onoff49 (onoff49) wrote,
onoff49
onoff49

Categories:

Недавняя быль

Что в нашей профессии смешно, что трагично- и чёрт не разберёт!
Привезли в экстренную нейрохирургию мужика с комбинированной травмой.
Изверги, до сих пор неизвестные нашей милиции, настучали этому пациенту тупым предметом по голове. Затем забросили в бесхозный строительный вагончик , облили его ( вагончик, а не мужика) бензином и подожгли.
И это была роковая ошибка извергов. Мужика надо было поливать! Тогда бы он точно сгорел, не причиняя никому, в дальнейшем, хлопот.
А так, из горящего вагончика его , обгорелого, но живого, извлекли героические пожарные, вставили в «скорую помощь» и вот вам «здрасте!»: тяжёлый ожоговый больной с ЧМТ у нас в приёмном покое.
Это мы, нейрохирурги, так диагноз формулировали , ставя ожоги на первое место.
Но травматологи с нами категорически не согласились!
Для них, доставленный- это пациент с тяжёлоё ЧМТ и пустяковым ( всего-то 20%, хотя и III- IV степени) ожогом нижних конечностей и промежности.
В чистом нейрохирургическом отделении держать такого рассадника инфекции, как ожоговый больной — преступление.
Но и травматологи наши, величают себя ортопедами и ожогами категорически не занимаются .
Ожоговый ( комбустиологический) центр у нас — один на всю область, и находится он у чёрта на куличках, ни как не ближе! Думаю, что строили его там с тайной надеждой, что не каждого обожжённого туда успеют довезти- часть помрёт на полпути, возле Южного городского кладбища. Комбустиологическим бригадам «СП» впору возить с собой лопаты.

Короче, пока больного выводили из шока в реанимации, с помощью администрации было определенно ему лежать на койке у хирургов, специалистов по гнойной хирургии.
Мы же, нейрохирурги и травматологи должны были ежедневно, а при необходимости — и того чаще, осматривать его в отделении хирургии, делать назначения, перевязывать и бдеть.
После очищения от ожоговой скверны, больного надлежало долечивать в нейрохирургическом отделении. Точка.
Недолго бедолага лежал у хирургов.
Травматологи ожоги излечили радикально: ампутировали обугленные ноги к едрене фени и дело с концом!
Совместно с урологами, бережно и по возможности — экономно, они урезали больному обгоревший половой член. Осталось его ( члена) сантиметра три, не более того.
Мелочь, а приятно: есть куда мочевой катетер вставить, да и сам, ежели поправится, сможет направлять струю в верном направлении.
Вот в таком неполном виде больного перевели в нейрохирургию.
В голове у него — кавардак, от умеренно до сильного. Родственников — узнавать не хочет и крайне к ним агрессивен.. С мед. персоналом — дерётся. Разозлившись, начинает быть неопрятным калом и мочой. Любит рисовать какашками на стене похабные рисунки. Кистью ему служит указательный палец. И только при жене — тих и покорен
Единственное, что у него прекрасно восстановилось, так это аппетит: ест за троих и добавки требует хриплым подсвистывающем голосом - трахеотомическое отверстие у него ещё не полностью закрылось.
Когда мы исчерпали все свои реабилитационные возможности- призвали жену больного и объявили ей о скорой его выписке ..
Жена его, Мария Сергеевна — бизнес- вумен системы «бульдозер».. Происходит из окрестной деревни. Занимается не совсем, как мне кажется, женским делом: владеет солидной строительной фирмой. Лексика и ухватки у неё — соответствующие- прорабские.
Отлично организовала уход за своим мужем в отделении: мед. сестёр стимулировала матом и деньгами.
Хотя и у меня с матом- всё в порядке, добиться такого же отношения сестёр к другим больным мне гораздо труднее : денег я им предложить не могу. Приходится искать другие стимулы.
Кроме этого, наняла Мария Сергеевна мужу индивидуального массажиста и инструктора ЛФК.
Требовала от нас, врачей, применения чудодейственных лекарств, существование которых мы, по её мнению, злонамеренно отрицали, а на самом деле сохраняли для более денежных и социально значимых больных.
Сама с мужем контактировала минимально. Чмокнет в лоб, руку погладит. - и всё.
Скажет:
- Ну, ты, Сашка - давай!Сколько можно....
И усвистает по своим строительным делам.
К выписке мужа отнеслась благосклонно и даже, как мне показалось - с радостью.
Рассказал я её в сотый раз о лечении на дому, отдал выписные документы, пожелал всего хорошего и вумен поскакала в палату собирать мужа домой.
Но буквально через двадцать минут она вернулась в кабинет, села в кресло напротив меня и сказала холодно, чётко выговаривая каждую букву:
- Нет, доктор, домой я его не заберу. Никогда.
В ответ на моё изумлённое «Почему?», ответила:
- У него же там ничего нет! Пипирка какая-то розовая вместо члена... Медсестра его переодевать стала- я и увидела.
- Но вам же говорили об урологической операции..... Пришлось удалять сгоревшие ткани полового члена.
- У него этот прибор был , как шланг пожарный!Половину можно было бы отрезать без вреда делу. Так нет: вы его под самый корешок срубили! Я этой выписки, как праздника ждала!
Вы доктор, вам можно сказать: мой Саша ёбарь был , каких уж нет. Я ему за это счастье всё прощала: лень, пьянки, девок этих молодых, которые покоя ему не давали..... Он ведь не работал нигде. Числился у меня на стройке мастером, а сам — валялся круглый день на диване, да в телек пялился. Или с друзьями пьянствовал. Но как дотронется он до мне — всё забывала, только бы скорее, в любом месте, да хоть при всём народе на Красной площади.....
Говорю:
- Предположим, сохранили бы ему член, но у него, Мария Сергеевна , ещё и ноги ампутированы и с головой большие непорядки. Какой тут секс?
- С головой непорядок!? А голова в этом деле завсегда только мешает! Шибко умные мужья моих подруг- сплошь импотенты! А Саша ,бывало, допьётся до состояний бревна и лежит как мёртвый. Но я проведу по нему рукой где надо- вмиг оживал и работал, что твой отбойный молоток. Потом- ничего не помнил.

Мне позарез необходимо было освободить место в отделении, и, стало быть- выписать обгорелого Сашу.
Говорю:
- Устраиваются ведь как -то ваши подруги, жёны импотентов.....
Мария Сергеевна ответила зло:
- Блядовать советуете? Но, во-первых, такого как Саша я себе точно не найду. Такие- хорошо, если один на миллион встречаются. А, во- вторых- честная я. Не смогу я при живом и больном муже с хахелем развлекаться. Говорю, как есть: я его оставляю в больнице. Куда его пристроить - вы найдете. Подам документы на развод. Потом уже, как незамужняя девушка поищу своего счастья. Турков многие хвалят... Но они ведь мусульмане?

Больной долго лежал у нас в отделении. Потом перевели его в неврологию. Какое-то время лечился в урологии из-за осложнений со стороны мочевого пузыря.
Оформили ему инвалидность и сейчас он мается в одном из интернатов для престарелых.
Как сложилась судьба его жены — не знаю.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →