Category: литература

Gbrf

Новая книга нейрохирурга Генри Марша.

В издательстве Non-Fiction Эксмо ( 2017г) вышла новая книга Генри Марша: «Призвание. О выборе, долге и нейрохирургии».
Удивительная книга! Начал читать её в интернете и читаю уже второй час. Не оторваться. Буду искать книгу «в бумаге».
Первая его книга «Не навреди» у меня стоит на почётном месте. Постоянно в неё заглядываю
.

Обе эти книги доступны в интернете.
Для ознакомления рекомендую:
Не навреди: https://goo.gl/52cFDu
Призвание: https://goo.gl/DQ8KdV

Несколько отрывков из одного из рассказов:

Когда-то давно я думал, что нейрохирургия — занятие
для гениев, которые способны мастерски орудовать и рука-
ми, и мозгом, совмещая науку и искусство. Я был убежден,
что нейрохирурги — раз уж они имеют дело с мозгом, в кото-
ром рождаются человеческие мысли и чувства, — необычай-
но мудрые люди, что уж им-то наверняка удалось постичь
глубочайший смысл жизни. В молодости я просто принял
к сведению, что физическое вещество нашего мозга произ-
водит на свет нематериальные мысли и чувства. И я верил,
будто работу мозга можно объяснить и понять. Однако, став
старше, я пришел к выводу, что мы не имеем ни малейше-
го представления о том, как именно в физической материи
зарождается неосязаемое сознание. Этот факт все больше
и больше подпитывал мое любопытство и восхищение, но
одновременно меня тревожило понимание того, что мой
мозг — подобно всем остальным органам моего тела — ста-
реет, что стареет мое «я» и мне никак не узнать, что кон-
кретно во мне могло измениться.


«Дело дрянь, — думал я с отвращением, принявшись уда-
лять несколько кубических сантиметров мозга мистера Уи-
льямса под неприлично громкое хлюпанье вакуумного отсо-
са. — Чем тут можно гордиться? Работа грубая, как в лавке у
мясника........»
Наблюдая в микроскоп за работой вакуумного отсоса
(им управляли мои руки, скрытые из поля зрения), который
трудился над мозгом бедолаги — разрывал и выдирал куски
опухоли, я подумал, что в прошлом уж точно не поддался
бы панике. Я бы хладнокровно пожал плечами и продолжил
работу. Теперь же, когда моя карьера близилась к закату,
я чувствовал, как защитная броня, которую я носил на себе
все эти годы, начинает разваливаться, оставляя меня таким
же беззащитным и уязвимым, как пациенты.
Горький опыт
подсказывал, что идеальный вариант для мистера Уильям-
са — умереть на операционном столе. Однако ни за что на
свете я не позволил бы этому случиться. Я слышал, что в от-
даленном прошлом некоторые хирурги спокойно допускали
такой исход операции, но мы сейчас живем в совершенно
ином мире. В подобные моменты я всем сердцем ненавижу
свою работу. Физическая природа всех человеческих мыс-
лей, непостижимое единство разума и мозга перестает быть
чудом, внушающим благоговейный трепет, и превращается
в жестокую и грязную шутку.



Я понял, что, работая с мозгом, ничего не узнаешь о
жизни — разве что лишний раз ужаснешься тому, насколько
она хрупка. Нельзя сказать, что под конец карьеры я пол-
ностью утратил веру и иллюзии — скорее в определенном
смысле разочаровался.
Gbrf

Good bay, Америка?

Смутно припоминаю, что я на эту тему как будто бы уже писал. Не уверен, Но даже если и писал- не могу не повториться!
Не понимаю наших интернетовских патриотов, ополчившихся на Америку.
Политики- хрен с ними: пишут и говорят, что велели. У них свои, шкурные, интересы.
Но чем не угодила Америка интернетпланктону?
И чем тупее индивид, тем злее он настроен к США.
Дело тут, я думаю, в элементарной неграмотности.
Я вырос в СССР. Советский официоз относился к заокеанским противникам ещё суровее.
За неосторожное слово вполне могли обвинить в низкопоклонстве. Встречи с американцами, мягко говоря- не приветствовались в том учреждении, откуда родом наш президент. «Голос Америки»- глушили. Носители первых американских джинсов в СССР осуждались. Сатирические журналы были переполнены карикатурами на дядю Сэма.
Но книг никто не отменял!
Как мы могли плохо относиться к стране, где работал Марк Твен с его Томом Сойером и Гекельберри Финном?
А потом пошло: Фенимор Купер, Майн Рид, Джек Лондон, Эдгар По, Брет Гарт, «Хижина дяди Тома» писательницы с длинным именем.
А фантасты! Брейдбери, Айзек Азимов, Клиффор Саймак....
Называю тех, кто сразу в голову пришёл. На самом деле читано американских книг гораздо более.
Чуть позже- Хемингуэй, Воннегут, Джон Чивер, Сэленджер, Апдайк, Фолкнер.
И , опять- называю тех, кто сверху оказался, не напрягая память.
Каюсь, не читал Синклера Льюеса и из Драйзера прочитал только «Сестру Керри».
Стояли эти собрания у родителей на полках. Но — не пошло, не легло на душу, не осилил.
В советском зашоренном обществе эти книги были , как ИВЛ для коматозного больного. Они стимулировали к жизни. Не писали и не говорили в то время так в СССР: свободно, без оглядки , с непочтением к авторитетам.
«Над пропастью во ржи» меня, подростка- потрясла. Я представить не мог, что мой сверстник может так говорить, жить, думать.
А американская музыка? Я не классику имею в виду, я её, американскую- не знаю, да и есть ли она у американцев?
Но джаз мы слушали. Не понимали поначалу, но, вслушавшись- начинали любить.
Луи Амстронга и Эллу Фитцжеральд ( во, в писателях забыл Фрэ́нсиса Скотта Фитцжеральд , а ведь люблю!) - знали хорошо. Советская власть их не прессовала. Мол, что тут поделаешь- негры, угнетенные и линчуемые в США. Пусть поют.
Ночами слушали сквозь завывание «глушилок» передачи о джазе Вилла Коновера.
Советы не ведали, что творят. Достаточно свободно можно было слушать Боба Дилана. Не говоря уже о Пите Сигере и Джоан Бэйлз. Эти проходили, как борцы за свободу в тёмном мире чистогана и бесправия простых американцев.
Потрясали «The Doors». Мы ничего не знали о Джиме Моррисоне и его судьбе. Английский знали плохо, да и расслышать слова на отвратительных магнитофонных записях было почти невозможно, а песни — завораживали!
А какой позывом к свободе были хиппи!
Словом читающего и думающего человека Америка учила совсем не плохому.
Не могут же герои Лондона этому научить!
И вот что интересно. Наши Пушкин , Чехов, Достоевский, Толстой, Гоголь не входили с американскими писателями в противоречие.
Грибачёвы , Нагибины, Бабаевские и Пановы с ними ну никак рядом не смотрелись, а эти классики — были с ними на одной волне. Американские писатели были, для меня по крайней мере, логическим их продолжением, последователями. (Чивер мне кажется американским Чеховым, например).
Так что никакой неприязни к Америке я испытывать не могу.
Ярость же патриотов объясняется тем, что книг они не читают, музыки не знают.
Их можно было бы пожалеть, но они- руку откусят.
Нас ещё , в любимом патриотами СССР ,научили тому, что Трампы уходят, а американский народ- остаётся.
PS
У меня остались самы лучшие воспоминания о американских коллегах. Только воспоминания, к сожалению. Как только миновала, проклинаемая ныне перестройка Горбачёва, контакты с зарубежьем резко затормозились. Это сильно вредит работе.
PPS
Пишу, не заглядывая в книги и интернет ( нет времени). Прошу у Вас и у авторов пощения, если неправильно написал их имена.
Gbrf

Умер Евгений Евтушенко

Поэты молодеют, умирая.
Смерть - это смерть для нравственных калек,
а смерть поэта - молодость вторая,
вторая жизнь, - теперь уже навек.


Последний из поэтов, повлиявших на меня в молодости.
До него ушли Вознесенский, Окуджава, Рождественский, Ахмадулина, Бродский.
Он и здесь всех перехитрил.
Меньше всех прочих из этой плеяды я любил Евтушенко.
Но без его стихов в журнале «Юность», без его эпатажа во времена СССР и его игры с властью- нет моей юности.
Царствие ему небесное.
А сейчас время стихов для меня прошло. Ушло это время вмести с поэтами моей молодости.
Gbrf

Умники и умницы?

По субботам, если есть время, стараюсь посмотреть передачу «Умники и умницы».
Кажется мне, правда, что со временем передача эта стала хуже, но не об этом сейчас речь.
Долгое время я радовался тому, что есть вот такие умные и начитанные детишки, сильно отличающиеся от тех, кого я вижу вокруг в повседневной жизни.Но сейчас - засомневался.
Появилось в передаче нововведение: участнику , играющему на красной дорожке, где нельзя ошибаться, в случаи осечки задают два вопроса ( «Блиц»).
Отвечает- играет дальше. Нет — уходит.
И подряд, в двух передачах, один участник не смог ответить на вопрос о том, кто написал «На западном фронте- без перемен», а другой- убил меня окончательно.
Ведущий прочёл ему с выражением:
Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела....


Вопрос: какому персонажу и из какой книги принадлежат эти строки?
Юноша , подумав секунду, ответствовал:
- Василий Тёркин.
Остаётся порадоваться тому, что молодое поколение знает Твардовского.
Gbrf

Кто бы сегодня посмел написать такое?

Глядя на всё вокруг, вспоминается великий наш Александр Сергеевич Пушкин:

Эпиграмма

Мы добрых граждан позабавим
И у позорного столпа
Кишкой последнего попа
Последнего царя удавим.

Вместо "царя" так и тянет вписать другую должность, но она в строфу не лезет.
И ещё.
Пушкин в "мрачные годы страшного царизма", в окружении сатрапов, стукачей, под надзором Бенкендорфа, на боялся писать такое. А кто мог бы сейчас эдакое сказать , в стране, где запрещена цензура, провозглашена свобода слова и прочая демократическая муть?
Gbrf

Книга нейрохирурга.



Жизнь нейрохирурга нельзя назвать скучной, и порой она приносит глубочайшее внутреннее удовлетворение, однако за это надо платить. Никто не застрахован от ошибок, и в конечном счете приходится жить с осознанием их последствий. Нужно учиться объективно оценивать то, что видишь, стараясь при этом не потерять человечность. В историях, приведенных в данной книге, рассказывается о моих попытках – иногда неудачных – найти золотую середину между необходимой отчужденностью и эмпатией, которой требует профессия хирурга, золотую середину между надеждой и реалистичным взглядом на вещи.
Я ни в коем случае не хочу подорвать веру людей в нейрохирургов или, если уж на то пошло, во врачей в целом, но надеюсь, что моя книга поможет понять, с какими трудностями – зачастую не технического характера, а связанными с человеческим фактором – нам приходится сталкиваться.


Это отрывок из предисловия в книге английского нейрохирурга Генри Марша « Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии»

http://www.chitai-gorod.ru/catalog/book/895676/

Замечательная книга! Всем рекомендую. Спокойная, честная, мудрая.
После этой книге моя собственная писанина о медицине кажется мне совершенно дурацким зубоскальством.
Gbrf

В чём я не согласен с Дмитрием Быковым.

С удовольствием слушал лекции Дмитрия Быкова по литературе.
Скачал всё что мог и слушал в свободное время: в машине, на скучных медицинских посиделках и (было дело) - в операционной.
В отличии от своих занудных коллег умеет он рассказывать о литературе увлекательно и интересно.
Все лекции переслушал и перешёл на его ночные посиделки на «Эхо Москвы». Там есть программа, которую ведёт Быков. Называется «Один».
Нравятся мне и отношение Быкова к истории, политике.

До этого читал его книги. Романами я не проникся, а стихи — отличные.
Заказал новую книгу Быкова о Маяковском. Книга о Пастернаке — прочитана. Вон она- стоит на полке, над монитором.
Словом- нравится мне Быков и как автор и как лектор и как человек.

Очень в немногом я с ним расхожусь.
Одно из этих расхождений- отношение к молодым.
Быков утверждает, что сейчас молодёжь, особенно рождённые после 95 года — сплошь талантлива и даже, его любимое слово- гениальна.
Считает, что именно это поколение через 5-7 лет выведет Россию в мировые лидеры.
Дай бог, конечно, но у меня совсем другое мнение о молодых.
Сужу по тем студентам и молодым докторам, что приходят к нам в больницу.
Знаний у них — крайне мало.
Теми знаниями, что у них есть, они манипулировать не умеют: гибкости и живости мышления - ноль.
Инициативы — столько же. Желания работать и того меньше.
Едва переступив порог больницы, ноют, что мало получают.
Хотят всего и сразу , но палец о палец для этого ударить не хотят.
Отношение к больным — презрительное.
К старшим коллегам- такое же. Судачат и злословят не прекращая.
Они ведь не знают, что в больнице — везде уши и что все их « тёрки» тут же становятся известны тем, кого они обсуждают.
Мы в постоянном активном поиске новых кадров, но за последние десять лет нашли только одного молодого доктора, которого приняли в свой коллектив и он в нём- прижился.

Может быть Быков общается с молодёжной элитой?
Те молодые люди, что приходят к нам в больницу докторами и студентами, на его лекции точно не пойдут! Ни хрена они ведь не читают.
Наверняка, если будут комментарии на этот пост, то мне под нос сунут старый анекдот об отношении к молодым в древней Месопотамии, Риме и ещё где- то в далёком прошлом.
Ну и что? Правы ведь оказались эти древние брюзги: люди в самом деле со временем всё более тупеют.
Судите сами: в старину изобрели колесо и с помощью примитивной техники и острого ума разобрались со строением вселенной. А сейчас «изобретают» новый дизайн мобильников и конструируют сверхбыстрые поезда.
Но как послушаешь о какой херне говорят по этим навороченным говорилкам и по каким дурацким делам спешат на «Спасанах» - тоска берёт.

Скачал последнюю быковскую программу «Один». Послушаю по дороге на работу.
Как то он меня успокаивает.
Gbrf

В чём не прав Олег Табаков?

Не понимаю, в чём неправ Олег Табаков? За что на него так набросились?





На Украине запрещают российские фильмы, составляют чёрные списки наших актёров, закрывают российские телевизионные каналы, поговаривают об ограничении некоторых российских книг. Ну и Бог с ними! Запрещают, так запрещают. Насильно мил не будешь.
Не многое украинцы потеряют, не смотря наше НТВ и Первый канал, не слушая Кабзона и т.д.
Но вот какое дело: украинских писателей, поэтов, актёров, украинские фильмы - в России и запрещать не надо!
Их и так никто у нас не читает, не смотрит и не слушает.
Из поэтов, очень подумав, возможно, вспомнят Тараса Шевченко. Но что он написал — уже не скажут.
Писателей- не знают. Я сам очень много читал и читаю, но украинские писатели мне не даются. Не интересно. Не читается.
Музыка? Народные песни, конечно же — великолепны!.
Но вот что интересно: певучая. музыкальная украинская нация не дала сколько -нибудь известных миру композиторов.
Украинских фильмов видел очень немного. Те, что видел — не впечатлили. Каждый год раньше( ещё три года назад) бывал на Украине. В кинотеатрах — только американские и русские ( их гораздо меньше американских) фильмы. Украинских — не видел.
Из актёров могу вспомнить только двоих: гениального Богдана Ступка и прекрасную Аду Роговцеву. Остальные — не выдерживают сравнения с российскими актёрами
Украинские художники? Есть ли среди них такие, о которых можно сказать «великие»?

Так в чём не прав Табаков?
Возможно он высказал своё мнение излишне обидно, но так ведь и ему обидно за русскую культуру, русский мир.
Если украинцам оскорбительно сравнение их писателей, поэтов и т.д - с российскими, пусть сравнят их с теми же « деятелями культуры» из Америки.
Не думаю, впрочем, что от такого сравнения украинцам станет легче.
Gbrf

Смертельная болезнь А.С. Пушкина.

К медицине А.С. Пушкин почтения не испытывал. Да и над больными он охотно подшучивал.
Вот как он описывает целебные источники Кавказских минеральных вод:

Машук, податель струй целебных,
Вокруг ручьев его волшебных
Больных теснится бодрый рой,
Кто жертва чести боевой,
Кто почечуя, кто Киприды,
Страдалец мыслит жизни нить
В волнах чудесных укрепить,
Кокетка злых годов обиды
На дне оставить, а старик
Помолодеть — хотя на миг.


Прим.
Почечуй — геморрой.
Жертвы Киприды. Киприда — это Афродита. Афродита — греческий эквивалент Венеры. Таким образом , Пушкин имел ввиду больных венерическими заболеваниями.

А вот о самом себе:

За старые грехи наказанный судьбой,
Я стражду восемь дней, с лекарствами в желудке,
С Меркурием в крови, с раскаяньем в рассудке -
Я стражду - Эскулап ручается собой.


Прим.
Меркурий — ртуть. Её препараты применялись при лечении венерических заболеваний во времена Пушкина.

По этому поводу уместно привести несколько строк из книги В. Вересаева "Пушкин в жизни".
На стр.62 Вересаев пишет следующее:

- Многих биографов смущает этот "меркурий в крови": не был ли Пушкин болен сифилисом? Данных для этого нет решительно никаких. <…> медицина того времени все три венерические болезни не считала качественно различными, и все они лечились ртутью (при гоноррее - внутрь).

Из писем А.И. Тургенева кн. П.А. Вяземскому:
- (12 февраля 1819 г.) Пушкин слег: старое пристало к новому, и пришлось ему опять за поэму приниматься.
- (22 февраля 1819 г.) Венера пригвоздила Пушкина к постели и к поэме.
- (18 июня 1819 г.) Пушкин очень болен. Он простудился, дожидаясь у дверей одной ... , которая не пускала его в дождь к себе, для того, чтобы не заразить его своею болезнью. Какая борьба благородства, любви и распутства!

Но Пушкин быстро поправился:

Я ускользнул от Эскулапа
Худой, обритый — но живой;
Его мучительная лапа
Не тяготеет надо мной.


Что тут поделаешь! В эротическом отношении Пушкин был одарен значительно выше среднего человеческого уровня. Он был гениален в любви, быть может, не меньше, чем в поэзии.
Мне кажется, что гиперсексуальность вообще присуща гениям. А если некто, претендующий на гениальность — не таков, то он, вернее всего- вовсе не гений.

Но что бы эдак любить надо ведь быть очень здоровым человеком.
Пушкин таким и был.
Здоровье А.С.Пушкина перед поединком.
Возраст: 37 лет Рост: около 167 см Правильное телосложение без признаков полноты Болезни детства: простудные заболевания, лёгкие ушибы мягких тканей. В 1818 году – тяжёлое инфекционное заболевание (предположительно малярия). Возраст 17-ти лет: имел незначительное выраженное варикозное расширение покожных вен нижних конечностей.

„Великолепная натура — сказал знаменитый хирург Арендт, пользовавший смертельно раненого поэта:— mens sana in corpore sano".

Но в в 1824 году Пушкин смертельно заболел. Спасти его могло только срочное хирургическое вмешательство.
Collapse )