onoff49 (onoff49) wrote,
onoff49
onoff49

Categories:

Похороны кошки (быль).

Учреждения, которые могут позволить себе десять дней рождественского безделия— подлежат уничтожению. Или, на крайний случай ( если суд найдёт смягчающие обстоятельства) — существенному урезанию кадров.
Взять хотя бы — нашу больницу.
Загулял наш вертопрах Брайловский и не пришёл на суточное дежурство.
Что тут началось!
Звонят из реанимации:
- Почему не смотрите больных?! Мы хотим троих перевести к вам в отделение!».
Приёмный покой орёт в трубу:
-Самосвал пришёл с битыми и судорожными! Где Брайловский?!
В отделении ропот: больные ждут обхода , сёстры — новых назначений и перевязок.
Всем нужен этот разгильдяй Брайловский!
А вот наш главного врача уже который день никто не видит и не слышит и хоть бы фик!
Никому он не нужен и никто его не ищет, равно как и его многочисленных холуёв -заместителей, экономистов, бухгалтеров, кадровиков, мед. статистов и пр. и пр. и пр.
Почему бы их не рассчитать на «первый-второй» и каждого второго — уволить к едрене-фени?!
- Ладно!- говорю я приёмному покою.- Присылайте машину за мной и одновременно поищите по явкам Липкина. Он уже второй день бездельничает и носу в больницу не кажет!

Привезли меня со светомузыкой в больницу.
Туда- сюда, полдня пролетело в бегах, перевязках и операциях.
Брайловский объявился, но кривой и косой, с невозможным перегаром. Отправил его отсыпаться до вечера в свой кабинет.
А Липкина всё никак не найдут.
В приёмном покое доложили, что дома его нет. У трёх бывших жён — не появлялся. Постоянная любовница Липкина Маша, из- за которой он и развёлся с каждой из последующих жён, утверждает, что уже три дня, как его не видела.
Врёт Машка, как пить дать — врёт, а что поделаешь?!

Тут позвонили и вежливый голос сказал:
- Вас беспокоит дежурный хирург Колосов. Извините, с кем я имею честь говорить?
Вот ведь как изъясняются теперь наши хирурги! А мы всё по матушке и на «ты».
-Привет!- отвечаю.- Это нейрохирург Р.П.К. Что там у вас стряслось?
-Видите ли, к нам доставили больного....
- Какая неожиданность! И что? Он у Вас — первый?
Колосов на хамство не реагирует и начинает скучно излагать от Адама и Евы историю своего неясного больного.
Жалоб больной предъявить не может, т. к. находится в бессознательном состоянии.
« Восемь баллов по шкале Глазго»- так оценил эту бессознательность хирург Колосов.
Во, как! Общий хирург, а знает шкалу Глазго....
Далее Колосов поведал, что никакого преморбида у больного не было: просто посреди полного здоровья абс!- и отключился. Как будто нажал кто-то на его персональный выключатель.
Травма — отрицается. Из перенесенных заболеваний — простудные.
Пульс -брадикардия до 36 ударов в минуту . АД — 170 и 100 мм.рт. ст.......
- Стоп!-говорю.- А кардиологу то ты его показывал?
Колосов спохватился:
- Извините! Я забыл сказать, что его как раз кардиологи ко мне и направили. Его к ним доставили по «скорой», как больного с синдромом Морганьи — Адамса — Стокса. Кардиологи его обследовали и свою патологию исключили: на ЭКГ нет периодов Самойлова — Венкебаха и так далее....
- А к тебе то с чем направили?! Где брадикардия, а где хирургия....
- Они нашли напряжение мышц передней стенки живота. Брадикардия бывает у больных при прободении язвы желудка в начальном периоде. С таким диагнозом и направили ко мне. Но нет у него никакого прободения!
- Мамой клянёшься?
И опять Колосов не обратил внимание на подначки старого дурака и продолжил невозмутимо:
- Живот у больного мягкий. Перистальтика — активная. Нет у него проблем с органами брюшной полости! А звоню я вам потому , что, как известно , брадикардия бывает при повышенном внутричерепном давлении. В этом же случаи параллельно повышается артериальное давление. Напоминаю: пульс у него — 36 ударов в минуту, АД— 170 и 100 миллиметров ртутного столба. Я понимаю, что больного этого надо бы сначала неврологам показать, но неврологи у нас по экстренке не дежурят....
Чёрт! Логично.
Говорю:
- Молодец. Ты вызови к нему , пожалуйста, окулиста. Пусть глянет у больного глазное дно...
И тут Колосов вынул козырного туза из рукава:
- Уже показал. Окулист написал: офтальмоскопически у больного выявлена картина застойных сосков зрительных нервов, более выраженная справа.
В голове замелькало. Ох и беда! Больной то, и в самом деле — наш. И похоже, что всё дело идёт к экстренной операции. Может быть нашли уже Липкина?! Нет, нас точно не сократят.
Говорю:
- Извините, доктор. Напомните, пожалуйста, ваше имя и отчество. Спасибо. Вот что, Валерий Александрович. Я сейчас позвоню на томограф, что бы они были готовы и подойду к вам . А вы вызовите срочно на себя анестезиолога. Скажите, что надо сопроводить тяжёлого больного на томографию головного мозга. У больного точно на голове нет следов травмы? Ссадин, подкожных гематом?
Через полчаса всё, кроме исхода, было ясно: у больного была выявлена большая опухоль правого полушария головного мозга. Сам мозг был грубо деформирован и отёчен.
Прямо из томографа покатили больного в нашу операционную.
Колосова этого у нас не любят. Да и как его полюбить такого?!
Родители — крупные по нашим масштабам олигархи, образовавшиеся из чиновников областного уровня.
Самого Колосова приняли на работу по звонку и сразу — в ординаторы абдоминальной хирургии. На работу пацан приезжает в Мерседесе е- класса. Можете представить себе размеры душащей нас жабы?!
Николай Степанович, заведующий хирургии рассказывал: «Смотрит на всех нас, как через бронированное стекло. Всё у него чистенько, всё вовремя. Никогда не опаздывает, но никогда и не задерживается на работе. Инициативы — никакой. Скажешь — сделает от и до, но ничего — от себя, сверху. В наших совместных выпивках — не участвует. Может быть мы не то пьём? Может брезгует? Эдакий бриллиант в нашей навозной куче! Ушёл бы он от нас куда-нибудь в администрацию, или бы в аспирантуру поступил....».
Красивый парень, этот Колосов: высокого роста, спортивный, рожей на Ален Делона похож, а женщины нашей больницы его тоже не любят.
Они , по первой, два года хороводились вокруг него со всеми своими мини-халатами, голыми коленками и томными взорами, но, наткнувшись на холодное равнодушие, на третий год в Колосове разочаровались и отомстили: пустили слух, что он — гомик. Опасная это вещь — поруганное женское самолюбие.

II
Уже утром следующего дня, седьмого по счёту в новом году, я томился в ожидании больничной машины, которая должна была отвезти меня домой.
Всегда так: в больницу, по вызову, свезут — глазом не успеешь моргнуть! А назад — хрен дождёшься.
Задремал в кресле приёмного покоя.
Разбудили меня , вежливым похлопыванием по плечу.
Открываю глаза и вижу, столбом возвышающегося надо мною, Колосова:
- П.К! Давайте я вас домой отвезу. Нам ведь как будто по пути?
Забрался я в его Мерседес. В салоне — всё как на морском лайнере! Всё новенькое , блестит и хорошо пахнет. Это не моя , пропахшая собакой и котом, Тойота!
Поехали. Движение, по случаю праздников — не активное. Всё вокруг покрыто пушистым рождественским снегом: деревья, малолюдные тротуары, припаркованные у домов машины. Светло и чисто. Под журчание мотора и Вивальди из колосовского плейера я задремал.
Проснулся о того, что машина остановилась. Сообразил, что машина остановилась посредине дороги, не прижавшись к обочине.
Сзади надсадно сигналили возмущённые «участники движения».
Колосов включил «аварийку». Сказал:
- Я сейчас!- И вылез из машины.
Через лобовое стекло я видел, как он подошёл к чему-то, лежащему на дороге и присел на корточки. Через минуту он поднялся, и я увидел, что в руках у него — рыжая кошка.
По тому, как безвольно свисали её голова и хвост, было понятно, что кошка мертва.
Колосов бережно отнёс огненный трупик к обочине. Ногой, обутой в блестящий чёрный туфель, раскопал в придорожном сугробе ямку и погрузил туда мёртвую кошку. Затем он тщательно забросал ямку снегом, а сверху водрузил глыбку грязного льда. Снял с заснеженной придорожной рябины комок снега и растёр его между ладонями- руки помыл.
Залез в кабину, не забыв смести с обуви налипший снег.
Искоса посмотрел на меня. Извиняющимся голосом сказал:
- В этом месте постоянно кошек сбивают, А потом раскатывают трупы в лепёшку! Отвратительное зрелище: мозги, кишки — наружу, кровь.... Как увижу — на три дня настроение портится.
Вскоре я опять задремал.
В сонной одури закружились слова: «морганьи- адамс-стокс.... брадикардия, … в выпивках не участвует,..... брайловский, …. где же липкин, ….раскатывают трупы в лепёшку». Рыжая кошка, подняв хвост стремительно перебежала дорогу перед самым бампером нашей машины!
Я вздрогнул и проснулся, как от толчка.
- Приехали!- тут же громко сказал Колосов.
Машина стояла у моего подъезда.
Я пожал Колосову руку, сказал «спасибо», но из салона не вышел и спросил:
- А ты не хотел бы поработать у нас в нейрохирургии? Дежурантом, для начала. А там — посмотрим. Что-то мне подсказывает, что скоро у нас будут свободные ставки в отделении.
Колосов замер. Потом сказал тихо:
- Это — неожиданно. Можно я продумаю? Хотя, знаете, я ещё в институте мечтал стать нейрохирургом и найти способы хирургического лечения психических болезней...
- Почему, именно — психических?
Колосов погрустнел:
-Есть причина... Сразу и не расскажешь. Может быть, как нибудь потом?
- Ну, что ж- думай.
Я вылез из машины и пошёл к подъезду.
«Не пьёт, женщин игнорирует. Почему это плохо? К тому же, у нас он быстро научится завивать горе верёвочкой и пить настойку пиона. Да и против нашей Нади Калашниковой ещё никто не устоял!».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 114 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →