onoff49 (onoff49) wrote,
onoff49
onoff49

Category:

Вдогонку к предыдущему тексту.

Очень хорошо работать в крупных, «головных» медицинских центрах.
Для нас это — институт нейрохирургии им. Бурденко.
Они оперируют и сразу, как только больной чуть оклемается — переводят его в направившее учреждение. То есть — к нам, периферийное отделение нейрохирургии.
Но мы то и своих больных, порою, не знаем куда пристроить!
А ведь раньше и у нас были отлажены «пути отступления».
Мы направляли своих оперированных больных, требующих курса реабилитации, в неврологические отделения города и области.
А то и в участковые больницы, если знали, что персонал этих больниц сможет оказать помощь нашим больным!
Поддерживали контакт с врачами этих больниц и отделений: консультировали их, выезжали к ним, если что, по первому требованию и т. д.

Таким образом наши больные получали вполне достаточный курс восстановительного лечения.
Сейчас сокращают количество коек в этих периферийных больницах, а то — и сами больницы закрывают. Есть ли где -нибудь ещё участковые больницы?
Хрен куда кого направишь!
Разрушена вся, десятилетиями создаваемая, система.

Лежит у нас восемнадцатилетний парень с опухолью ствола головного мозга. Недвижим, глотать не может, дышит — плохо.... Глаза закрыть и то- не может!
Мы его — точно не вылечим. Требует только ухода, обезболивания и седации ( парень — в сознании и всё прекрасно понимает). Производить всё это на хирургической койке — не рентабельно.
Но выписать его мы не можем. Ни в одно лечебное учреждение его не возьмут.
Выписать домой — умрёт в мучениях от голода, обезвоживания и пролежней.
И он не один у нас такой. Сейчас прикинул в уме — получилось- пять таких больных.
Койки под такими больными - «не работают».
Ухудшаются показатели работы отделения.
И смерть таких больных в отделении — минус нашей статистике.

Но страдают не только эти больные и врачи, лечащие их!
Страдает уровень медицинской помощи «сложным» больным.
Знаю отделения нейрохирургии, где под разными предлогами просто «не связываются» с больными, исход оперирования которых — сомнителен.
Первое- может умереть.
Второе- мозг не сердце: восстановление после устранения причины заболевания идёт очень медленно, горбами, с периодами ухудшения. Зачем брать на себя заботы об послеоперационной реабилитации таких больных? Зачем выслушивать жалобы родственников, а то и отвечать им по суду?
Поэтому новые хирургические методики — не осваиваются, тяжёлые больные сплавляются в головные институты. Специализированные отделения в областных городах занимаются беспроигрышными видами деятельности.
В нейрохирургии это : удаление «межпозвоночных грыж», пластика дефектов свода черепа, стабилизирующие операции на позвоночнике. Иногда - прихватят «поверхностную» опухоль головного мозга.
И — всё! Всё остальное — в «Бурденко» и «Полено».
Открыли сейчас нейрохирургические центры. Оснащение — великолепное. Но если присмотреться к набору тех операций, которые производятся в этих центрах, то легко можно заметить что делаются там, по преимуществу, малоинвазивные, паллиативные вмешательства, не требующие длительного послеоперационного лечения и наблюдения.
***
Что мы делаем, что бы и больным помочь и самим выглядеть в глазах администрации пристойно?
Хитрим и «рисуем» статистику.
Этого парня с опухолью ствола головного мозга мы уже три раза «выисывали». То есть оформляли историю болезни , как «выписную» и тут же «принимали» этого парня в больницу, как нового больного.
Есть и другие приёмы, но не всё же вам можно рассказать, други мои. :)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments