onoff49 (onoff49) wrote,
onoff49
onoff49

Categories:

Обычный случай на работе.

Рассказывает русский врач, работающий в Германии, Светлана Александровна Спирина.


Звонок. Надо осмотреть годовалого ребенка в лагере беженцев. Приезжаю. Встречает охрана и переводчик. Об условиях проживания и прочем умолчу, я не гигиенист. Прохожу в кабинет врача.
Приходят родители, беженцы из Афганистана. Мама лет 15-16, молчит, папа около 35, он и рассказывает, что случилось. Переводчик переводит, я задаю наводящие вопросы, переводчик снова переводит. Стандартная процедура в подобных местах. Пока ничего не удивляет.
У малыша рвота более суток, что заметил, случайно проходящий мимо охранник, родители не считают нужным беспокоить доктора. Ну не привыкли люди к тому, что есть доктора, допускаю.
Начинаю смотреть ребенка. Живот резко вздут, не дотронуться. Стула не было более суток. Очень плохо, нужна госпитализация. Перевод. Папа отказывается.
Я говорю, что подозреваю непроходимость, ребенок может умереть. Перевод. Папа выдает какую-то фразу, показывая на маму, у переводчика сжимаются кулаки. Прошу объяснить. Папаша сказал, что у него молодая жена, может еще родить. Факт смерти наследника его не парит. Я говорю, что ребенка заберет силой полиция, начинаю звонить и просить машину, потом в детскую хирургию.
Папе переводят, что сейчас будет полиция для изъятия малыша, но он точно знает, что у него ребенка не заберут, процесс долгий. Приезжает перевозка с двумя фельдшерами-мужчинами. Говорим, что ехать надо в любом случае, лучше, если поедет мама.
Опять истерика, жене нельзя с ними ехать, на весь аул опозорит, с двумя мужиками в машине, это в чистом виде проститутка.
Мамашка при этом настолько не имеет право голоса, что весть о возможной смерти ее ребенка волнует меньше, чем мнение мужа-ослопаса.
Фельдшера в недоумении. Я швыряю папку на стол, при этом говоря о депортации таких людей и отборе прав на детей. Папаша слегка удивлен громкой врачихе, мало того, что без платка, еще и орет на него, уважаемого в лагере человека.
Далее включился переводчик, как знаток особенностей культуры.
Рассказывает что-то папе ребенка, вижу тот немного смутился, покивал головой, что-то сказал, отдал ребенка матери.
Спрашиваю переводчика, что это значит. Переводчик сказал, что если ребенка не доставят в больницу, то за вызов врача и перевозки надо будет заплатить две тысячи евро.
Да, две тысячи сумма большая, пусть уж лучше жена с мужиками в машине прокатится.
Малыш оперирован в тот же вечер. Инвагинация. Резекция ишемизированного участка тонкой кишки с дивертикулом Меккеля.
От операции семейка тоже несколько раз за вечер отказывалась, мать несовершеннолетняя и не имеет право на решение, отец просто идиот.
Проблем в лагерях беженцев всегда больше, чем с обычными пациентами. В России на моей памяти были упрямые родители, типа свидетелей Иегова, которые не разрешали переливать кровь собственному ребенку, родителей, которые были свято убеждены, что диагноз поставлен неверно, и отказывались от операции.
Но мы знали, что можем собрать консилиум из трех врачей, вызвать органы правопорядка в худшем случае, но здесь испытываю чувство незащищенности.
По сути, я не имею права обратиться в полицию, не могу отнять ребенка силой, но ведь он же мог умереть. Отчет об этом случае послала в камеру врачей Баварии, в ожидании ответа, что я должна делать.
На форумах столкнулась с тем, что многие с этим уже столкнулись, но что делать, понятия не имеют. В моем случае все закончилось хорошо для меня и малыша благодаря переводчику.
Что делать, если такого человека рядом нет - не ясно.
http://vrachirf.ru/concilium/20236.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →