Category: путешествия

Gbrf

Вернулся из отпуска.

Хорошо было в отпуске! Совсем не хотелось мне покидать Абхазию. Точнее — абхазское село Нижние Эшеры.
Жили мы на берегу моря. Двадцать четыре часа в сутки мы море видели, слышали и обоняли.
При полном отсутствии внешних раздражителей в виде телевидения, газет и интернета, такое соседства через пять дней отдыха погрузило меня в нирвану: полное спокойствие с ярко выраженным компонентам эйфории. Я даже заподозрил у себя маниакальную стадию биполярного расстройства ( маниакально- депрессивного психоза, по старой классификации).
А то! Столько лет перманентной депрессии и вдруг — прущая радость и ничем не обоснованное счастье.
Добраться до Эшер можно со стороны Нового Афона по грунтовой дороге, или со стороны Сухуми, по плохонькому асфальтному шоссе.
Дом, в котором мы остановились стоит на отшибе от остального села, рядом с бывшим военным санаторием.
Дом в котором мы жили


Collapse )
Gbrf

Есть ли жизнь в Болгарии?

Друзья мои, прошу совета.
Имеет ли кто -нибудь из Вас опыт проживания в Болгарии?
Хотим прикупить жильё в Синеморце или Св. Варваре ( так кажется) для летнего отдыха, а то и для житья там на пенсии.
Есть ли смысл и не ли подводных камней?
Очень уж хочется пожить ( дожить?) на берегу моря, а российские цены - кусаются.
Спасибо.
Gbrf

Отчёт об отпуске ( Криница, Краснодарский край).

В конце посёлка Криница, сразу за аптечным киоском начинается лестница, ведущая к морю.
Напротив, через шоссе — горела мусорка. Подошла рыжая с белым корова и начала ту мусорку есть: что -то она деловито отбрасывала, что -то жевала и не обращала на едкий дым и огонь никакого внимания.
Тут же я вспомнил, что где-то здесь же , на калитке висит корявое объявление: «Парное молоко с под коровы».

Где бы вы не жили в Кринице, попасть на море вы сможете только спустившись по одной из трёх лестниц.
Главная из них, металлическая, ведёт к городскому пляжу.
Я несколько раз пытался считать её ступени, но каждый раз сбивался со счёта. Уверен, что их не более 134х и не менее 128.
Лестница- пологая, ступени — широкие, в три шага. Проходит эта лестница через тенистый лес и поэтому на ней никогда не бывает жарко.
Лестница эта — прекрасный тренажёр! Бегать по утрам на отдыхе, вы всё равно себя не заставите, но лестницу эту, как минимум два раза вверх и вниз пройти придётся, если захотите попасть на берег моря!
Collapse )




Извините за качество фото. Делались детской мыльницей. Не знаю, как разделить фото и как убрать повтор.
Спать хочется и голова не соображает. Спокойной ночи. :)
ч. и к.

Бес надежды.

Прошу прощения. Этот текст валялся у меня в документах. Он - не закончен - очень уж длинным мне он показался в своё время. Стоит ли продолжать?


Бес надежд.

Один наш доктор поехал отдыхать на море.
Раньше он это делал вместе с женой и детьми, но жены не стало, детей забрала к себе безутешная тёща и поездки на юг потеряли смысл. Проработав запойно три года без отпуска и выходных (ходить домой тоже не имело смысла), доктор так устал и изменился внешне, что его перестали узнавать даже пациенты – ветераны, поступающие к нему на повторные операции.
Коллеги озаботились и, пораскинув мозгами, послали доктора далеко: купили ему билет на самолёт и выгнали в летний отпуск:
- Лети-ка, мил человек, к морю! И чтоб семьдесят дней духу твоего здесь не было!
В тот год аэропорт Мурманска закрыли на ремонт, и всю гражданскую авиацию приютил военный аэродром, расположенный высоко в полярных сопках у посёлка Килп-Явр.
Ехать туда надо было четыре часа на припадочном автобусе системы ПАЗ. Трястись в промёрзшей колымаге через холодную июньскую тундру с её серыми камнями, с не растаявшим ещё с ледникового периода снегом и свинцовыми озерцами – тоскливо. Вот и принял наш доктор внутрь достаточную дозу коньяка и задремал, уткнувшись горячим лбом в холодное автобусное стекло.
Выходя помочиться на сугробы во время частых остановок, доктор неизменно догонялся поддерживающей дозой из плоской фляжки с надписью «Его же и монаси приемлют».
Укрыться от глаз обеспокоенных женщин в промёрзшей пустыне было негде и, поэтому, пьющие, и льющие мужчины тесно скапливались за кормой автобуса. Озабоченный водитель на каждой остановке жалобно просил:
- Мужики! Вы хоть на колёса там не ссыте! Примета ведь, ёмаё!

Осторожно! Под катом – много букв
Collapse )
ч. и к.

Путешествие в Стамбул.

Могут ли привлечь автора к уголовной ответственности за разжигание?

.............Бред и ужас Востока. Пыльная  катастрофа Азии. Зелень только на знамени

Пророка. Здесь ничего  не  растет, опричь усов. Черноглазая,  зарастающая  к

вечеру  трехдневной щетиной  часть света. Заливаемые мочой угли костра. Этот

запах!  С примесью скверного табака и потного мыла. И исподнего, намотанного

вкруг  ихних  чресел  что  твоя  чалма.

 Расизм?  Но  он  всего  лишь  форма мизантропии.

 И  этот  повсеместно даже  в  городе  летящий  в морду  песок,выкалывающий  мир  из  глаз  --  и   на  том  спасибо.

………………………………………………………………………………………………………………………………….

Снобизм?  Но  он  лишь  форма  отчаяния.  Местное  население,  в

состоянии полного  ступора сидящее  в нищих закусочных, задрав головы, как в

намазе  навыворот,  к  телеэкрану,  на  котором  кто-то   постоянно  кого-то

избивает.  Либо  -- перекидывающееся  в  карты, вальты и  девятки которых --

единственная  доступная  абстракция,  единственный  способ  сосредоточиться.

………………………………………………………………………………………………………………………………………

В  Топкапи  --  превращенном  в  музей дворце  турецкого  султана  -- в

отдельном павильоне собраны  наиболее священные сердцу всякого  мусульманина

предметы,  связанные  с  жизнью  Пророка.  В восхитительно  инкрустированных

шкатулках хранятся зуб Пророка, волосы с головы Пророка.  Посетителей просят

не шуметь, понизить  голос.  Еще  там  вокруг  разнообразные  мечи, кинжалы,

истлевший  кусок  шкуры какого-то животного с  различимыми  на  нем  буквами

письма  Пророка какому-то конкретному историческому лицу и прочие  священные

тексты, созерцая  которые, невольно благодаришь  судьбу  за незнание  языка.

Хватит с  меня и русского,  думал  я.  В  центре, под стеклянным  квадратным

колпаком, в раме,  отороченной золотом, находится предмет  темно-коричневого

цвета,  сущность коего  я не  уразумел, пока не прочел  табличку.  Табличка,

естественно, по-турецки и по-английски. Отлитый  в  бронзе  "Отпечаток стопы

Пророка".  Минимум  сорок восьмой  размер обуви, подумал  я,  глядя  на этот

экспонат. И тут я содрогнулся: Йети!

 

Стамбульские  же  мечети  --  это  Ислам  торжествующий.  Нет  большего

противоречия,  чем  торжествующая Церковь, --  и нет  большей безвкусицы. От

этого страдает  и  Св. Петр в  Риме. Но  мечети  Стамбула!  Эти  гигантские,

насевшие на землю,  не в силах  от  нее оторваться  застывшие каменные жабы!

Только минареты, более всего напоминающие -- пророчески, боюсь, -- установки

класса земля-воздух, и указывают направление, в котором собиралась двинуться

душа.

Gbrf

Хорошо, что меня там нет.

Очень тошно бывает жить в России.
Всерьёз думаю, как бы пристроить отпрысков куда – нибудь за рубеж.
Но сам не представляю, как бы жил вне России!
Да что там – «в России», как только переедешь за Урал, на восток – такая тоска наваливается! Словами не передать.
Первый раз я это ощутил, когда ещё во времена Советского Союза и в свой первый отпуск, с семьёй, отправился на Иссык- Куль. (В те времена, я мог себе это позволить!)
Хорошо устроились в Чолпон – Ата.
Природа – сказка: голубое прозрачное озеро, горы. Солнце сияет, а не жарко: озеро на высоте более 2 тыс. метров над уровнем моря.
Отдыхай – не хочу!
Но такая тоска навалилась! Спать – не мог. Всё время - предчувствие какой – то беды. Тревога.
Но уже влипли и путь назад, куда- нибудь в Крым - был не по деньгам.
Месяц там вот так перекантовывался. Но как только вышел из самолёта в Мин - Водах (полетели в конце отпуска к родителям в Нальчик) – как камень с души свалился! Так всё хорошо стало! А ведь тоже – не совсем Россия!
Потом приходилось жить в Новокузнецке (ездил на специализацию по спинальной травме), Новосибирске, Кургане, Омске, Перми.
И везде одно и тоже – тоска и такое ощущение, что умер и живёшь на том свете.
Последний раз за Урал - ездил в Горно- Алтайск: купили путёвку на конный маршрут.
И, вроде – весело, интересно, красиво, жизнь на свежем воздухе, купание в ледяной Катуни, а такое ощущение, что не живёшь: тоска и ощущение какого- то краха.
В 90годы стали ездить в Америку. Всегда – в Джексонвилл, Флорида.
Тамошние нейрохирурги каждый год приезжали к нам в Мурманск, а мы – ездили к ним.
Принимали – праздник и фейерверк!
С утра – в их госпиталя, вечером – обширный отдых. Тепло, океан, запахи - блеск!
Но спать не мог. К утру засыпал чуть- чуть и тут же просыпался в холодном поту и с сильнейшим сердцебиением.
Уже и бегал с одним из американцев по утрам до изнеможения, купался до одури, алкоголь глотал на ночь – ничего не помогало!
Но стоило вернуться в Мурманск – всё становилось на свои места, как и не было ничего.
Легче было в Швеции и Норвегии, хотя с норгами трудно ладить. И всё равно – не покидало ощущение потерянности и тоски.
Легче всего – в Финляндии! Но всё равно, каждый раз с облегчением вздыхал, возвращаясь домой.
Сейчас ещё хуже. Ни за какие деньги не поеду в Египет и Турцию. Почему то мысль о такой поездки вызывает отвращение. Не был никогда, а заранее – противно.
Раньше ездил и не один раз в Абхазию, Аджарию. Сейчас ехать туда – не хочется.

Иногда мечтаю о вольной жизни где нибудь на тропических островах. Что – бы как на картинке: лагуна, пальмы над водой, чистый и крупный песок, волны разбиваются в море о коралловые рифы…
Но каждый раз думаю: вот так обрубишь всё, уедешь на острова и окажется вдруг, что жить там я не могу.
Почему то тянет пожить где- нибудь в предгорьях Кавказа, но там то точно убьют мирные пастухи.
Gbrf

На Эверест в одиночку – впервые.

Многие мои родные занимались (и занимались серьёзно) альпинизмом.
Я – нет. Но горы меня завораживают. Об альпинистах могу читать, смотреть и слушать бесконечно.
Такие люди, как Райнхольд Месснер – притягивают, как магнит.
Рассказ о Морисе Уилсоне я взял из его книги «Хрустальный горизонт»


Морис Уилсон был первым, кто вздумал взойти на Эверест в одиночку. Он не был альпинистом, но твердо верил, что глубоко религиозный человек, очищенный постами и молитвой, может достичь чего угодно.
Уилсон, знал, что человек с божьей помощью может все, и он решил покорить Эверест.

Морис Уилсон родился в 1898 году в Бредфорде. В 1916 году, в восемнадцать лет, он добровольно записался на военную службу, стал старшим ефрейтором, потом лейтенантом, получил награду за храбрость, после ранения в левую руку и грудь был демобилизован.
В мирной жизни он себя не нашёл. Эмигрировал в Америку.
Увлёкся йогой и с помощью поста и молитв излечился от тяжёлого недуга.
Ему хотелось, чтобы это средство стало известно всему человечеству, но для этого надо было совершить нечто исключительное.

Случай вскоре представился. Отдыхая в Шварцвальде, в маленьком кафе во Фрайбурге, Уилсон совершенно случайно прочитал вырезку из старой газеты с сообщением об экспедиции на Эверест 1924 года. Он узнал о шерпах, о яках, которые тащили груз, о ледниках, штормах и непреодолимых препятствиях. Эверест!
Теперь он знал, что нужно делать. Наконец-то мир будет потрясен. Это была фантастическая, безумная идея. Уилсон не имел ни малейшего представления об альпинизме.

Он задумал сам лететь в Тибет, приземлиться на леднике Восточный Ронгбук и идти далее к вершине пешком. Никакого представления об Эвересте, об альпинизме, о полетах. Его друзья были в ужасе. А он смеялся и говорил: «Да всем этим я овладею».

Он купил подержанный «Джипси Мот», написал на его боку «EVER WREST» и поступил в Лондонский аэроклуб.

Collapse )

«Движение к цели есть сама цель» — гласит буддистская мудрость, и это подтвердил безумный Уилсон.
Gbrf

Десять дней в Черкассах

Украинцы игнорируют удвоенные согласные. Пишут "каса» вместо «касса», «шосе» вместо «шоссе».
Часть отпуска я провёл в Черкассах с одной буквой «с».
Чудесное место! Украинцы не считают его курортом, а зря.
Возможно, они плохо знают свой город.
Здесь есть всё, что необходимо отпускнику: солнце, вода, фрукты, красивые девушки и, главное – покой.
Нет в людях той агрессивной оголтелости, что так утомляет в жителях русских городов. В России каждый ждёт пинка и сам готов кого угодно пнуть. Напротив: жители Черкасс улыбчивы и доброжелательны.
На перекрёстках я первое время останавливал свой автомобиль в крайнем правом ряду, под зелёной стрелкой. По украинским правилам я должен был обязательно свернуть на право. А я не поворачивал! Не знал этого правила и мешал идущим сзади автомобилям.
Так вот: никто не давил со злобой на клаксоны, но крутил у виска, не высовывал в окно третий палец.
В зеркале заднего вида и видел только усмешки: «Что поделаешь! Тупой кацап едет!»
В Курске не позже, чем через три минуты по выходу из дома я обязательно слышу мат и вижу подростков с пивом в литровом пластике.
Ни разу не слышал такого в Черкассах! И пиво так не глохчут.
Знаю, что пьют хохлы не меньше нашего, но пьяных почти не видел. А те, кого видел, почему то казались мне русскими с двумя «с».
Одеваются скромнее, чем в России.
Может быть из - за жары, но почти не видел девушек и женщин в брюках. Но нет и безумных мини.
Всегда для меня хохлушки рифмовалось с «пампушки», но в этот приезд почти не видел полных девушек. Это меня не огорчило.
Не городском пляже – чисто. На фоне тех помоек, в которые превращены берега курского Сейма это представляется чудом.
Прекрасен парк в Сосновке!
В магазинах, даже в супермаркетах, покупателей совсем мало. Цены – неправдоподобно низкие. Сам я их плохо помню, но жена – в изумлении.
В одном магазине услышали было от продавщицы родное: «Откуда я знаю!».
Но тут же пожилая женщина приструнила молодуху: «Они - наши гости! Вы должны им всё объяснить и рассказать!».
Удивило то, что продавщица тут же «исправилась».
Отдыхали мы, в основном, на берегу Днепра, точнее – у Кременчугского водохранилища.
Если есть транспорт (велосипед – даже лучше!), то в трёх километрах от центра и в пяти минутах езды по улице Береговой, идущей параллельно Чигиринской улице, вы найдёте прекрасные пустые песчаные пляжи с дюнами. От солнца всегда можно скрыться в тени тополей, растущих на берегу.
Если вы сносно плаваете, то за 25-30 минут можно доплыть до необитаемых островов. Они похожи по строению на атоллы – кольцевая форма, а в центре – лагуна. В середине лета «лагуна» пересыхает и превращается в подобие цирковой арены, состоящей из крупного белого песка. Острова поросли теми же тополями.
За все десять дней мы встретили на этих пляжах трёх рыбаков, да пару испугавшихся нас нудистов.
Чистота, ветер, вода и свобода!
К концу намеченного срока всерьёз встал вопрос: а стоит ли ехать в Крым?
Что плохо в Черкассах, так это – дороги.
Самое лучшее, что могли бы сделать власти города, так это снести весь дырявый асфальт с улиц.
Лучше уж просёлок, чем эти убийственные ямы!
И еще. Не видел в Черкассах ни одной стройки. Не был я там десять лет, а ничего нового построенного не увидел.
Но это не огорчило. Впечатление такое, как будто побывал в спокойном детстве.
.



Gbrf

Поездка в Крым.

Други моя!
Прошу совета.
Хочу поехать в августе в Крым.
Бывал ли кто нибудь в Солнечной Длине, Прибрежном, Курортном?
Это не так далече от моего любимого Коктебеля, но последний затоптан уже де невозможности.
Есть ли явки, адреса?
В быту мы неприхотливы. Но поедем с ребёнком 4 лет.
Поедем на авто.
Буду благодарен за любую информацию. Спасибо.
Gbrf

Суета сует.

Вся жизнь состоит из массы мелких и утомительных движений.
Взял вилку, наколол кусок мяса, жую, встал, отодвинул стул, снял тапочки, почесался, разделся до трусов (страшно не люблю прикосновение ткани к коже, особенно если, не дай бог, в ткани есть синтетика!), лёг.
Закрываю глаза. Покой.
Сердце колотится, зараза!
Ребра, живот двигаются в ритме дыхания. Что - то поскрипывает в груди, сипит в гортани.
И ничего с этим не сделать! Не отменить, не забыть, не прекратить.
Человек, краса вселенной, хозяин жизни…
Но только не своей. О чём говорить, если организм сам, когда хочет, зевает, кашляет, чихает.
А то, вдруг – икота. Сердце можем перешить, в космос слетаем, а икота и храп - неизлечимы!
Оболочка то потеет, то мерзнет, то влечёт мой свободный дух в сортир.
Почему то активные, сильные движения – в радость: бег на скорость, перепрыгивание препятствий, ныряние в глубину, многочасовые поездки на велосипеде, любовь…
Это же суетливое вошканье, поддерживающее существование тела – раздражает без меры!
Во, ключевое слово! Тело. От этого, ещё невостребованного трупа - так устаёшь!
А что начнётся, когда вся эта телесная мелочь станет барахлить?
Заскрипят колени, очки не станут помогать глазам, раскрошатся зубы, грудь зажмёт жаба, горло передавит астма, Альцгеймер вступит в голову.
В какую даль покатишь не велике и куда нырнёшь от всего этого?
Как это примерить: и покоя хочется, и жить надо?
Что, эти вещи несовместимы?
И что, жить легко – всегда трудно?