Category: музыка

Gbrf

Good bay, Америка?

Смутно припоминаю, что я на эту тему как будто бы уже писал. Не уверен, Но даже если и писал- не могу не повториться!
Не понимаю наших интернетовских патриотов, ополчившихся на Америку.
Политики- хрен с ними: пишут и говорят, что велели. У них свои, шкурные, интересы.
Но чем не угодила Америка интернетпланктону?
И чем тупее индивид, тем злее он настроен к США.
Дело тут, я думаю, в элементарной неграмотности.
Я вырос в СССР. Советский официоз относился к заокеанским противникам ещё суровее.
За неосторожное слово вполне могли обвинить в низкопоклонстве. Встречи с американцами, мягко говоря- не приветствовались в том учреждении, откуда родом наш президент. «Голос Америки»- глушили. Носители первых американских джинсов в СССР осуждались. Сатирические журналы были переполнены карикатурами на дядю Сэма.
Но книг никто не отменял!
Как мы могли плохо относиться к стране, где работал Марк Твен с его Томом Сойером и Гекельберри Финном?
А потом пошло: Фенимор Купер, Майн Рид, Джек Лондон, Эдгар По, Брет Гарт, «Хижина дяди Тома» писательницы с длинным именем.
А фантасты! Брейдбери, Айзек Азимов, Клиффор Саймак....
Называю тех, кто сразу в голову пришёл. На самом деле читано американских книг гораздо более.
Чуть позже- Хемингуэй, Воннегут, Джон Чивер, Сэленджер, Апдайк, Фолкнер.
И , опять- называю тех, кто сверху оказался, не напрягая память.
Каюсь, не читал Синклера Льюеса и из Драйзера прочитал только «Сестру Керри».
Стояли эти собрания у родителей на полках. Но — не пошло, не легло на душу, не осилил.
В советском зашоренном обществе эти книги были , как ИВЛ для коматозного больного. Они стимулировали к жизни. Не писали и не говорили в то время так в СССР: свободно, без оглядки , с непочтением к авторитетам.
«Над пропастью во ржи» меня, подростка- потрясла. Я представить не мог, что мой сверстник может так говорить, жить, думать.
А американская музыка? Я не классику имею в виду, я её, американскую- не знаю, да и есть ли она у американцев?
Но джаз мы слушали. Не понимали поначалу, но, вслушавшись- начинали любить.
Луи Амстронга и Эллу Фитцжеральд ( во, в писателях забыл Фрэ́нсиса Скотта Фитцжеральд , а ведь люблю!) - знали хорошо. Советская власть их не прессовала. Мол, что тут поделаешь- негры, угнетенные и линчуемые в США. Пусть поют.
Ночами слушали сквозь завывание «глушилок» передачи о джазе Вилла Коновера.
Советы не ведали, что творят. Достаточно свободно можно было слушать Боба Дилана. Не говоря уже о Пите Сигере и Джоан Бэйлз. Эти проходили, как борцы за свободу в тёмном мире чистогана и бесправия простых американцев.
Потрясали «The Doors». Мы ничего не знали о Джиме Моррисоне и его судьбе. Английский знали плохо, да и расслышать слова на отвратительных магнитофонных записях было почти невозможно, а песни — завораживали!
А какой позывом к свободе были хиппи!
Словом читающего и думающего человека Америка учила совсем не плохому.
Не могут же герои Лондона этому научить!
И вот что интересно. Наши Пушкин , Чехов, Достоевский, Толстой, Гоголь не входили с американскими писателями в противоречие.
Грибачёвы , Нагибины, Бабаевские и Пановы с ними ну никак рядом не смотрелись, а эти классики — были с ними на одной волне. Американские писатели были, для меня по крайней мере, логическим их продолжением, последователями. (Чивер мне кажется американским Чеховым, например).
Так что никакой неприязни к Америке я испытывать не могу.
Ярость же патриотов объясняется тем, что книг они не читают, музыки не знают.
Их можно было бы пожалеть, но они- руку откусят.
Нас ещё , в любимом патриотами СССР ,научили тому, что Трампы уходят, а американский народ- остаётся.
PS
У меня остались самы лучшие воспоминания о американских коллегах. Только воспоминания, к сожалению. Как только миновала, проклинаемая ныне перестройка Горбачёва, контакты с зарубежьем резко затормозились. Это сильно вредит работе.
PPS
Пишу, не заглядывая в книги и интернет ( нет времени). Прошу у Вас и у авторов пощения, если неправильно написал их имена.
Gbrf

Oscar Benton - Bensonhurst Blues

Песня Bensonhurst Blues была написана Арти Капланом и Арти Корнфилдом и выпущена в 1973 году на альбоме Каплана «Confessions Of A Male Chauvinist Pig».

В 1979 году песню записал Оскар Бентон, а в 1981 году Ален Делон использовал её в фильме «За шкуру полицейского».
Бенсонхерст - эмигрантский район Бруклина, исторически считавшийся анклавом итальянской мафии.

Тебе так повезло.
Твоя красотка-секретарша, ха,
Говорит, что ты самый лучший.
Твое лицо всегда светится от счастья.
Скажи, ты ведь уже оплатил свои долги?
Но я знаю, что внутри
У тебя звучит Бенсонхерстский блюз

Так Бентон пел в молодости.l
.



Мне кажется, что с возрастом Оскар Бентон стал петь этот блюз даже лучше.


Gbrf

День рождения А.Блока.

В стихах А. Блока храниться вся моя юность, молодость, да и, пожалуй, вся последующая скучная жизнь.
Стоит открыть книгу и прочитать:

Май жестокий с белыми ночами!
Вечный стук в ворота: выходи!
Голубая дымка за плечами,
Неизвестность, гибель впереди!


И тут же накрывает, как дежавю́, лихорадка юности:влюблённость, пустой, залитый ночным солнцем Мурманск, упругий ветер с моря, ощущение нереальности всего происходящего, безвременье.

И далее, постоянно рядом: пьяницы с глазами кроликов....опустись занавеска линялая на больные герани мои..... берегу плёлся больной человек.....ты рванулась движеньем испуганной птицы,ты прошла, словно сон мой легка.....средь этой пошлости таинственной и ты вином оглушена?

Но вот уже: тридцать лет, хвать-похвать, — а сердца нет.


И куда мне было деться с этим?

Хочу
Всегда хочу смотреть в глаза людские,
И пить вино, и женщин целовать,
И яростью желаний полнить вечер,
Когда жара мешает днем мечтать.
И песни петь! — И слушать в мире ветер
!


Осталось только:

Работай, работай, работай:
Ты будешь с уродским горбом
За долгой и честной работой,
За долгим и честным трудом.
Под праздник — другим будет сладко,
Другой твои песни споет,
С другими лихая солдатка
Пойдет, подбочась, в хоровод.

И нет-нет, а придёт на ум:

Так хорошо и вольно умереть.
Всю жизнь скакал - с одной упорной мыслью,
Чтоб первым доскакать. И на скаку
Запнулась запыхавшаяся лошадь,
…..................................................
И полетел, отброшенный толчком...
Ударился затылком о родную,
Весеннюю, приветливую землю,
И в этот миг - в мозгу прошли все мысли,
Единственные нужные. Прошли -
И умерли. И умерли глаза.
И труп мечтательно глядит наверх.
Так хорошо и вольно.


Последнее время постоянно звучит в голове:

Рожденные в года глухие
Пути не помнят своего.
Мы - дети страшных лет России -
Забыть не в силах ничего.
Испепеляющие годы!
Безумья ль в вас, надежды ль весть?
От дней войны, от дней свободы -
Кровавый отсвет в лицах есть.


В какое время в России не родись — всегда оно страшное и глухое.
Кровавый отблеск, то ли от войн прошлых, то ли от войн предстоящих совсем скоро — всегда на наших лицах.
И что бы мы не вспомнили из истории России- это всегда воспоминания о будущем.
Gbrf

Музыкальный самострел.

БОльшую часть ночи провёл сегодня в больнице.
Не стреляйтесь, пожалуйста в висок! Это очень неэффективно: большая часть таких стрелков — выживает.
Многое зависит, конечно, от калибра пистолета. Есть варианты совершенно беспроигрышные, но наш пациент выстрелил себе в правый висок из малокалиберной пуколки.
Прооперировали.
Совершенно коновальная операция: выломали разбитую височную кость, отсосали мозговой детрит со сгустками крови. Тут и пуля, сама собой вывалилась на дно средней черепной ямы. Поставили дренаж, твёрдую мозговую оболочку — не шили. Послойные швы на мягкие ткани над отёчным мозгом.
После операции всё пошло горбами. По дренажу вдруг потекла кровища. Правый зрак полез вширь.
Опять — операционная. Сняли швы и удалили свежие массивные сгустки крови. Долго сидели на гемостазе. Ушли сухо. Но мы и в первый раз так сделали!
Сейчас на ИВЛ, но приходил в сознании: пожимал по команде руку, пытался вытащить трубку. Реаниматологи его «загрузили» и вентилируют. Льют кровь, борются с отёком мозга и т. д.
К утру всё нормализовалось. На глазном дне больших изменений нет, гемодинамика стабильная, по дренажу ничего криминального не течёт. Думаю, что через пень-колоду, со всевозможными осложнениями, но выкарабкается.
Так вот делали всё на автомате, а потом, как всегда — призадумались.
Все ведь планы мы человеку порушили! Не поблагодарит он нас, когда поправится. Да и родственники его — призадумаются.
Есть , правда тот вариант, что после такой травмы мозга характер самоубийцы изменится, а память ему — отшибёт.
Хотя... Будь это правая лобная доля — можно было бы надеяться на будущее благодушие и полный пофигизм, но при разрушении правого виска вариантов много.
Беда ещё и в том, что парень этот — музыкант и правша. А у правшей в правом полушарии мозга находится один единственный доминантный центр ( все остальные доминантные центры у них в левом полушарии мозга) — центр восприятия музыки и ритма. Он как раз на основании правой височной доли находится. Если центр «ушёл в отсос» - с музыкой наш парень может попрощаться.
Беда!
Охотничьи ружья — куда как гуманнее. :)
Gbrf

In the mood



Замечательно!
Но, по моему, Губенко в фильме "Подранки" читает лучше.



Может быть всё дело в музыке Marcello (Adagio)

Gbrf

Рок-н- ролл навсегда.

Вчера отметил ( и отметил хорошо!) — Всемирный день Рок-н-ролла.
В этот день ( или днём раньше- но это неважно) в 1954 году Билл Хейли (Bill Haley) записал сингл «Rock Around The Clock».
Так оно и началось. По крайне мере, так принято считать, хотя можно и поспорить.

Я слушал рок ещё «на костях»- звуковая дорожка наносилась умельцами на рентгеновскую плёнку.
Жили в Мурманской области, через озеро — Норвегия. Ровно в 19.00, настроенные на известную волну, все транзисторы и радиолы городка Никель ревели во всю мощь: «Can't buy me love, love...
И так — ровно 45 минут по кругу. Видимо норвежцы использовали эту битловскую песню, как маяк.
И все эти 45 минут, куда бы ты не пошёл — из каждого окна, из-за каждой двери, из каждой «Спидолы» , которую полагалось носить на животе с обнажённой, как шпага, антенной наперевес, неслось не смолкая:

Can't buy me love, everybody tells me so
Can't buy me love, no no no, no.......



Потом стали доступны магнитофоны. Притаскивали в школу немыслимо затёртые записи Битлз, Роллингов и т.д и молоденькая учительница «англичанка» восстанавливала на слух тексты и переводила их.
Она, эта англичанка, бывала в Англии. На наши вопросы о чём же поют Битлз и что говорят о них англичане, ответствовала:
- Англичане сами не понимают, о чём поют эти пацаны.

Самих «Битлз» я увидел впервые на фотографии в журнале «Крокодил». Что то там обидное про них было написано. Что именно - никто не читал, но фото- вырезали и хранили, как величайшую ценность.
В том же Крокодиле можно было увидеть первое в СССР фото Мика Джегера. Выглядел он вот так:


Даже для нас, фанатов, это было — слишком. Перебор.

Конечно, Битлз и, в меньшей степени- Роллинг Стоунз были отступлением от первоначального, забойного и открытого рока.
Потом пошло- поехало: психоделический рок, глэм, металл, панк.....
Но любовь к бесхитростному и азартному рок-н- роллу от Билла Хейли, Элвиса Пресли, Чака Берри, Литл Ричард, Джери Ли Люис, Бадди Холли осталась с нами навсегда.

Gbrf

Пацифист.

Вчера делал с младшим уроки (1 класс).
В Азбуке дан немудрёный текст:

Ударили морозы. Ребята решили залить каток. Сбросили пальто и принялись за дело.
А Коля стаял за деревом с коньками и думал: «Почему так долго замерзает вода?». Он хотел первым покататься на коньках».


В задании к этому тексту предлагалось придумать окончание рассказа.
Мой первоклассник посидел, покряхтел и придумал:

Вода всё -таки замерзла, и получился лёд. Коля надел коньки и первым прокатился по новому катку.


Говорю со злостью:
- Это ты считаешь справедливым?! Залить каток – непростое дело. Надо сделать борта из снега, выровнять поверхность, утрамбовать снег, а потом заливать каток горячей водой, постоянно её распределяя по площадке. Наверняка ребята, заливавшие каток, устали и ушли домой отдыхать и сушиться. Им уже не до коньков было. А бездельник Коля, который палец о палец не ударил- тут как тут! Покатался всласть на коньках и, небось, всех этих трудяг дураками считает!

Смотрю, а мой мальчик шмыгает покрасневшим носом и того гляди – заплачет.
Смягчаюсь и говорю:
- Ты думаешь - пусть катается?
Тут первоклассник ударяется в окончательный рёв, обнимает меня и, уткнувшись  в плечо, вымочил мою футболку слезами.
Сквозь судорожные всхлипывания слышу:
- Да, ему ведь очень хотелось…

Абсолютный пацифист! Старается никого не обидеть, всем подыграть.
Редко отвечает прямо. Отвечая, поглядывает искоса, пытаясь понять, по нраву ли вопрошающему его ответ.
Меня это злит, и каждый раз я объясняю, что надо говорить прямо и так, как сам думаешь, а не так, как от тебя ждут.
Никакого следствия такие мои беседы не имеют.
Учу его примитивному боксу, и меня он бьёт своими кулачками с упоением.
Но своих сверстников – ударить ни-ни! Одноклассники его уже колотили и я вопрошал:
- Чему я тебя учил! Стукнул бы обидчика так, как меня лупишь – враз бы отстал!
Смотрит застенчиво и молчит.
Такая мимоза!
От пианино - не оттащить, дует в свой кларнет и без конца поёт. Любимый урок у него в общеобразовательной школе – музыка.

Вырастит из него, боюсь, содержимое музыкального училища. Выучится и уедет хормейстером на Камчатку. Есть уже такой прецедент в нашей семье.
ч. и к.

Наталия Медведева ( Марго Фюрер)

Предупреждение! Клипы, которые идут после "Токсова" - к Волковой отношения не имеют! Не смог найти эту её песню отдельно. Только в сборнике. Отсечь ненужное - не получилось.


На станции Токсово обнаружены волки.
Пьяный сторож их принял за бродячих псов.
Остались от сторожа обломки двустволки,
И "Walkman", играющий попурри из хитов...

...Семидесятых!
Когда жизнь началась,
Мы танцевали здесь,
На колени валясь,
И мальчик до боли - эн-но-но-но!,
Терзал гитару
В глухой микро вопя
"Браш ли скару"

На станции Токсово двухэтажный деревянный клуб,
Окруженный милицией, изучающей труп.
По снегу рассыпаны значки-причандалы,
Несуществующей страны времен скандала...

...Семидесятых!
Когда жизнь началась,
Мы танцевали здесь,
На колени валясь,
И мальчик до боли - эн-но-но-но!,
Делал страстным лицо,
В глухой микро вопя
"Портрет работы Пабло Пикассо"

На станции Токсово теперь стекло и бетон,
Мы выйдем из поезда, с тобой портвейна глотнем,
Забудем тягу разума и поглядим туда
Где от вокзала к клубу шла ленинградская шпана...

...Семидесятых!
Когда жизнь началась,
Мы танцевали здесь,
На колени валясь,
И мальчик до боли - эн-но-но-но!,
Лабал по пьяну,
В глухой микро вопя
"Донт хит ит даун".

Семидесятых!
ч. и к.

Всё понимаю! Тяжёлое было время. Врали нам много, многого лишили…
Но всё же, всё же, всё же…
То время разительно отличалось от теперешнего – бзделоватого и озлобленного.
Раз писались тогда такие песни, пелись и слушались, значит была ещё надежда.
Слушая теперешнее, понимаешь, что ничего хорошего уже не будет.