуни, а такое ощущение, что не живёшь: тоска и ощущение какого- то краха.
В 90годы стали ездить в Америку. Всегда – в Джексонвилл, Флорида.
Тамошние нейрохирурги каждый год приезжали к нам в Мурманск, а мы – ездили к ним.
Принимали – праздник и фейерверк!
С утра – в их госпиталя, вечером – обширный отдых. Тепло, океан, запахи - блеск!
Но спать не мог. К утру засыпал чуть- чуть и тут же просыпался в холодном поту и с сильнейшим сердцебиением.
Уже и бегал с одним из американцев по утрам до изнеможения, купался до одури, алкоголь глотал на ночь – ничего не помогало!
Но стоило вернуться в Мурманск – всё становилось на свои места, как и не было ничего.
Легче было в Швеции и Норвегии, хотя с норгами трудно ладить. И всё равно – не покидало ощущение потерянности и тоски.
Легче всего – в Финляндии! Но всё равно, каждый раз с облегчением вздыхал, возвращаясь домой.
Сейчас ещё хуже. Ни за какие деньги не поеду в Египет и Турцию. Почему то мысль о такой поездки вызывает отвращение. Не был никогда, а заранее – противно.
Раньше ездил и не один раз в Абхазию, Аджарию. Сейчас ехать туда – не хочется.

Иногда мечтаю о вольной жизни где нибудь на тропических островах. Что – бы как на картинке: лагуна, пальмы над водой, чистый и крупный песок, волны разбиваются в море о коралловые рифы…
Но каждый раз думаю: вот так обрубишь всё, уедешь на острова и окажется вдруг, что жить там я не могу.
Почему то тянет пожить где- нибудь в предгорьях Кавказа, но там то точно убьют мирные пастухи.
Gbrf

На Эверест в одиночку – впервые.

Многие мои родные занимались (и занимались серьёзно) альпинизмом.
Я – нет. Но горы меня завораживают. Об альпинистах могу читать, смотреть и слушать бесконечно.
Такие люди, как Райнхольд Месснер – притягивают, как магнит.
Рассказ о Морисе Уилсоне я взял из его книги «Хрустальный горизонт»


Морис Уилсон был первым, кто вздумал взойти на Эверест в одиночку. Он не был альпинистом, но твердо верил, что глубоко религиозный человек, очищенный постами и молитвой, может достичь чего угодно.
Уилсон, знал, что человек с божьей помощью может все, и он решил покорить Эверест.

Морис Уилсон родился в 1898 году в Бредфорде. В 1916 году, в восемнадцать лет, он добровольно записался на военную службу, стал старшим ефрейтором, потом лейтенантом, получил награду за храбрость, после ранения в левую руку и грудь был демобилизован.
В мирной жизни он себя не нашёл. Эмигрировал в Америку.
Увлёкся йогой и с помощью поста и молитв излечился от тяжёлого недуга.
Ему хотелось, чтобы это средство стало известно всему человечеству, но для этого надо было совершить нечто исключительное.

Случай вскоре представился. Отдыхая в Шварцвальде, в маленьком кафе во Фрайбурге, Уилсон совершенно случайно прочитал вырезку из старой газеты с сообщением об экспедиции на Эверест 1924 года. Он узнал о шерпах, о яках, которые тащили груз, о ледниках, штормах и непреодолимых препятствиях. Эверест!
Теперь он знал, что нужно делать. Наконец-то мир будет потрясен. Это была фантастическая, безумная идея. Уилсон не имел ни малейшего представления об альпинизме.

Он задумал сам лететь в Тибет, приземлиться на леднике Восточный Ронгбук и идти далее к вершине пешком. Никакого представления об Эвересте, об альпинизме, о полетах. Его друзья были в ужасе. А он смеялся и говорил: «Да всем этим я овладею».

Он купил подержанный «Джипси Мот», написал на его боку «EVER WREST» и поступил в Лондонский аэроклуб.

Collapse )

«Движение к цели есть сама цель» — гласит буддистская мудрость, и это подтвердил безумный Уилсон.