onoff49 (onoff49) wrote,
onoff49
onoff49

Categories:

Монолог сироты.

То и дело слышишь:
- Ах брошенные дети! Сиротинушки вы наши..
И так далее.
Некоторые в очередь стоят, что бы взять в свою семью сопливое дитё хронических алкоголиков.
Есть и того пуще: многие испытывают особое удовлетворение от усыновления безнадёжно больных ничейных детей.
Создаются всевозможные фонды, зачастую- жульнические и многие на них неплохо зарабатывают.
Да что тут много говорить! Порою из ушей приходится выковыривать патоку сообщений радио и ТВ о победах на фронте борьбы с сиротством.
Борьба с ИГИЛ — на втором месте по эффективности.
Но,по крайней мере, никто на борьбу с радикалами пока добровольно жертвовать не призывает.
Боюсь, что именно «пока».


Но есть у нас обширная популяция сирот, которых никто не любит и на помощь к ним не поспешает.
Это — пожилые люди, которым хорошо за пятьдесят.
Положение этих сирот- особенно безнадёжно.
Мамы и папы давно оставили их на произвол судьбы, умерев и истлев в своих неухоженных могилах в дальних городах.
Инсульты и инфаркты скосили большую часть их друзей.
Даже учителя, научившие профессии и здравому отношению к жизни — вымерли, как мамонты.
Зависли эти сироты в пустоте. Нет им поддержки ни с флангов, ни с тыла.
Некому о них позаботится, некому их похвалить, так что-бы за сердце взяло...

НО среди этой полной безнадёги есть у этих замшелых сирот существенное преимущество: осудить их то-же некому!

Кто и в чём может осудить , например, меня?
Начальство?
Так всё оно — одного поколения со мной и все его, начальств, грехи я знаю. Многие грехи вмести грешили.
О каких сучках в моём глазу начальство может вести речь при брёвнах в собственном?
Начальство, конечно, может надувать щёки, грозить вторым пальцем правой кривой руки и даже чего-то меня лишить....
Ну и что? Внутренний мой покой это никак не нарушит. Собака, караван....

Старшие товарищи по профессии? Например- коллеги из института им. Бурденко?
Я с уважением выслушаю все их замечания, но останусь спокойным.
Всегда есть оправдание перед самим собой: коллеги из Бурденко не смогли бы работать в тех условиях и с тем разнообразным потоком патологии , в которых и с которыми работаю я.

Стоит ли мне бояться осуждения со стороны младших товарищей?
Думаю, что нет.
Их осуждения — закономерны и ожидаемы. Сам, как кажется — совершенно недавно, был точно таким же.
Молодые коллеги склонны осуждать за всё и ничего не прощать.
Малейшая моя ошибка — бурно обсуждается ими в кулуарах.
Так оно и будет, пока младшие товарищи не займут места теперешних пожилых сирот.
Им легко осуждать: больших ошибок они сами сделать просто не в состоянии.
Сложных операций им не доверяют, тяжёлых больных они самостоятельно не диагностируют, на неясные случаи во время дежурства вызывают старших товарищей, с родственниками их больных разговаривают заведующий отделением ....
Им можно только позавидовать, но сами они не понимают своего быстротечного счастья.
Так что и осуждения молодых коллег — мимо.

Боятся ли мне осуждения и отрицательного мнения о себе со стороны больных?
Ни в коем случаи!
Во-первых, каждому — не угодишь и не надо к этому стремится, а, во-вторых, можно ли доверять мнению больного человека?
Конечно,после некоторых таких мнений « так и тянет из окошка брякнуть вниз о мостовую одичалой головой» .
Но есть ведь и другие больные!
Если доктора после каждой неудачи станут лезть в петлю и выпрыгивать с седьмого этажа - много ли их, докторов, останется для этих, других больных?

Некоторые могут сказать с невыносимым пафосом:
- Побойтесь Бога! Есть высший Суд! И мысли и дела он знает наперёд!
Но нет! И это - напрасно.
Мне ли бояться укоров мифического существа?
С таким же успехом можно бояться и испытывать стыд за свои деле перед снежным человеком и лох-несским чудовищем.

В результате всего этого,как не согласиться с Омаром Хаямом:

Не осталось мужей, коих мог уважать,
Лишь вино продолжает меня ублажать.
Не отдергивай руку от ручки кувшинной,
Если в старости некому руку пожать.


Так что, только собственная совесть судья для пожилых сирот.
Только сами перед собой они могут испытывать стыд.
И то, если их не подвергли описанной Вознесенским операции:

Нам, как аппендицит,
поудаляли стыд.
Бесстыдство — наш удел.
Мы попираем смерть.
Ну, кто из нас краснел?
Забыли, как краснеть!


И так далее.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments