Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Gbrf

Умники и умницы?

По субботам, если есть время, стараюсь посмотреть передачу «Умники и умницы».
Кажется мне, правда, что со временем передача эта стала хуже, но не об этом сейчас речь.
Долгое время я радовался тому, что есть вот такие умные и начитанные детишки, сильно отличающиеся от тех, кого я вижу вокруг в повседневной жизни.Но сейчас - засомневался.
Появилось в передаче нововведение: участнику , играющему на красной дорожке, где нельзя ошибаться, в случаи осечки задают два вопроса ( «Блиц»).
Отвечает- играет дальше. Нет — уходит.
И подряд, в двух передачах, один участник не смог ответить на вопрос о том, кто написал «На западном фронте- без перемен», а другой- убил меня окончательно.
Ведущий прочёл ему с выражением:
Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела....


Вопрос: какому персонажу и из какой книги принадлежат эти строки?
Юноша , подумав секунду, ответствовал:
- Василий Тёркин.
Остаётся порадоваться тому, что молодое поколение знает Твардовского.
Gbrf

Елда в белых кедах.

Катаюсь на велосипеде всегда по одному и тому же маршруту.
Начало его проходит по широкой лесной тропе, ведущей к реке.
Тропа эта — излюбленное место прогулок местных старушек- пенсионерок. Ходят группами и по одиночке, сплетничают во весь голос , прикладывают руки к толстенным берёзам и стоят так подолгу.
Старушки, побывавшие таким образом у берёз, вскоре исчезают. Умирают- говорят.
Вчера разговорился с одной из прогуливающихся бабушек ( лет десять назад, её, ещё вполне молодую женщину, мы прооперировали по поводу парасагитальной менингиомы головного мозга).
Воет бабуля в голос:
- Что ж это такое делается! Всегда ходили в лес и ничего не боялись. А сейчас ходит здесь мужик в белых кедах и елдой трясёт! Изловил Кузьминичну нашу и такое с ней вытворял - стыдно сказать!
Говорю:
- В милицию бы обратились!
- А что толку? Он — псих ненормальный. Через год, на второй- в психушке лежит. Что ему милиция сделает?!
Поохал, посочувствовал и поехал далее.
Мораль?
Сложно тут с моралью. Дело в том, что про этого мужика с елдой в белых кедах, я слышу уже лет пятнадцать!

Всем миром боремся с педофилами.
Учителей- мужчин давно надо всех привлечь и посадить превентивно. А хули? Не за нищенской же зарплатой они идут в школу!
Но старушек от геронтофилов никто защищать не торопится.
И чёрт его знает, кто важней, старушки или детишки?
Дети- они ещё не жили. Ничего не создали, никого не полюбили, ничего в жизни не сделали стоящего. Они жестоки и порою — опасны.
Их смерть никого, кроме родителей и ещё 3-4 родственников, сильно не опечалит.
А старухи- обязательно чьи-то матери, сёстры, бабушки, тёщи и свекрови ( как бы к ним, к свекровям и тёщам, многие не относились!). Много работали и часто они — заслуженные, в своей сфере деятельности, люди. Заслуженные учителя, врачи.
Жили они в трудные времена, а когда жить стало легче- состарились. Жалко их.
Но что-то я не слышал о фондах , собирающих деньги для лечения стариков от рака. Почему бы это? Старики то раком болеют чаще, чем дети!
Богаделен у нас — практически нет. А те, что есть- печальное зрелище...
И так далее.

Так что ложь, пиздёшь и провокации эти разговоры о высокой нашей одухотворённости, православной нравственности и божественной морали, туды её в качели.
Старые — всем в тягость.
Да и фантазируют, пожалуй, старушки об этом маньяке в белых кедах. За пятнадцать лет и елда его должна бы прыть потерять и белые кеды - износится.
Всё это - их девичьи неудовлетворённые грёзы.
Не теряют наши бабушки с годами половую прыть.
Отсюда и мечты о елде торчком и в белых кедах.
Gbrf

Развод.

Разводятся со своими жёнами два моих молодых коллеги.
И всё у них- как под копирку: обоим по тридцать лет, оба — хирурги, оба прожили с жёнами по 8 лет.
И у обоих жёны — из семьи торгашей.
Потомственные такие торгаши! В СССР заведовали кто базой, кто магазином , кто за прилавком стоял в мясном отделе и т. д.
Во время перестройки — и того пуще: торговать стали «от себя». Начали с кооперативных магазинов, кончили сетью ларьков и магазинов, оптовых складов.
У одного доктора- мальчик девяти лет, у другого- девочка такого же возраста.
Года два назад стали замечать, что детишки эти — постоянно с папашами.
Папаши водят их в школу, на занятия спортом, на уроки английского. В разговорах- темы не свойственные отцам: где и что прикупить ребёнку из одежды, чем лучше кормить.
Синхронно оба год назад ушли жить с детьми к своим родителям, оставив жильё на жён.
Недавно оба подали заявление на развод.
Оба, независимо друг от друга, говорят одно: жёны дома не живут. То массажные солоны, то сауны, то занятия фитнесом. И при каждом удобном случаи- посиделки с «девочками» в кафе и на дому. С детьми — общение формальное: ути-пути, целовашки с обслюнением, а реальные дела и заботы - на папанях.
Оба недавно возили детишек в Иткол. Учили кататься на лыжах
Спросил одного из них: «Чего без жён то всё?».
Коллега ответил:
- Хочу, что бы парень знал, что жизнь , это не болтание по магазинам и не бесконечные бла-бла- бла за столиком кафе, под коктейли! Что есть другие города, умные люди, горные лыжи, книги, а не бабьи сайты в интернете, походы с друзьями, разговоры без мата....

Пока ещё жена этого врача приходила к нам в отделение. Ревела, просила на мужа повлиять.
Приходила с сыном. Мальчишка — совершенно отстранённо по отношению к матери себя ведёт. Сел поодаль в ординаторской, уставился в окно и молчит.
Видел его ранее с отцом. Совсем другой ребёнок! Оживлённый, что-то радостно говорит, отцу в рот смотрит.
Такая вот беда.
Спросил коллегу:
- Куда ж ты раньше смотрел?
Ответил с горечью:
- По молодости на личико клюнул, на фигурку. Года на два этого хватило. А потом такая хабалка из -за всей этой мишуры выглянула... Не могу!
Беда ведь,что при разводе наверняка оставят детей с этими мамашками. Думаем, чем мы можно коллегам помочь.
Gbrf

Нальчик. Доктор Хакулова.

https://mirvracha.ru/news/show/3596

Это случилось в декабре 2011 года, когда в Нальчике погибли восемь новорожденных, все недоношенные.
Прокуроры проверили и разобрались, отправив на скамью подсудимых заведующую отделением реанимации и интенсивной терапии новорожденных родильного отделения Арину Хакулову. Доктора обвинили в причинении смерти по неосторожности младенцу, появившемуся на свет кесаревым сечением из-за отслойки плаценты на 33-34 неделе гестации.
Примечательно, что доктор Хакулова мальчика выходила, сняла с ИВЛ и отправила в специализированное отделение РДКБ, где он скончался на 5 сутки пребывания после внезапного отключения в больнице электричества.
Республиканский Минздрав обвинения не поддержал.
БМСЭ Ставропольского края в мае 2012 года не выявило дефектов оказания медицинской помощи и не установило причинно-следственной гибели кого-либо из младенцев с оказанием им помощи в роддоме.
Тогда следствие обратилось за экспертизой в Российский центр СМЭ, который обвинил Арину Хакулову в недостаточности объёма оказания помощи, применении не тех средств и неполном обследовании, что доктор не заметила развитие раннего неонатального сепсиса, ставшего причиной смерти ребёнка.
Это заключение возмутило экспертов Нацмедпалаты, удивившихся как можно было бактериемию принять за сепсис, если никаких данных за сепсис не было.
Представитель Палаты профессор Старченко в марте 2015 года даже выступил в судебном заседании, аргументированно указав на некомпетентность судмедэксперта и профессионализм доктора Арины.
Тогда суд отправил дело на третью экспертизу уже в Санкт-Петербург, где восемь высочайшего уровня специалистов однозначно высказались, что вины доктора нет и быть не может, а смерть малыша вызвана генерализованной инфекцией вследствие переохлаждения при отключении электроэнергии.
Замдиректора НЦ акушерства, гинекологии и перинаталогии и завкафедрой Первого меда профессор Дмитрий Дегтярев подтвердил: «Признаков развития у ребенка раннего неонатального сепсиса нет. Я являюсь одним из соавторов национального руководства по неонатологии и поэтому отвечаю за свои слова». Ответ экспертов был дан год тому назад, но для доктора Хакуловой ничего не изменилось, она до сих пор обвиняемая по делу о причинение смерти вследствие ненадлежащего исполнения – халатности.
Прокуратура хочет четвёртую экспертизу в новом месте, вероятно, с надеждой на реинкарнацию столичного варианта заключения. Суд ходатайство прокуроров отклонил, но и решения не принял.
Нацмедпалата объявила, что в вопросе оправдания доктора Арины будет стоять насмерть.
На защиту доктора встала и медицинская общественность республики. Глава кабардинского филиала НМП Мурат Уметов сообщил: «По мнению медицинской общественности КБР, Хакулова Арина заслуживает не то, что уголовного преследования, а государственной награды за вклад в спасение сотен детей. Мы должны защитить честь и достоинство врача, сохранить жизнь и здоровье профессионала ради тех детей, которых она продолжает ежедневно спасать в перерывах между судебными заседаниями».
Пошёл уже пятый год беспредела…

http://ria-ami.ru/read/25310
http://www.medvestnik.ru/content/Nacionalnaya-medicinskaya-palata-nastaivaet-na-opravdatelnom-prigovore-po-delu-Ariny-Hakulovoi.html
http://www.nacmedpalata.ru/?action=show&id=22188
Gbrf

Недавнее.

ЧП тут у нас произошло районного масштаба.
Трёхмесячный младенец утром был обнаружен родителями мёртвым в своей кроватке.
Ребёнок был рождён в срок, родился здоровым, в весе прибавлял хорошо.
Опытная мама ( третий ребёнок) нарадоваться не могла этим крепышом.
При патронаже и осмотре педиатром никакой патологии не находилось.
Словом ни у родителей , ни у врачей никакого беспокойства этот младенец не вызывал.
И , вот тебе на: умер!
Конечно- вскрытие.
Не нашли патологоанатомы, как ни искали, никакой причины для смерти ребёнка.
Выставили посмертный диагноз: «Синдром внезапной детской смерти».
Загадочный синдром!
Изучают его давно, но так и не могут понять отчего внезапно умирают совершенно, казалось бы, здоровые дети.
Теорий много. От нарушения обмена дофамина в стволе головного мозга, до утверждений, что все эти смерти имеют криминальный характер.
Но бог сними, с учёными.
Ребёнок то умер. Должен ведь быть кто-то виноват?
Виноватым назначили участкового педиатра.
Собрали педиатрическое кубло из нервных дам, нашли в карточке умершего ребёнка грамматические ошибки и плохой почерк.
Объявили доктору выговор и лишили всех дополнительных выплат.
А вдруг, говорят- жалоба?!
Доктор этот- единственный мужчина -педиатр на весь город. Пашет, как папа Карло на двух участках и очень популярен у мамашек.
Теперь ярится и грозится уйти в узисты. Место такое для него есть и сертификат на этот вид деятельности у доктора имеется.
Gbrf

Обычный случай на работе.

Рассказывает русский врач, работающий в Германии, Светлана Александровна Спирина.


Звонок. Надо осмотреть годовалого ребенка в лагере беженцев. Приезжаю. Встречает охрана и переводчик. Об условиях проживания и прочем умолчу, я не гигиенист. Прохожу в кабинет врача.
Приходят родители, беженцы из Афганистана. Мама лет 15-16, молчит, папа около 35, он и рассказывает, что случилось. Переводчик переводит, я задаю наводящие вопросы, переводчик снова переводит. Стандартная процедура в подобных местах. Пока ничего не удивляет.
У малыша рвота более суток, что заметил, случайно проходящий мимо охранник, родители не считают нужным беспокоить доктора. Ну не привыкли люди к тому, что есть доктора, допускаю.
Начинаю смотреть ребенка. Живот резко вздут, не дотронуться. Стула не было более суток. Очень плохо, нужна госпитализация. Перевод. Папа отказывается.
Я говорю, что подозреваю непроходимость, ребенок может умереть. Перевод. Папа выдает какую-то фразу, показывая на маму, у переводчика сжимаются кулаки. Прошу объяснить. Папаша сказал, что у него молодая жена, может еще родить. Факт смерти наследника его не парит. Я говорю, что ребенка заберет силой полиция, начинаю звонить и просить машину, потом в детскую хирургию.
Папе переводят, что сейчас будет полиция для изъятия малыша, но он точно знает, что у него ребенка не заберут, процесс долгий. Приезжает перевозка с двумя фельдшерами-мужчинами. Говорим, что ехать надо в любом случае, лучше, если поедет мама.
Опять истерика, жене нельзя с ними ехать, на весь аул опозорит, с двумя мужиками в машине, это в чистом виде проститутка.
Мамашка при этом настолько не имеет право голоса, что весть о возможной смерти ее ребенка волнует меньше, чем мнение мужа-ослопаса.
Фельдшера в недоумении. Я швыряю папку на стол, при этом говоря о депортации таких людей и отборе прав на детей. Папаша слегка удивлен громкой врачихе, мало того, что без платка, еще и орет на него, уважаемого в лагере человека.
Далее включился переводчик, как знаток особенностей культуры.
Рассказывает что-то папе ребенка, вижу тот немного смутился, покивал головой, что-то сказал, отдал ребенка матери.
Спрашиваю переводчика, что это значит. Переводчик сказал, что если ребенка не доставят в больницу, то за вызов врача и перевозки надо будет заплатить две тысячи евро.
Да, две тысячи сумма большая, пусть уж лучше жена с мужиками в машине прокатится.
Малыш оперирован в тот же вечер. Инвагинация. Резекция ишемизированного участка тонкой кишки с дивертикулом Меккеля.
От операции семейка тоже несколько раз за вечер отказывалась, мать несовершеннолетняя и не имеет право на решение, отец просто идиот.
Проблем в лагерях беженцев всегда больше, чем с обычными пациентами. В России на моей памяти были упрямые родители, типа свидетелей Иегова, которые не разрешали переливать кровь собственному ребенку, родителей, которые были свято убеждены, что диагноз поставлен неверно, и отказывались от операции.
Но мы знали, что можем собрать консилиум из трех врачей, вызвать органы правопорядка в худшем случае, но здесь испытываю чувство незащищенности.
По сути, я не имею права обратиться в полицию, не могу отнять ребенка силой, но ведь он же мог умереть. Отчет об этом случае послала в камеру врачей Баварии, в ожидании ответа, что я должна делать.
На форумах столкнулась с тем, что многие с этим уже столкнулись, но что делать, понятия не имеют. В моем случае все закончилось хорошо для меня и малыша благодаря переводчику.
Что делать, если такого человека рядом нет - не ясно.
http://vrachirf.ru/concilium/20236.html
Gbrf

Об Осипове, Кураеве и осуждении А.П. Чехова.

Православные монахи сжигают книги «Посмертная жизнь души” профессора Московской духовной академии РПЦ МП А.И. Осипова.



Начали со своих!

Но вот беда, церковники озаботились и школьной программой по литературе.
Предложили исключить из программы рассказы: «О любви» Антона Чехова, «Куст сирени» Александра Куприна и «Кавказ» Ивана Бунина.
Когда начнут жечь русских классиков?


Всегда с интересом слушал лекции дьяка Кураева. Он мне казался вполне разумным человеком.
Но он вдруг разразился в своём ЖЖ в адрес рассказа А.П. Чехова:
«Особой литературной примечательностью он не выдается. Почему из Чехова выбран именно он - непонятно. По сути же это гимн тупому эгоизму. "Я признался ей в своей любви, и со жгучей болью в сердце я понял, как ненужно, мелко и как обманчиво было всё то, что нам мешало любить. Я понял, что когда любишь, то в своих рассуждениях об этой любви нужно исходить от высшего, от более важного, чем счастье или несчастье, грех или добродетель в их ходячем смысле, или не нужно рассуждать вовсе". Вот дурой-то оказалась пушкинская Татьяна! На самом деле мои хотелки - выше всего, и посему долой предрассудки, в том числе - интересы маленьких детей. Хотите дать возможность подросткам обсудить, по какой дури их родители разводятся? Но для этой цели наверняка можно найти рассказы и повести, где этот сюжет показан глазами плачущего ребенка, а не самовлюбленного павлина».


Кураев или не читал рассказа или , как обычно, раздражён описанием чужой любви, особенно любви женщины. Такие темы его всегда нездорово возбуждают.
Достаточно вспомнить сальные характеристики Маргариты в его лекции о книге «Мастер и Маргарита» Булгакова.

На самом деле, как мне кажется, рассказ «О любви» - очень христианский рассказ.
В нём рассказывается, как мужчина многие годы любит замужнюю женщину, а она- его.
Но они даже друг другу стараются не показать этой любви и молчат о ней. Женщина думает о муже и детях, мужчина- порядочен и не хочет сделать больно мужу этой женщины.
И только расставаясь на всегда они признаются друг другу в любви.
Объятия, поцелуи — и всё. Больше они друг друга никогда не видели.
И вот только тогда этот мужчина и думает, что наверное надо было махнуть на все приличия рукой и предаться любви.
И его Кураев называет «самовлюблённым павлином»!

Я бы простил Кураеву Куприна и Бунина, но только — не Чехова!
По мне , так каждая строка Чехова — драгоценна и не фик их трогать поповскими руками.

Мало, видимо, Кураеву его бреда по Булгакову.
Gbrf

Станислава Лещинска, польская акушерка, узница Освенцима.

Рассказывает Станислава Лещинска, акушерка, узница Освенцима.

Среди огромного количества женщин, доставлявшихся в Освенцим, было много беременных. Функции акушерки я выполняла там поочередно в трех бараках, которые были построены из досок, со множеством щелей, прогрызенных крысами.
Внутри барака с обеих сторон возвышались трехэтажные койки. На каждой из них должны были поместиться три или четыре женщины — на грязных соломенных матрасах. Было жестко, потому что солома давно стерлась в пыль, и больные женщины лежали почти на голых досках, к тому же не гладких, а с сучками, натиравшими тело и кости.
Посередине, вдоль барака, тянулась печь, построенная из кирпича, с топками по краям. Она была единственным местом для принятия родов, так как другого сооружения для этой цели не было. Топили печь крайне редко. Поэтому донимал холод, мучительный, пронизывающий, особенно зимой, когда с крыши свисали длинные сосульки.
О необходимой для роженицы и ребенка воде я должна была заботиться сама, но для того чтобы принести одно ведро воды, надо было потратить не меньше двадцати минут.
В этих условиях судьба рожениц была плачевной, а роль акушерки — необычайно трудной: никаких асептических средств, никаких перевязочных материалов.
Сначала я была предоставлена сама себе; в случаях осложнений, требующих вмешательства врача-специалиста, например, при отделении плаценты вручную, я должна была действовать сама.
Немецкие лагерные врачи — Роде, Кениг и Менгеле — не могли запятнать свою репутацию, оказывая помощь представителям другой национальности, поэтому взывать к их помощи я не имела права.
Позже я несколько раз пользовалась помощью польской женщины-врача, Ирены Конечной, работавшей в соседнем отделении. А когда я сама заболела сыпным тифом, большую помощь мне оказала врач Ирена Бялувна, заботливо ухаживавшая за мной и за моими больными.
Количество принятых мной родов превышало 3000. Несмотря на невыносимую грязь, червей, крыс, инфекционные болезни, отсутствие воды и другие ужасы, которые невозможно передать, там происходило что-то необыкновенное.
Однажды эсэсовский врач приказал мне составить отчет о заражениях в процессе родов и смертельных исходах среди матерей и новорожденных детей. Я ответила, что не имела ни одного смертельного исхода ни среди матерей, ни среди детей. Врач посмотрел на меня с недоверием. Сказал, что даже усовершенствованные клиники немецких университетов не могут похвастаться таким успехом. В его глазах я прочитала гнев и зависть. Возможно, до предела истощенные организмы были слишком бесполезной пищей для бактерий.
Женщина, готовящаяся к родам, вынуждена была долгое время отказывать себе в пайке хлеба, за который могла достать себе простыню. Эту простыню она разрывала на лоскуты, которые могли служить пеленками для малыша.
Стирка пеленок вызывала много трудностей, особенно из-за строгого запрета покидать барак, а также невозможности свободно делать что-либо внутри него. Выстиранные пеленки роженицы сушили на собственном теле.
До мая 1943 года все дети, родившиеся в освенцимском лагере, зверским способом умерщвлялись: их топили в бачке с водой.
Это делали медсестры Клара и Пфани.
Первая была акушеркой по профессии и попала в лагерь за детоубийство. Поэтому она была лишена права работать по специальности. Ей было поручено делать то, для чего она была более пригодна. Также ей была доверена руководящая должность старосты барака.
Для помощи к ней была приставлена немецкая уличная девка Пфани.
После каждых родов из комнаты этих женщин до рожениц доносилось громкое бульканье и плеск воды. Вскоре после этого роженица могла увидеть тело своего ребенка, выброшенное из барака и разрываемое крысами.
В мае 1943 года положение некоторых детей изменилось. Голубоглазых и светловолосых детей отнимали у матерей и отправляли в Германию с целью денационализации. Пронзительный плач матерей провожал увозимых малышей. Пока ребенок оставался с матерью, само материнство было лучом надежды. Разлука была страшной.
Еврейских детей продолжали топить с беспощадной жестокостью. Не было речи о том, чтобы спрятать еврейского ребенка или скрыть его среди не еврейских детей. Клара и Пфани попеременно внимательно следили за еврейскими женщинами во время родов. Рожденного ребенка топили в бочонке и выбрасывали из барака.
Судьба остальных детей была еще хуже: они умирали медленной голодной смертью. Их кожа становилась тонкой, словно пергаментной, сквозь нее просвечивали сухожилия, кровеносные сосуды и кости. Дольше всех держались за жизнь советские дети; из Советского Союза было около 50% узниц.
Среди многих пережитых там трагедий особенно живо запомнилась мне история женщины из Вильно, отправленной в Освенцим за помощь партизанам. Сразу после того, как она родила ребенка, кто-то из охраны выкрикнул ее номер (заключенных в лагере вызывали по номерам). Я пошла, чтобы объяснить охранникам ее ситуацию, но это не помогало, а только вызвало гнев.
Я поняла, что ее вызывают в крематорий.
Она завернула ребенка в грязную бумагу и прижала к груди... Ее губы беззвучно шевелились — видимо, она хотела спеть малышу песенку, как это иногда делали матери, напевая своим младенцам колыбельные, чтобы утешить их в мучительный холод и голод и смягчить их горькую долю. Но у этой женщины не было сил... она не могла издать ни звука — только большие слезы текли из-под век, стекали по ее необыкновенно бледным щекам, падая на головку маленького приговоренного.
. Все дети родились живыми. Их целью была жизнь! Пережило лагерь едва ли тридцать из них. Несколько сотен детей было вывезено в Германию для денационализации. Свыше 1500 были утоплены Кларой и Пфани. Более 1000 детей умерло от голода и холода.

Станислава Лещинска
польская акушерка, узница Освенцима
Источник: http://www.proza.ru/diary/artemkirakosov/2013-09-07
В сокращении.
Gbrf

Почему надо чаще рожать.

Сегодня узнал, что Дмитрий Менделеев был семнадцатым ребёнком у своих папы и мамы.
То есть, остановись его родители на трёх детях, ( именно на таком количестве детей в российской семье настаивают современные демографы) - не видать нам великого периодического закона Менделеева, как своих ушей.

Дальше — больше!

Антипод Менделеева, суперконструктор стрелкового оружия М.Т. Калашников был также семнадцатым ребенком в крестьянской алтайской семье.
Художник И.Е. Репин был четвертым ребенком в семье , в которой родилось семеро детей.
Лев наш, великий Толстой, был так же четвертым ребёнком в семье.
Антон Павлович Чехов - третьим.
Дважды лауреат Нобелевской премии, физико-химик М. Склодовская-Кюри была пятым ребенком в семье преподавателей.
Далее одной строкой
Константин Циолковский – одиннадцатый,   хирург Николай Пирогов – тринадцатый, биолог Илья Мечников, академик Мстислав Келдыш – пятые, Анна Ахматова и Юрий Гагарин — третьи.
Маяковский был третьим сыном (Саша и Костя умерли в младенчестве) и пятым ребёнком в семье.
Видимо надо сделать много попыток, что бы поставить рекорд - родить гения.

А что сейчас? Родим одного- другого дитятку и утомимся.
В среднем на одну женщину в России в 2012 году приходилось 1,697 ребенка.
То есть вероятность рождения в России ещё одного Чехова — крайне низка.
Не стоит ждать появления писателя и мыслителя, подобного Льву Толстому.
И совсем напрасно ожидать рождения учёного равного Мечникову, врача , похожего на Пирогова, ракетчика , не уступающего, Циолковскому.
И так далее.

Беда ещё в том, что своих единственных детей мы растим, как принцев и принцесс
Мамаши с них пыль сдувают и балуют.
Попытки папы рявкнуть и достать ремень — жёстко пресекаются.
Во всех «воспитательных» организациях ( ясли, дет. сады, школы, институты, детские комнаты милиции) — тотальное засилье женщин.
Переняли в Европе дурацкую теорию воспитания: родители не «над детьми», а рядом, как ровня.
Нельзя, мол, на детей давить, навязывать им своё мнение, ограничивать их свободу, нельзя приказывать, а только — обсуждать и приходить к согласию. По попе- вообще атас! К уголовной ответственности ещё не привлекут, но гневно осудят и заклеймят.

Чем такое воспитание отличается от полного наплевательства на ребёнка в семьях алкоголиков, например?
В таких семьях дети то же совершенно от всего свободны, ни кто им ничего не навязывает, в личную жизнь никто, кроме милиции ,не суётся.

Ну и вот.
Приходит такой единственный на работу и ведёт себя там , как подарок.
Ругать его - нельзя, можно только восхищаться и поощрять.
А за что его болезного, поощрять?
Ни хрена не знает и при этом- весьма доволен собой.
Никакой критики в свой адрес — не приемлет. Ленив, работает так, как итальянцы бастуют- «по правилам»:от звонка до звонка и далее — хоть трава не расти, всё — по КЗОТу, по нормативам.
Денег хочет получать много и сейчас. К перспективе: долго работай и тебе воздастся- относится с иронией.
«Сделай вот так!» - такому не скажешь, Надо всё объяснить и разжевать, выслушав при этом сотню дурацких вопросов и возражений.
Пока ещё перспективы этих специалистов незавидны, но лет через пять, когда их станет большинство , они возьмут власть в свои руки.

Так что, давайте больше рожать. Возьмём на себя ответственность за будущий демографический взрыв.
Временный лозунг: «В каждой семье- трое детей!»,
Как -никак Карл Маркс , Ленин и Сталин были третьими детьми в семье.
У этих хоть что-то получилось.
Со знаком ли плюс, со знаком ли минус - но получилось.
А там, глядишь, появятся родители желающие родить Менделеева или хирурга Пирогова.

P.S.
Гадом буду, но наверняка вся наша правительственная верхушка состоит из первенцев!
Хотя... Залез сейчас в И-нет и выяснил, что Путин был третьим ребёнком у своих родителей.

Ну что ж, это то исключение без которого не обходится ни одно правило.