?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Реанимация.
Gbrf
onoff49
Больной:
-Чёрт, почему так больно? … И почему так темно? …
Реаниматолог:
-Остановка сердца! Начинаем массаж.

Ну, хоть тепло и не страшно
… Вот моя жена… Милая, как я по тебе скучаю… Вот наше первое свидание, как же ты тогда стеснялась. Вот наша первая ночь… никогда её не забуду. А через полгода ты подошла и сказала, что беременна. Я помню, как ты испугалась, дурочка… Думала, что я не захочу ребенка.

- Не помогает. Давайте сюда дефибриллятор. Разряд!

Чёрт! Что это? Ничего. Показалось.
Вот дочка делает первый шажок. Как мы тогда радовались этому. Вот она пошла в школу. Я всегда буду помнить ваши сияющие лица… И вот ты умерла… Почему тебе не могли помочь? Почему мы так опоздали с лечением? Никогда себе этого не прощу…

Еще раз. Разряд!

Вот свадьба дочери. Как же она похоже на тебя в свадебном платье… Я испытал такое чувство радости за нее, и такое же чувство гордости за тебя, ведь ее мне дала ты…

Разряд!

А вот и внучка, Катя. Такое милое создание. Я как раз отошел от всех дел и смог проводить с ней много времени. Сейчас ей уже 6 лет. Взрослая. И такая же красивая как мама… Это у них от тебя.

- Все… Больше ничего не сделаем… Отмети время смерти.

Пусто… Но ведь я что-то должен сделать ещё…
- Деда!
- Что?
- А мы поедем в Тайгу? Я хочу, как ты быть геологом!
- Ну, раз так, то обязательно съездим.
- Обещаешь?
- Обещаю.
Я обещал… Я должен сдержать своё обещание…

- Есть пульс!
- Как? ! В смысле, какой пульс?
- Обычный пульс!
- Твою мать! А дедок-то с сюрпризом…


***
- Вы дочь?
- Да – на врача посмотрела женщина c заплаканными глазами – C ним все будет хорошо?
- Да… Можно вопрос?
- Конечно.
- Катя - это кто?
- Моя дочь, а что?
- Нет, ничего… Он сдержит обещание.

Врач развернулся и, не сказав ни слова, пошел по коридору. Женщина села на стул, закрыла глаза руками и заплакала…

- Спасибо, папа…



рассказано Мамедовым Азада МУСЕИБ оглы


  • 1
Последнее стихотворение Леонида Филатова
Тот клятый год уж много лет, я иногда сползал с больничной койки.
Сгребал свои обломки и осколки и свой реконструировал скелет.
И крал себя у чутких медсестер, ноздрями чуя острый запах воли,
Я убегал к двухлетней внучке Оле, туда, на жизнью пахнущий простор.
Мы с Олей отправлялись в детский парк, садились на любимые качели,
Глушили сок, мороженое ели, глазели на гуляющих собак.
Аттракционов было пруд пруди, но день сгорал, и солнце остывало,
И Оля уставала, отставала и тихо ныла: «Деда, погоди».
Оставив день воскресный позади, я возвращался в стен больничных гости,
Но и в палате слышал Олин голос: «Дай руку, деда, деда, погоди...»
И я годил, годил, сколь было сил, а на соседних койках не годили,
Хирели, сохли, чахли, уходили, никто их погодить не попросил.
Когда я чую жжение в груди, я вижу, как с другого края поля
Ко мне несется маленькая Оля с истошным криком: «Деда-а-а, погоди-и...»
И я гожу, я все еще гожу и, кажется, стерплю любую муку,
Пока ту крохотную руку в своей измученной руке еще держу.
Леонид Филатов

Во, чёрт, какой стих! Спасибо!
Хорошо,когда есть для кого жить.

Да,сильно. Выстрадано лично автором. Спасибо Вам.

"...Но это же очень красивая картинка, папа. И сказка очень интересная, - не отставала Мардж.

- Знаю. Э… В другой раз. Беги играй.

- Я уверена, что она тебе понравится, папа, - сказала девочка.

- А? Да, я знаю, что понравится. Но потом…

- Ну ладно, значит, как-нибудь в другой раз. Но в другой раз ты почитаешь, да, папа?

- Ну конечно, обязательно.

Но она не ушла. Она продолжала стоять рядом тихо, как полагается послушному ребенку. И через какое-то время положила книгу на табуретку у его ног и сказала:

- В общем, когда ты освободишься, прочитай ее для себя, только читай громко, чтобы я тоже слышала.

- Конечно, - ответил он. - Конечно… попозже.

Именно об этом вспоминал сейчас Джон Кармоди, а не о планах на многие годы вперед. Он вспоминал, как дочь прикоснулась к его руке пальчиком и сказала: «Прочитай ее для себя. Только читай громко, чтобы я тоже слышала».

И потому сейчас он взял книгу со столика в углу, на который они сложили некоторые игрушки Мардж, оставленные ею на полу.

Книга уже не была такой новой, зеленая обложка покрылась пятнами и покорежилась. Он открыл ее на красивой картинке.

И, читая ту сказку, он старательно шевелил губами, произнося слова, он больше ни о чем не пытался думать, даже об ужасе, горечи и своей ненависти к пьяному водителю, который мчался по улице в своем подержанном автомобиле и который сидел теперь в тюрьме по обвинению в убийстве.

Он даже не заметил жену - бледную и тихую, - которая оделась, чтобы в последний раз быть рядом с Мардж. Стоя в дверях, она постаралась спокойно произнести:

- Я готова, дорогой. Мы должны ехать.

Джон Кармоди читал:

- «Давным-давно в избушке дровосека в Черном лесу жила-была девочка. И она была такая красивая, что, глядя на нее, птицы забывали свои песни. И вот настал день, когда…»

Он читал это про себя. Но достаточно громко, чтобы она тоже слышала... Возможно..."
Священник Боб Фокс.

Планы, планы... не будем забывать о своих близких.

так ведь и бывает, старики держатся, пока мы их не отпускаем...

  • 1