Category: армия

ч. и к.

Как я брата с праздником поздравил, а он – меня.

Вспомнил, что надо поздравить с 23 февраля брата.
Он у меня – военврач. Полковник и всё такое прочее. Прошёл Афганистан и Чечню. На мой взгляд, с медициной знаком мало и знает её, в основном, через призму приказов и указаний свыше. Инициативы – ноль.
А был смышлёным мальчиком! Родителям, занятым педагогикой, было не до нас, и брата воспитывал я (он младше меня на семь лет).
Звоню. Начинаю поздравлять.
А он уже выпил чуток и полез в бутылку:
- Мог бы, ради праздника, не издеваться над армией!
У меня, как раз, и в мыслях не было - издеваться!
Но раз напросился – пожалуйста!
Говорю:
- Но вы ведь, военврачи, в мирное время – мало нужны, а в военное – призовут нас – гражданских.
У вас и солдаты все – гражданские ребята, но год призванные. Профессионал был у вас только Сердюков и того подвели под монастырь! Начнись война- сразу все командиры окажутся несостоятельны и будут заменены молодыми , никому до этого неизвестными, как это уже было во всех войнах.
Как брат услышал фамилию «Сердюков» , так его и понесло!
Не посчитался он с тем, что я его старший братии понёс по кочкам!
Нет, то что он мне про нашу гражданскую медицину сказал, я и так знаю, но слышать такое от родного человека – обидно. Положил я молча трубку и выпил вина.

Так мы с братом друг друга с днём Красной Армии поздравили.
Gbrf

Кто не кормит свою армию - кормит чужую.

Лежит у нас в реанимации мальчишка- солдат с черепно-мозговой травмой. Не знаю, что уж там у них в части приключилось.
Лежит, замете, не в военном госпитале, который есть у нас в области, а в сугубо гражданской больнице. (Это камешек в сторону военврачей, которые уже на меня обиделись за прошлый пост об ВМА). 
Как обычно в этих случаях, много административной суеты со стороны военных: почти каждый день приезжает главный врач госпиталя и берёт у нас интервью с пристрастием , а потом отзванивается своему военно-медицинскому начальству.
Звонят и ездят военные командиры из этой же части, расспрашивают, бумаги какие-то заверить подсовывают и тоже куда-то доносят и докладывают.
Отношения с ними – самые дружеские. Их можно понять - служба.
Инженеры по технике безопасности труда ещё более дотошны. Но в отличие от военных инженеры эти на дружбу не идут, а примитивно предлагают взятки- подарки для того, что бы мы изменили диагнозы их подопечным, искалеченным на рабочем месте, на более лёгкий.
И всё бы хорошо, но этот раз как-то кольнуло.
Разговорился с медицинским подполковником о его жизни. Про одно спросил, про другое: сколько служит и где, где воевал и с кем и т.д.
Заговорили о зарплате. У военных это кажется, называется «денежным довольствием».
Он хохотнул, глянул на меня снисходительно и назвал сумму. Не знаю, может быть на лице у меня что – то отразилось, но он ещё более снисходительно заржал, похлопал меня по плечу и изрёк:
- Кто не кормит свою армию - кормит чужую!
И так мне обидно почему-то стало, что взял и ляпнул первое, что в голову пришло:
- Так чужую кормить - дешевле бы обошлось, товарищ майор!
То ли подполковник за свою армию обиделся, то ли за «майора»- не знаю, но ушел, печатая шаг и хлопнув дверью.
А я подумал:
- Вот ведь, ебиомать! Армию, понимаешь ли, кормить надо, иначе придётся кормить чужую!
А кого собираются кормить наши власти, если они не «кормят» врачей, учителей, науку, искусство?
Дети мрут от онкологии, потому, что им такие же дети- одноклассники не успевают денег собрать на лечение «не у нас». А военное министерство миллиарды у нас украло и в зубах ковыряет и тем же гнилым зубом на нас цыкает!
Я понимаю, наёмным убийцам всегда платили больше, чем врачам! Но ведь эти и стреляют - то всё мимо и всё у них взрывается и тонет!
При таком отношении к невоенным и к не полицейским и к не ФСБ, а к людям, которые в самом деле пытаются что то полезное делать, не станет у нас скоро ни врачей, ни педагогов, ни Мацуевых с Гергиевыми и Темиркановыми.
Последние в этом списке и так, в основном, живут не в России, а первые – бегут из профессии и из страны.
И что это за армия будет в такой стране недокормленных «бюджетников»?
Тупая, т.к. учителей на них не хватило.
Больная, т.к. родились от больных родителей и врачами наблюдались только через замочную скважину.
Без культурная, потому, что какая же может быть культура у потребителей Стаса Михайлова, Тимоти и прочей телевизионной шелупени.
Вот такой злой пост. Надоело!


-
Gbrf

«Закрытие» Военно- медицинской Академии.

Сейчас все, кому ни лень, пинают военное министерство.
Можно подумать, что случившееся в этом воинском коллективе – редкость для России!
Да и не только в России. Во все времена и во всех странах на армии делались огромные преступные состояния.
Я плохо представляю суть армейских реформ. Но, по-моему, поставить туда министром штатского – здравая идея.
Люди изнутри, плоть от плоти армейские, ни на какие реформы не способны. Резать ведь надо по живому, не жалея. Люди, болеющие за армию, любящие её - этого не смогут.
Другое дело, что этот штатский не смог сдержать своих воров подчинённых. А, возможно, и сам во всём этом замешен.
Но я не об этом.
Совершенно здравой мне казалась идея реорганизации военно- медицинской академии в СПб.
Я понимаю - славная история, традиции, богатые медицинские коллекции, видные учёные в прошлом…..
Но почему врачи в армии обязательно должны быть военными? Чем военный организм отличается от штатского?
Говорят, что в Академии учат оказанию медицинской помощи в условиях современной войны.
Я не уверен, что кому-то известны эти условия. Гражданские врачи, например, давно заявили, что в случаи возникновения ядерной войны они не в состояние будут оказать медицинскую помощь населению.
Сил и средств у военных медиков куда как меньше, чем у гражданских. Но подобных заявлений они не делают. Может быть, потому что у них – приказ?
Ну, так вот.
Учат в Академии – очень качественно. По крайней мере, так было ещё десять лет назад.
У меня много друзей- военных медиков. Мой брат её закончил.
Я всегда им завидовал: такая профессура, такая база, такие толковые преподаватели.
А потом думал: закончат они с блеском свою Академию и пойдут в воинские части следить за чистотой сортиров, контролировать кухни, да снабжать спиртом воинов- командиров.
Солдаты и офицеры народ здоровый, болеют редко.
Заболевшего бойца тот же час отправляют в военный госпиталь, а то и в гражданские больницы.
Без практики, без постоянной врачебной работы выпускник Академии быстро тупеет и дисквалифицируется.
Мои знакомые военные врачи – отличные ребята. Но как врачи – уже никакие.
Сейчас, когда во многих госпиталях стали верховодить штатные специалисты это особенно видно.
Военные врачи остались там на организационных работах, а почти все лечащие врачи – штатские. Да и больные бойцы предпочитают что бы их лечили врачи гражданские.
И что я ещё заметил в своих армейских коллегах и брате : они почти начисто лишены самостоятельности, уверенности в себе, решительности. Всё решается долго, с переглядками , перезвонами и докладами по инстанциям и ожиданиями указаний от начальства.

Я с огромным почтением отношусь к военным врачам работавшим в Афганистане и Чечне.
Опыт их – бесценен. Тем более, что помощь раненным они оказывали наперекор всему тому бардаку, что царит у нас в медицине. И гражданской и военной.
Но в том же Афганистане вольнонаёмные гражданские врачи адаптировались быстрее. Они ведь делали гораздо больше операций в своих больницах, чем военные врачи. Видели больше сочетанных и комбинированных травм. Больше диагностировали и больше общались с больными. Опыт военных врачей – гораздо скромнее.
Вывод. Так зачем нужны военные медицинские вузы?
Военные кафедры есть во всех медицинских институтах. Вот там и обучать будущих Пироговых особенностям врачевания на поле боя.
А Академию переселить в пригород СПб. Ведь только это и предполагалось.
И, думаю я, военные просто не захотели отрываться от нагретого в центре Питера места.
Gbrf

22 июня, ровно в четыре часа…

Завтра 22 июня. Начало страшной войны.
Миллионы убитых, разруха , концлагеря с газовыми камерами, придуманными сентиментальными немцами.
Отступали, чуть ли не до Урала.
Потом, завалив дорогу фашистам трупами и утопив их в своей крови, победили.
А сколько треску было перед этой войной о непобедимости нашей армии!
Парады, учения, марши полуголых физкультурников…
Может быть и сейчас так?
Миллиардные затраты на вооружение, ракеты по Красной площади пешком ходят, министр форму воякам от Юдашкина заказывает.
А, не дай Бог, война … Что – опять драпать будем до Владивостока? У нас ведь все войны с драпоты начинались.
Может быть и в самом деле «война слишком серьёзное дело, что бы поручать его военным» (с)?
Gbrf

Бесплатный коматозник.

Лежит в реанимации мальчонка – солдатик.
По официальной версии, которую теперь не проверить и не оспорить - упал в казарме и ударился о твёрдый предмет головой.
После трёх часов полного благополучия – вдруг выдал судороги и впал в кому.
Привезли его в больницу.
Дежурные нейрохирурги его прооперировали. Сделали трепанацию черепа и удалили острую эпидуральную гематому, сдавливавшую головной мозг.
Операция – с техническими трудностями: возникло массивное кровотечение.
После операции – в коме уже двадцать девять дней. Искусственная вентиляция лёгких через трахеостому. Периодически – судороги.
Осматривал его в связи с жалобой матери.
А жалуется она на то, что администрация больницы настаивает на переводе солдатика в какой – нибудь военный госпиталь. Обязуются довести коматозного защитника Родины хоть в Воронеж (там есть большой военный госпиталь), хоть в Москву.
Посмотрел больного. Трогать его с места нельзя. Кома – прямое противопоказание к транспортировки.
Спрашиваю у местных начальников:
- А какая цель перевода из лучших условий – в худшие? Чего хотим добиться?
Ответ:
- Денег много берёт. У нас есть договор с Министерством обороны о лечении военных в нашей больнице, но они ничего нам не платят!

В истории – куча непонятных и скользких моментов.
У солдата – нарастающая анемия. Белки крови – низкие.
Пролежни. Признаки ирритации ствола головного мозга.
Газы крови - не определялись ни разу. Говорят – аппарат поломан.
Электролиты крови – тоже не известны.

Мамаша, естественно – воет.
Поговорили, обсудили. Связались с воинской частью, в которой служил солдат.
Сейчас военные гарантируют оплату лечения солдата. Оставили в больнице.
Но сам факт!
Забрало государство парня себе на службу. Не уследило за ребёнком, и парень убился.
А теперь государство не может или не хочет заплатить за лечение!
А другие гуманисты готовы выпереть парня хоть на грузовике с глаз долой и куда угодно!

Всё портят деньги! Люди стали скоропортящимися, сделав из них фетиш.
Не представляю, что бы ещё лет пять назад могла возникнуть такая ситуация.
Спокойной ночи.
Gbrf

На спутнике макаку чешет.

Нашёл это в журнале нового друга из любимого Мурманска.
http://beaver-mur.livejournal.com/6732.html#cutid1

Бродя по просторам Лурка, наткнулся вот на это чудо. Неоднократно встречал похожие штуки, но эта порадовала больше всего. Пусть тут полежит...

"Я американец, но вырос в СССР, мой отец служил военно-морским атташе при посольстве в Москве. Прожив 12 детских лет в Москве, уезжая, я говорил по-русски лучше чем по-английски. Но не в этом дело, мы недавно переехали в другой дом и я нашел свои логи, которые вел служа в радио разведке на тихом океане. Мои способности в русском языке были востребованы разведкой ВМС и я служил у них с 1979 по 1984 год. По долгу службы и для себя, я вел журнал. Казенную часть сдавал в архив, а свою себе. Мы — 7 человек, включая двух бывших немецких офицеров, которые побывали в СССР в плену, считались лучшими лингвистами в ВМС. Мы слушали эфир 24/7 и иногда, особенно когда были учения, проводили в наушниках по 18 часов.
Что-то было в записи, а в основном «живой» эфир. Я должен признать, что русских нельзя победить именно из-за языка. Самое интересное говорилось между равными по званию или друзьями, они не стеснялись в выражениях. Я пролистал всего несколько страниц своих старых записей, вот некоторые":


— Где бревно?
— Хер его знает, говорят, на спутнике макаку чешет.

Перевод:
— Где капитан Деревянко?
— Не знаю, но, говорят, что работает по закрытому каналу связи и отслеживает американские испытания прототипа торпеды Мk-48


— Серега, проверь. Димка передал, что канадчик в твоем тазу залупу полоскает.

Перевод:
— Сергей, Дмитрий доложил, что в Вашем секторе канадский противолодочный вертолет ведет акустическое зондирование.


— Юго западнее вашего пятого, плоскожопый в кашу срет, экран в снегу.
Перевод:
— (Юго западнее вашего пятого?) военно-транспортный самолет сбрасывает легкие акустические буйки в районе возможного расположения подлодки серии К, на экране радара множество мелких обьектов.


— Главный буржуин сидит под погодой, молчит.

Перевод:
— Американский авианосец маскируется в штормовом районе, соблюдая радиомолчание.


— Звездочет видит пузырь, уже с соплями.

Перевод:
— Станция оптического наблюдения докладывает, что американский самолет заправщик выпустил топливный шланг.


— У нас тут узкоглазый дурака включил, мол, сорри, с курса сбился, мотор сломался, а сам дрочит. Его пара сухих обошла, у них Береза орала.
— Гони его на хуй, я за эту желтуху не хочу пизды получить. Если надо, пусть погранцы ему в пердак завернут, а команду к нашему особисту сказку рисовать.

Перевод:
— Во время учений флота, южно-корейское судно подошло близко к району действий, сославшись на поломки. При облете парой Су-15 сработала радиолокационная станция предупреждения «Береза».
— Трам-тарарам… , при попытке покинуть район, лишить судно хода и отбуксировать.