?

Log in

No account? Create an account

Категория: общество

В России хотят ввести налог на смерть – ежемесячный платеж, который обеспечит достойные похороны.
Gbrf
onoff49
Как сообщает «Московский комсомолец», инициатива содержится в проекте закона «О погребении и похоронном деле», подготовленном Министерством строительства РФ.
Предполагается, что взносы с граждан будет работать по принципу обязательного страхования смерти.
Платежи будут взиматься с зарплаты работника вместе с другими отчислениями.
Деньги будут накапливаться на специальном счете и при необходимости покроют все расходы на похороны в рамках гарантированного перечня услуг.
Таким образом гражданам не придется «копить на похороны» при жизни, за них это централизовано сделает государство.
Кроме того, часть из этих денег пойдёт на содержание кладбищ.
В проекте Минстроя РФ есть еще ряд инициатив.
В частности, ввести реестр аккредитованных ритуальных агентств, утвердить правила вызова похоронного агента, сделать доступным бронирование места на кладбище через интернет.
До 1 декабря 2017 года правительство РФ должно доработать законопроект и внести его в Госдуму.
http://maxpark.com/community/4765/content/6077836


Вроде бы, всё логично. Логичнее, чем ежемесячные сборы на мифический капитальный ремонт. До ремонта этого, мы, возможно, не доживём, а смерть и похороны- неизбежны.
Но возникает ряд вопросов:
1. Почему такое предложение исходит от Министерства строительства РФ?
Возможно строители надеяться на то, что должники будут из могил выкапываться и утилизироваться, а освободившаяся земля — застраиваться?
2. Можно ли рассчитывать на какие-нибудь бонусы в случаи преждевременной смерти?
3. Если живёшь очень долго и умирать не собираешься, можно ли взять деньги назад?
Или, хотя бы, рассчитывать на более пышные похороны?
В комментариях на это сообщение на сайте Maxpark мне понравилась такая вот запись:
«Лучшее на что смогут претендовать граждане, регулярно платящие налог, это целлофановый пакет, могилка приблизительно 1 м 20 см глубиной, впритык с другими умершими согражданами, возможно бутылку дешевой, паленной водки на 10 человек. И... о чем давно писал- арендная плата за могилу (обслуживание). Злостным должникам: умерших родственников выкапывают и сбрасывают в общую яму за кладбищем.
Там же есть отличное предложение:
"Большинство населения России с радостью от даст месячную зарплату, а пенсионеры,- месячную пенсию на похороны правительства и госдумы в полном составе! Срок — 1 месяц. Кто не желает умирать -закопать живьём!"

Ссылка на МК:
http://www.mk.ru/social/2017/11/09/rossiyanam-predlozhat-platit-ezhemesyachnyy-nalog-na-smert.html

О К.С.
Gbrf
onoff49
Ксения Собчак, по моему мнению- несомненная шестёрка Кремля, а конкретнее — Путина.
За короткое время она рассказала, что Крым- территория Украины, а Россия- страна «генетического отребья». Сталин, по её мнению- «кровавый преступник» . И, в дополнении ко всему,Собчак оправдывает введение санкций против России .
Совершенно ясно, что человек, говорящий такое совершенно не стремится к тому, что бы стать президентом нашей страны.
Зачем же тогда всё это?
Всё просто.
Всё , что говорит Собчак, в той или иной форме говорят и многие весьма уважаемые в России люди. Например: Акунин, Шевчук, Гребенщиков, Явлинский, Сокуров и многие другие.
И теперь российский народ, слушая их аргументированную критику политики наших властей, скажет:
- Э! Да они говорят,то же, что говорит эта Собчак!
А к этой особи наши люди относятся с брезгливостью, граничащей с отвращением.
Таким образом, чувства наших людей обращённые к Собчак, будут перенесены и на весьма достойных людей, людей мнение которых многое значит для россиян и которых Кремль опасается.
Собчак запущенна политтехнологами Кремля для дискредитации оппозиции . А это- в интересах Путина.


Как получить согласие больного на операцию.
Gbrf
onoff49
Что это за «заря» и как она может быть «туманной»- совершенно не понятно, но именно на заре туманной юности я работал весьма общим хирургом в ЦРБ на перекрёстке семи дорог, рядом с большим лагерем строгого режима, социалистических строек, морского порта и среди массы смертельно пьющего населения. Не ЦРБ это была, а мясорубка.
Все эти битые, резанные, с прободными язвами и острыми панкреатитами в те времена к врачам относились с достаточным ( не в пример больным теперешним!) доверием.
Но и тогда случались индивиды, идущие наперекор неизбежности: ни в какую не хотели оперироваться при безусловных показаниях к хирургии.
Беседовали мы с ними, убеждали, вызывали родственников и т. д. Но порою на всю эту дипломатию не было времени.
Наш заведующий поступал в этих случаях так: назначал больному какой-нибудь опиоид ( промедол, омнопон, морфий) и, когда больной впадал в лёгкую эйфорию- вновь подкатывал к нему с предложением оперативного лечения.
Чаще всего охмурённый наркотиком больной говорил:
- Делайте,доктор, что хотите. Я вам доверяю. А я пока подремлю....
Но случались и промахи. Некоторые после такой «премедикации» посылали врача на хрен.
- А у меня ничего уже не болит! Отвянь , лепила, дай поспать.
Один наш коллега, хирург из этой же ЦРБ, получил тупую травму живота. Разорвалась у него селезёнка и стал он умирать от острой кровопотери.
Но до конца, до полной потери сознания, твердил истерически:
- На операцию не согласен! Знаю я вас.
Уговаривали, охмуряли наркотиками и седативными- ни в какую!
Взяли на стол, когда отключился, уже без всякого на то согласия.

Наследники этой методы есть , оказывается, и сейчас.
Повелели нам, как головному в области мед. учреждению, разобраться с жалобами ( а было их ровным счётом -пять) на заведующего травматологическим отделением одного из городов региона.
Доктор этот , что бы не тратить время и нервы на получения согласия больных на операцию и на беседы с их активно глупыми родственниками, повелевал вводить больным с черепно-мозговыми травмами, нуждавшимся в операции, барбитураты внутривенно.
Затем- подключали такого, впавшего в медикаментозную кому больного, к аппарату ИВЛ.
Родных этого больного наш доктор допускал в реанимацию.
Говорил им:
- Вот видите как! Умирает. Если срочно не возьмём на стол- умрёт непременно....
Родственник, ошеломлённые атмосферой реанимационного отделения и видом своего поверженного родственника, тут же соглашались на все хирургические коврижки.

Только однажды этот метод потерпел фиаско. Родственники погружённого в наркоз больного потоптались у его постели и сказали:
- Умирает? Да и х.р с ним! Замучил он всех своими пьянками и мордобоем.
Слова они, конечно, другие употребили, но смысл был тот.
Доктор наш больного этого всё- таки прооперировал.
Больной выжил и даже бросил пить, драться и материться. С правосторонним гемипарезом и моторной афазией всё это делать затруднительно.
Родственники написали высокохудожественную жалобу. Был, мол, мужик, как мужик, честный трудяга и примерный семьянин, а врачи его — изуродовали.
Признали мы эти жалобы совершенно необоснованными. Доктору же, в приватной беседе, предложили больше такой ерундой не заниматься.
Но сами- задумались. На фоне теперешней, всё более нарастающей борьбы общественности за права человека на глупость, нам, врачам необходимы новые инструменты работы с пациентами и их родными.
А то все, кому не лень, вставляют палки в колёса.
Болезным же и их родственникам дано следует понять, что не врачи их главные враги на пути к коммунизму здоровью. Хотя здоровье так же недостижимо, как и этот самый коммунизм.

Последнии дни Высоцкого.
Gbrf
onoff49
Читать сейчас об обстоятельствах смерти Владимира Семёновича Высоцкого — тяжело.
Любимый всей страною человек, человек имеющий сотни влиятельных друзей, умирал в Москве, в месте тогдашнего сосредоточения современной советской медицины, умирал «на дому», как престарелый инвалид, которому отказала в госпитализации «скорая помощь».
Правильная медицинская помощь ему не оказывалась и это — ещё один парадокс: Высоцкому НЕ ОКАЗАЛИ помощь врачи — реаниматологи, которые прекрасно знали всё о его болезнях прошлых и тяжёлой последней — наркомании.

Сейчас эти врачи много говорят разного, но что бы они не говорили, истина в том, что они просто испугались лечить Высоцкого.
Высоцкий пел о мужестве, дружбе , смелости.
Но когда к нему пришла беда , оказалось, что всё это он пел трусам, которых не накормишь «баснями».

На фоне этих «нерешительных» врачей, выделяется один — доктор Анатолий Федотов.

Кандидат медицинских наук, реаниматолог, Анатолий Федотов долгое время был единственным человеком, с которым В.В. мог откровенно говорить о своей болезни и которому полностью доверял.
Высоцкий мог позвонить Федотову в 4 утра, и Анатолий Павлович тут же мчался помогать.
Это Федотов спас Высоцкого , когда он впал в «клиническую смерть».
Вероятнее всего, никакой смерти — не было, но легенда — красивая и Федотов её поддерживал.
Думаю, что ему можно простить эту маленькую неправду: любому нормальному врачу приятно ощущать себя спасителем. Тем более — спасителем кумира!
Читать дальше...Свернуть )

http://bozaboza.ru/upload/catalog/403/t_1200x0x0531ef3fd1.jpg


Я не даю здесь ссылки на источники. Их чересчур много. За несколько лет я прочёл десятки книг о жизни и смерти Высоцкого, сотни статей и интервью.
Посмотрел множество документальных фильмов. Услышал сотни "сплетен в виде версий" от , якобы, свидетелей последних дней Высоцкого.
То,что в результате сложилось у меня в голове, я здесь и публикую.
Как ориентир дам только одну ссылку. Это главы из книги В. Перевозчикова


http://www.liveinternet.ru/community/vladimir_vysotsky/post68680140/

Где та молодая шпана, что сотрет нас с лица земли?
Gbrf
onoff49
В России надо устроить что-то типа китайской «культурной» революции.
Пусть молодые русские хунвейбины вытрясут из министерств, Думы, Кремля всю зажравшуюся «элиту» и её холуёв и займут их кабинеты.
Думаю, что 25 летний комиссар управлял бы, например, РЖД лучше, чем всё просравший Якунин.
И так далее.
Дурацкий колпак всем «якуниным» на голову и водить по улицам в голом виде под улюлюканье толпы.
А иначе — никак! Не может порочная система сама себя улучшить. Не в её это интересах.
Во все времена так было: руками молодых всё ломалось до основания, а затем на чистом месте строилось что-то более прогрессивное.
Грозный напустил на своих олигархов молодых и ярых опричников.
Пётр 1 опирался на молодых, обученных в Европах. Октябрский переворот в России большевики совершили руками молодых.
Но всё ли можно поручить молодым? Как быть с медициной, например? Или с педагогикой?
Хрестоматийный врач, знахарь, целитель, как и мудрый учитель — всегда старик, убелённый сединами.
Целительница- женщина в сказках и мифах - всегда старая ведьма. (А женщин учителей, наставниц в этих источниках- вообще не найти!)
Бог с ними, с делами прошлыми!
У нас сейчас в больнице одна треть всех врачей — работающие пенсионеры.
В противотуберкулёзном диспансере, где работает моя жена, все врачи — клиницисты — пенсионеры.
Все!
За десять последних лет в диспансер не пришло ни одного молодого доктора.
Год назад умер , работавший в диспансере, восьмидесяти шестилетний ЛОР- врач. Найти нового специалиста — не могут: врачей, желающих лазить в уши и рот туберкулёзникам не существует.
И тут правительство в очередной раз, но уже на полном серьёзе , предложило не выплачивать пенсии работающим пенсионерам.
Кризис, мол, и секвестрация бюджета и ничем нашу экономику другим не спасти, как только отнятием денег у отработавшего свой гарантийный срок россиян.
Если такое случится, то не все, но очень многие специалисты бросят работу и сядут на небольшие, но спокойные и гарантированные пенсионные деньги.
И хрен с ними, с туберкулёзниками, которые вымрут, не получая медицинской помощи! Может быть так нашими властями и запланировано.
Но уйдут ведь и ведущие хирурги, кардиологи, эндокринологи, гинекологии т. д.
Смогут ли их заменить молодые специалисты?
Уверен — смогут!
Знаю массу примеров, когда волей случая во главе отделений, больниц, а то и обл. здравотделов становились совершенно юные врачи. И они — отлично справлялись!
Так что если медицинские хунвейбины захватят власть, ничего худого для пациентов не произойдёт. Справятся! То есть и врачи справятся и пациенты.
Заодно юные Семашки отменят всю медицинскую писанину, мед. регалии и чины.
Они вернут народу бесплатную медицину, а зарплаты медикам сделают высокими.
Врачей — взяточников- расстреляют и на врачебные должности посадят фельдшеров и мед. сестёр. ( Потому, как после этих массовых расстрелов докторов совсем мало останется). Сначала это вызовет увеличение смертности, но лет через 5-10 никто уже и не вспомнит, какими были врачи до переворота и всё устаканится.
Только так можно что-то изменить в нашей медицине.
Все эти припарки к её мертвому телу в виде указов, реформ и точечного отстрела особо одарённых — ни к чему хорошему не приводят- с каждым днём делается только хуже.
Так что — дерзайте, молодые!
В конце концов, ведь достигнув с возрастом командных высот, мы делаем именно то, о чём мечтали в молодости.
Зачем же так долго ждать?
Одно беспокоит: есть ли молодые, готовые взять всё в свои руки?
В том же противотуберкулезный диспансере, о котором я написал выше, администрация — сплошь юные создания.
Но они ни хрена не делают!
Держат нос по ветру, лебезят перед начальством, не высовываются и присматриваются к возможностям попилить хилый больничный бюджет.
На большее их не хватает.

Если бы вы знали, как мне надоел скандал;
Я готов уйти; эй, кто здесь
Претендует на мой пьедестал?

Где та молодая шпана,
Что сотрет нас с лица земли?

Мусорный ветер.
Gbrf
onoff49
Как только появляется время — сажусь на велик и еду по заученному маршруту.
Знаю десятки тихих полевых и лесных тропинок, пустых шоссе и безлюдных пляжей на реке Сейм.
Через тридцати минут кручения педалей лёгкие, кровь и голова очищаются от повседневной скверны и перестаёт существовать всё, кроме упругого ветра в лицо, запахов травы и свежей листвы, речной воды и цветов. Наступает чувство счастливого одиночества...
Ну, да. Так и было ещё лет пять назад. А сейчас всё труднее бывает спланировать маршрут так, что бы не столкнутся со всё более агрессивным миром человеков.
Люди теперь — хуже клопов — проникают в каждую щель. Или лезут изо всех щелей?.
Все известные мне красивые уголки окрестности города, все уединённые пляжи на реке, все стёжки — дорожки — истёрты, заплёваны и загажены.
Красота — это проклятие природы! Как только что-то красивое делается доступным — тут же красивому приходит конец.
Автомобили и велосипеды марки «Stels» - орудия убийства всего живого.
Как только к обрывистому песчанному берегу соснового бора над тихой водою прокладывается автомобильная колея, сначала внедорожника, а потом машин всё более «паркетных», как тут же исчезает и тишина и чистый песок, да и сосны со временем редеют, превращаясь в угли для убогого шашлыка. И всё это — под орущий шансон. Пристрелил бы этих «шансонье» скопом без суда и следствия!
Так вот и сегодня, тщательно объезжая все известные мне лесные свалки и скопища людей, проехал малый круг километров в 20 и , делать нечего - захотелось окунуться в воду.
Рядом оказался популярный у нас в городе пляж.
Оставил велосипед у сосны и потопал по глубокому песку к воде.
Народу- что твой Сочи! Народ это — мертвенно белокожий с красными пятнами свежих солнечных ожогов.
Пакеты,окурки, бутылки лежат ещё не плотным слоем. На не захламлённых участках возлежат люди и жуют.
К мусору- полная толерантность! Никто не делает ни малейшей попытки убрать у себя из под носа рваные кроссовки, мятые пластиковые бутылки и, как бы не прокладки весьма использованного вида.
Потом обратил внимание на стайку детишек, стаявших на мелководье, как пингвины и наблюдавших, как спасатели в аквалангах вытаскивают из воды зеленоватый труп утопленника.
Вытащили, положили на плотный сырой песок у самой воды. Сели рядом, стали куда-то звонить.
Через пять минут и утопленник и спасатели всем надоели и народ вернулся к своему отдохновению.
Картина! На жёлтом песке — зеленоватый труп, в пяти метрах — купаются и играют в воде счастливые отдыхающие, орёт «музыка», воняет шашлыком и пивом, мусорные полиэтилен шелестит и летает по ветру и над всем этим — вечернее солнце на розовеющим небе.
Никакой надежды.
Ебиомать! И этот народ потом в больнице нос воротит:
-У вас тут нечисто, невкусно, да и не с тем выражением лица вы меня осматриваете , да и разговариваете без пиетета. Что за врачи, что за сёстры! Да я сейчас же в Европу поеду!

И засрёт и Европу и Америку с Израилем заодно. И там же будет всем недоволен. Но ехать уже будет некуда, да и не за чем.
К тому же я не уверен, что медицина в Европах гораздо лучше нашей.
Чище в ней - это да, но это — временно.
Скоро все пациенты России переберутся лечится в Европы.
Вот тогда и поговорим об ценностях Европы и её же, матушки, медицине.

Кто я такой?
Gbrf
onoff49
Для правительства я — бюджетник, которому надо урезать зарплату и загнать реформами в угол, из которого — один путь: бунт, тупой и беспощадный.
Для СМИ — врач убийца, взяточник, неуч и халатнопреступник.
Для больных- тот же взяточник ( во взяточничестве меня подозревает каждый новый пациент, который бывает страшно раздражён и разочарован, когда его подозрения не оправдываются), хам и крикун. Очень редко, неохотно, через губу признают хорошим специалистом, а то и спасителем. Впрочем, те, кто признаёт меня таковым вслух, чаще прочих пишут потом жалобы во все интимные органы нашей власти.
Для домашних — ,,работает , работает, а денег нет не фига,, .
Для подчиненных- ,, заебал своими придирками и поучениями, старый хрен, когда ж тебя, зараза, на пенсию уйдут.,,
Для работодателя — трудовая единица, обуза и вечная проблема.
Для коллег- друзей: хороший в прошлом приятель, с которым теперь общаться приходится только на бегу, а вмести выпивать — исключительно на поминках по таким же , как мы, но умершим хрычам.
Для лейтенантов их наркоконтроля ( редактор подчеркнул это слово красным и предложил заменить на ,, наркокартель,,) я — подозреваемый в продаже казённых наркотиков, а то и в их употреблении.
Для друзей по ЖЖ - доктор, который пишет ерунду про политику.
Для соседей - ходячий справочник по вопросам медицины, от нейрохирургии с неврологией, до проблем ЭКО и педиатрии. Правда, на счастье, теперь меня с успехом заменяет Интернет.
Всё чаще вопросы мои соседи формулируют так:
- Я в Интернете прочитал (а), что....... Это правда?
Для самого себя я — неудачник. Всё чаще думаю, что останься я работать на комбинате Печенганикель ( работал там год, не поступив сразу после школы в мед вуз.) , то сделал бы гораздо более успешную карьеру.

Любовь и национальность.
Gbrf
onoff49
Давно это было. Я учился тогда в медицинском институте и женился на девушке, которую знал с восьмого класса.
После весёлой студенческой свадьбы отправились мы с ней на поезде в путешествия из Петербурга в Москву.
Впрочем, тогда сказали бы: «из Ленинграда». А Москва так и называлась: «Москва», а не «Москвабад».
«Лучший вид на этот город- если сесть в бомбардировщик...».

И как только вышли мы на перрон Ленинградского вокзала — увидели плачущую Аню.
Впрочем, это только я увидел «Аню», жена же видела зарёванную девушку с разбитой в кровь коленкой, под разорванным чулком. ( Это был именно чулок, а не колготки, как позже было выяснено достоверно).
Моя жена, которой всегда больше всех надо, сказала:
- Ой, как упала! Давай поможем.
Взяли мы девушку под руки и повели в медпункт вокзала, предварительно завязав её круглое колено моим платком.
И за всё то время, которое понадобилось нам, что бы доковылять до пункта, и уже потом, когда её перевязывала толстая фельдшерице, Аня ни разу не посмотрела в мою сторону и не не назвала по имени.
Потом моя молодая жена и Аня уединились в задней комнате мед. учреждения и стали там шуршать и шушукаться. С тревогой я прислушивался к их шёпоту, но — пронесло.
Жена моя, просто отдала Анне свою «запасную» пару капроновых ( или нейлоновых?, был ли тогда нейлон?, ни фига не помню...) чулок.
Аня поблагодарила нас, всё так же не глядя в мою сторону и навсегда исчезла в московской сутолоке.
- Бедная девушка!- сказала жена.- А она ведь тебе понравилась! Будешь отрицать?
Как же - «понравилась»! Эту Аню я любил и собирался на ней жениться. Но ничего я об этом не сказал и никогда не скажу жене.

II

На первом же курсе мед. института я влюбился в однокурсницу. Вот в эту самую черноглазую Аню.
Ох и хороша она была! Тоненькая, стройная, с копной чёрных вьющихся волос. Фарфоровой, лунной бледности лицо, яркие губы. Претенденты на всю эту красоту табунами гарцевали вокруг Ани. А повезло — мне.
Стали мы с ней встречаться. Бродить по Питеру. Эрмитаж, Русский музей...
Ещё десяток музеев, где, возможно, было не столько интересно, сколько тепло и с потолка не сыпал нудный питерский дождь.. Потом- театры, тёмные кинозалы, встречи тайком от хозяек то на её территории, то у меня. И она и я — жили тогда, снимая комнаты в ленинградских коммуналках.
Потом пошли объяснения в любви и так далее. Кончилось всё это подачей заявления в ЗАГС.
Родителей мы решили не беспокоить.
Мы же всё очень верно рассчитали ( умны были - не по возрасту!): мне предки присылают деньги и ей — присылают. У обоих- стипендия. Вполне достаточно, что бы прожить первое время, а там- посмотрим …..
И вдруг- не из тучи гром!
Прихожу к Ане и на мой стук открывает дверь огромная бабелина с усами и говорит басом:
- Нет тут никакой Ани! И не было!
Захлопнула дверь.

И всё! Исчезла Аня в один день отовсюду и навсегда: не стало её ни в институте, ни на квартире, ни в самом Питере. «Ни вещичек её нет, ни записочки....».
Чуть позже, когда я в очередной раз, подвыпив, ломал двери в Аниной коммуналке, хозяйка её мне всё объяснила:
- Зачем всё время сюда ходишь, шум мне делаешь? Пьяный такой. Уехала Аня. Родители её увезли. Богатые люди! Мама её такая большая, белая. А папаша — посмотреть не на что. Скачет, как блоха в конверте....Не горюй! Вон сколько девушек ходит, одна лучше другой. А у Ханны, в её городе — жених есть. Нехорошо его обижать. Он Ханну в Израиль зовут. Большой человек! Гинеколог....
И хозяйка пытливо посмотрела на меня.
Потом, уже мягче, сказала:
-Уходи лучше, а то соседи милицию позовут. И не пей больше- не поможет. Лизе — привет от меня передай. Скажи, что Берта Наумовна в эту субботу её ждёт .
«Откуда — думаю,- она мою квартирную хозяйку, бабу Лизу, знает? На разных концах города живут, а знает. Наверное квартирные хозяйки- еврейки друг с другом друг знакомы. Мафия!».

Я, рождённый в городе Нальчике, знал кое-что о национальном вопросе. Но что бы национальность могла помешать любви — такого я не представлял. Да и не задумывался я ничуть о национальности Анны! Не до этого было.
Загоревал я и запил.
Обиднее всего было, что не позвонила мне Аня и не написала ни во время налёта родителей, ни после, уже из своего города. Знала ведь мой телефон и адрес в Ленинграде.
Друзья урезонивали:
- Не кипятись! Так оно даже и лучше. Всё равно не дали бы они вам жить. Развели бы и под монастырь тебя подвели. Им это — плёвое дело.
А недруги судачили:
- Анька — не дура! Поняла, что ни чего хорошего её с этим мудаком не ждёт! Вот и попросила маму с папой увезти её от греха подальше.
Сейчас я не исключаю, что правы были и те и другие.
С горя я связался с совершенно случайной, но красивой девицей и просаживал с ней все присланные и заработанные деньги в баре «Фрегат» на Заневском проспекте.
Через месяц таких интенсивных упражнений, поймали меня в подъезде крепкие азиатские ребята и, объяснив, что не стоит мне встречаться с татарской девушкой, избили до потери пульса.
С той поры я испытываю большие затруднения при общении с девушками и женщинами не европейской внешности. Деловые контакты — вполне возможны. Но любовные, плотские — исключены! Все желания — пропадают и падают на полшестого.
Потом в Ленинград приехала поступать в мединститут моя будущая жена, которую я знал очень давно, ещё по школе.
Увидел я её и все мои приключения показались мне глупыми и стыдными.

Истории с форума судебных медиков
Gbrf
onoff49
.

Воспитательница в детском саду помогает пацану натянуть ботинки...
Он попросил помочь, и здесь было над чем повозиться: ботинки застряли где-то на полпути, и ни туда, ни сюда... Когда воспиталка наконец натянула второй ботинок, пот с нее лил градом. Она готова была рыдать, когда этот мелкий выдал: "А они не на той ноге!" Действительно, правый ботинок был на левой ноге, а левый на правой... Снять ботинки было не легче, чем надеть... Воспитательница еле сдерживала себя, натягивая правый ботинок теперь уже на правую ногу.
И тут пацан объявляет: "Это не мои ботинки!"
Она с силой прикусила язык, чтобы не наорать ему в лицо "ЧЁ ТЫ РАНЬШЕ МОЛЧАЛ-ТО?" И снова она полчаса маялась, пытаясь стянуть эти ужасные ботинки.
Когда ей это все же удалось, он сказал: "Это ботинки моего брата. Мама заставила меня носить их." Воспиталка уже не знала, смеяться ей или плакать.
Собрав последние силы и терпение, она все же натянула ботинки снова и спросила: "А где твои варежки?" На что мальчик ответил: "Я запихал их в носки ботинок..."
Суд над воспитательницей начнется на следующей неделе
****
Пришла весна. Зазвенела капель. Запели птички. Дворник Никодим вышел на улицу. Сорвавшаяся с крыши сосулька убила дворника Никодима.....
Врач в морге задумался над графой о причине смерти и, улыбнувшись, написал: "Весна пришла!"

Рассказал патологоанатом.
Реальная история бывшая со мной год назад. Беру "направиловку" топаю в морг, а трупа нет... Ну нет и нет может не доехал ещё. А рядом труп вскрытый, а документов нет.... Стою и думаю: «Ведь его забрать должны, а кого забрали?». Посетили меня сомнения. Стою курю и думаю. А санитарка то после праздника мутит её слегка…. Может перепутала чего? Взял «скорую» и поехал по адресу спрашиваю где труп, а они на кладбище...
Поехали на кладбище /дорога одна/ а там процессия из 5и машин и мой труп во главе колонны.. До кладбища 50 метров... «Стойте –говорю -- не того хороните..
Все встали, подходит дочь. Я говорю: «Извините, это не ваша мама, ваша в морге».
Покуда меняли труп вся колонна стояла. Жара, лето и четыре гроба стоят: жду пока "правильный" приедет. Вот так родная дочь хоронила мать... Не дай бог... это юмор?
А если бы я не успел ? Долго потом я смеялся.

Судьба удалённой опухоли.
ч. и к.
onoff49
Удалили мы у больного опухоль головного мозга.
Послеоперационное течение – гладкое. Головные боли у него прошли, слабость в правых конечностях исчезла и речь восстановилась.
Последнее – не в нашу пользу: стал он уж очень много говорить и всё какую то хрень. Не бред, а всё больше глупости на бытовые темы.
Спрашиваем у жены:
- Как он вам? Не отразилась ли операция на его высоком интеллекте?
Жена:
- Что вы, что вы! Он такой умный стал: ничего я не понимаю, что он буровит! Но складно так, как по писанному….
Психологи- психиатры посмотрели и говорят:
- Средне социальная норма!
И вот эта среднесоциальная норма приходит ко мне перед выпиской и спрашивает:
- Вот вы у меня опухоль удалили, а где она?
- Мы её направили патологоанатомам. Они её положили под микроскоп и увидели, что опухоль доброкачественная. Живите долго и радуйтесь!
- Спасибо. Но я вас вот что прошу – отдайте мне мою опухоль.
- Зачем?! Что вы с ней делать будете?
- Я её похороню на кладбище в освящённой земле. Опухоль ведь - часть моего организма, а я – христианин. Значит и опухоль моя – христианка. Я уже и жалобу на вас написал на всякий случай. Не отдадите – дам ход!
Нет, думаю, не правы психиатры!
Всякое бывало, но с такой просьбой никто ко мне не обращался.
Так я больному и сказал. Говорю:
- Вы ведь завтра выписываетесь? Идите пока в палату, а я с коллегами посоветуюсь, как быть.

Бывали у нас случаи, когда граждане свои ампутированные руки- ноги с военными почестями хоронили. Два- три случая таких помню. Но - опухоль!?
Всё отрезанное – ампутированное раньше сжигалось у нас в кочегарке. Потом кочегарки не стало и отходы эти стали хоронить на кладбище вместе с бесхозными трупами.
По молодости знал одного ампутанта. Ему на работе повредило током обе ноги и правую руку, да так, что пришлось их ампутировать. Работодатели не хотели ему платить за увечье, и дело дошло до суда. Как уж он так ухитрился, я теперь не помню, но только его адвокат приволок в суд его ампутированные обугленные конечности! Где то они их морозили всё это время. Судья и народные заседатели – в обморок и блевать! Бабы - что возьмёшь! Но проблевавшись присудили всё в пользу этого ухаря и стал он получать неимоверные по тем социалистическим временам деньги. Что- то более пятисот рублей. Вот он и похоронил свои ноги и руку, чуть ли ни с оркестром! Спился потом за два года и помер в горячке.
В том же году наша гинеколог Октябрина – высокая бой- баба блондинка неимоверной красоты ампутировала за что то матку у болящей женщины. После операции вышла в предоперационную и, как полагается, решила рассмотреть препарат. А матки – нет! А случай – криминальный! Изловили плачущую дуру санитарку, юных лет, первую неделю трудящуюся в операционной и выяснили, что выкинула она криминальную матку на бытовую больничную помойку!
Октябрина, как была в неснятом операционном халате, так и побежала, куда указали - на помойку.
Не знаю, может наврала Октябрина, но рассказывала она, что отобрала препарат у бродячей собаки.
- Вижу,- говорит,- несёт, сука, окровавленный свёрток. Ели оторвала!
Так, надкусанную и отдали патологоанатомам.
А про опухоль наш анатом Рувимыч мне сказал- посоветовал:
- Да отдай ты ему любой кусок чего ни будь побольше и пусть делает с ним, что хочет! Всё равно попы хоронить безымянное мясо не станут! А то отдай ему препараты: стёкла с «нарезкой» его опухоли. Он их может и дома хранить. За иконой, например, раз уж он такой упёртый в вере. Отдают же хирурги желчные камни своим больным. Некоторые тётки из них бусы себе делают. Им это от чего- то помогает.
Короче, завтра я так и попробую поступить: отдам часть окрашенных препаратов опухоли больному.
Но ведь он, умник, сообразит, поди, что опухоль на стёклах – не вся. А ну как начнёт требовать всю целиком?!



-