?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Врачи-убийцы
Gbrf
onoff49
Оригинал взят у lekar1971 в Врачи-убийцы

Запись опубликована Из жизни доктора. Пожалуйста, оставляйте комментарии там.

http://conveyor.doc.nov.ru/medicina.htm

Несколько больных из нашей больницы уехали в Германию. Уехали и вернулись.  Какими уехали, такими и вернулись. Очень разочарованны в результатах лечения , но полны восторга от ухода и быта в германских больницах. По этому поводу вспомнил старые посты в ЖЖ от Лекаря 1971 с моим довеском.

Медицинские опыты


Страшным деянием эсэсовцев с врачебными дипломами были опыты над живыми людьми. В этих случаях «самодеятельность» встречалась уже реже.


Медицинские эксперименты проводились только с ведома и разрешения самого Гиммлера. В самих концлагерях буквально весь медицинский персонал — а следовательно, тысячи людей — был участником этих тягчайших преступлений.


Для экспериментов возводились бараки в некотором отдалении от других. Доступ туда был строжайше запрешен, что не мешало просачиваться слухам об ужасах, творимых в этих бараках. С течением времени у каждого концлагеря появилась своя «специализация».


В Бухенвадьде в основном занимались разработкой противотифозной вакцины. Но как занимались! Заражапи здоровых людей! И даже в тех редких случаях, когда противотифозная сыворотка оказывалась действенной, эсэсовские врачи вводили вакцинированным людям такие лошадиные дозы бацилл (внутривенно), что люди все равно гибли. Более того, дабы иметь под руками свежие штаммы сыпного тифа, целую группу узников все время заражали тифом. Чудом выжившие стали калеками — их парализовало, они потеряли память. Этих «подопытных» заключенных можно было считать стопроцентными смертниками. Впрочем, крематорием кончался любой эксперимент — кроме всего прочего, эсэсовцы вовсе не были заинтересованы в том, чтобы оставались живые свидетели их «медицинской» деятельности. . Проходили эти опыты с осени 1941 г. в блоке 46, обнесенном двойным рядом колючей проволоки. Ответственным за них был Институт гигиены войск СС в Берлине. Непосредственно участвовали штандартенфюрер (позже оберфюрер) СС доцент Мартовски, а также инспектор вермахта, генерал-полковник, профессор Ханд-лозер; имперский фюрер здравоохранения, статс-секретарь групенфюрер СС Конти, президент «имперской палаты здравоохранения» профессор Рейтер, профессор института имени Роберта Коха в Берлине Гильдемейстер и, наконец, врачи из самого Бухенвальда, в частности Динг-Шулер. В Бухенвальде проводились и другие эксперименты — опыты по заражению желтой лихорадкой, оспой, паратифом, дифтеритом. Как и во всех «кадет», там экспериментировали с 0В (отравляющими веществами). И наконец, врачи-садисты пересаживали узникам половые органы, якобы для… борьбы с гомосексуализмом. ‘ Руководил этими опытами ппурмбанфюрер СС Шульце и оберфюрер Попендик. Эти же «ученые мужи» кастрировали людей и вводили им… синтетические гормоны.


В концлагере Дахау специализировались на малярии. С января 1942 г. гауптштурмфюрер, доктор Плёт-нер (а до него Брахтель) по распоряжению профессора Шиллинга начали отбирать среди лагерников «абсолютно здоровых людей» в возрасте от 20 до 45 лет и заражать их малярией. Каждую неделю жертвами Плётнсра становились не менее 20 человек. Заразив людей малярией, эсэсовские врачи спокойно наблюдали за ходом болезни и за соответствующими осложнениями: желтухой, сердечной недостаточностью, воспалением легких. Особо много смертных случаев от нелеченной малярии объяснялось и тем, что ею заражали узников с ослабленным, истощенным организмом.


Гиммлер посетил малярийный блок в сопровождении Конти и воскликнул, обращаясь к «подопытным» заключенным: «Парни, вы принесли отечеству такую же пользу, как наши солдаты на фронте! Я позабочусь о том, чтобы вас выпустили на свободу».


Разумеется, все «парни», подвергшиеся в Дахау медицинским экспериментам, были умерщвлены там же, впрочем, как и зараженные узники в других лагерях.


С 1943 по 1945 г. узникам в Дахау делали прививку, чтобы вызвать у них флегмону. «Подопытными кроликами» убийц с врачебными дипломами были в основном католические священники, больше всего из Польши. Главный врач СС Вольтер поставлял их из числа заключенных, а другой эсэсовец — Лауэ — «заражал». Рапортуя Гиммлеру, врач СС Гравиц сказал, что, «несмотря на неблагоприятные результаты (все больные умирали.—Авт.), исследования в Дахау продолжаются».


В этом лагере проводились и такие варварские эксперименты: узников подвергали высочайшему атмосферному давлению либо замораживали живьем.


В 1941 г. штабной врач нацистской авиации Рашер (вскоре он получил чин унтерштурмфюрера СС), работавший в Мюнхене, начал, с разрешения Гиммлера, экспериментировать на узниках Дахау. Это "вызвало превеликую зависть у штатских «исследователей» Ромберга и Руффа — оба были директорами соответствующих научных институтов, связанных с воздушным флотом. Суть экспериментов Рашера сводилась к тому, чтобы выяснить, как люди выдерживают быстрый подъем и столь же быстрый спуск в негерметизированных кабинах. Характерно, что Гиммлер разрешил проводить эти заведомо смертельные опыты на поляках и русских—участниках Сопротивления.


В Дахау на лагерной «улице» поставили «вагон» — высокую камеру на колесах, снабженную специальной аппаратурой. Когда испытуемый «поднимался вверх» или «падал» — в камере соответствующим образом менялось давление,— ему снимали кардиограмму. А после смерти жертву подвергали анатомическому вскрытию. «Научные» выводы господа палачи сформулировали следующим образом: «Кровь на высоте 21 тысячи метров еще не закипает» (медицинское заключение от июля 1942 г.) — или же: «При вскрытии сердце еще билось» (заключение самого Рашера). После чего доктор Рашер начал подряд рассекать на части еще живых людей, чтобы узнать, сколько времени после наступления клинической смерти работает сердце.


«Вагон» вызывал дикий ужас у заключенных Дахау. Правда, первые жертвы Рашера были «добровольцы» — им обещали сносное питание, не объяснив, что с ними произойдет. Но потом, естественно, никто не соглашался идти в камеру, и Рашер стал выискивать жертвы сам. Рашер был одним из фаворитов Гиммлера: всемогущий рейхсфюрер СС и «скромный ученый» обменивались письмами. В одном письме, к примеру. Рашер писал, что «продуктивный интерес Гиммлера к его (Рашера) исследованиям повышает активность и творческую энергию» сего ученого мужа. Впрочем, не только Рашер находился в переписке с Гиммлером. Так, в октябре 1942 г. генерал-полковник профессор Хиппке. санитарный инспектор немецкой авиации, писал Гиммлеру: «Глубокоуважаемый господин рейхсфюрер СС! С почтением благодарю Вас от имени медиков-исследователей германского воздушного флота за Вашу огромную помощь и за Ваш интерес к проводимым нами научным опытам; эти опыты являются для нас существенными и важными… Опыты по охлаждению — они представляют уже другой аспект — еще идут в Дахау… В тех случаях, когда работа требует Вашей дальнейшей поддержки, прошу Вашего разрешения на то, чтобы штабной врач доктор Рашер снова мог обратиться к Вам лично. Приветствую Вас словами: Хайль Гитлер! Профессор, доктор Хиппке».


Опыты по «охлаждению» (замораживанию) людей под названием «действие охлаждения на те плокровных» уже с октября 1942 г. ставил некий профессор Хольцлёнер. Все тот же Рашер предложил Хольцлёнеру сотрудничество, иными словами, неограниченное число «теплокровных» — живых людей. Некоторое время профессор работал с Рашером, а потом Рашер решил не делить ни с кем «лавры» и до мая 1943 г. единолично губил узников Дахау, подвергая их мучительной смерти.


«В первый период (экспериментов.— Авт.) испытуемых — одетых или обнаженных ~ погружали в холодную воду с I ° от —4 до —9 ° Цельсия до тех пор. пока они не окоченевали. Измерение температуры тела проводилось термоэлектрически через прямую кишку. Число подвергнутых экспериментам на первых порах — 50-60 человек, число летальных исходов — от 15 до 18. Во втором периоде Рашер ввел еще одно «новшество»: заключенных в мороз от —20.до —35° часами обливали водой и. оставляли на улице ночью; поскольку крики замерзающих вызывали большое беспокойство. Рашер под конец стал усыплять их, делая соответствующий укол. Двух русских офицеров, которых приволокли из камеры, Рашер, согласно свидетельству бывшего узника Дахау Вальтера Неффа, обнаженных положил в холодную воду. Офицеры погибли только через пять часов. По прошествии двух с лишним часов один из русских сказал другому (это слышал присутствовавший при опыте польский санитар): «Попроси того офицера, чтобы нас пристрелили». На что второй ответил: «Не имеет смысла ждать милости от фашистского зверя». Чудом выжил после экспериментов Рашера в Дахау советский военнопленный Николай Хонич. «добродушный великан, убегавший из неволи много раз, замороженный в Дахау заживо, активный участник лагерного подполья…». Газета «Известия» от 13 августа 1984 г. приводит рассказ о Хониче. «Сколько раз возвращался из небытия сам Хонич, сосчитать трудно. Его бросали в бассейн с ледяной водой, держали там по три с лишним часа, пока не угаснет. Затем доктор-палач Рашер приказывал: отогреть, растереть спиртом… через несколько дней опыт видоизменялся: узника клали в студеную ванну, голову, спину, шею обкладывали льдом, на лоб лили воду. Процедура повторялась четыре раза— в научных целях, по словам Рашера, и еще дважды — для развлечения высоких чинов в черных мундирах и их семей…»


Общее число «испытуемых» с ноября 1942 г. по май 1943 г. составило от 200 до 240 человек (речь, разумеется, идет лишь о заключенных, которых заморозили.— Авт.); некоторых подвергали этой пытке два-три раза…


Гиммлера особенно интересовало отогревание еще живых, но потерявших сознание узников. Для этого было поставлено множество серий экспериментов с помощью догола раздетых женщин, которых привозили из концлагеря Равенсбрюк. .Опыты над живыми людьми в женском концлагере Равенсб-рюк отличались такой же чудовищной жестокостью, как и опыты в Дахау.


Гравии, имперский медицинский инспектор СС, приказал вводить узницам Равенсбрюка стафилококки, возбудители газовой гангрены и столбняка, а также вводили одновременно несколько видов бактерий, дабы установить эффективность сульфаниламидных препаратов. Непосредственно руководил экспериментами профессор Гебхард (с ним мы еще встретимся) — ординатор клиники ортопедической хирургии Берлинского университета, главный врач больницы Хоэнлихен. друг и один из лейб-медиков Гиммлера. По его указанию доктора Тидлауски, Розенталь и Герта Оберхейзер калечили и убивали несчастных женщин.


Надрез для внесения бактерий узницам делали на верхней части бедра, почти всегда глубокий, до самой кости, очень часто в рану вкладывали также щепки и осколки стекла; нагноения начинались сразу, и «контрольные» больные умирали в страшных муках. Смерть других больных наступала позже, но мучились они не меньше. (Для опытов почему-то выбирали самых красивых девушек!) А когда в Равенсбрюк являлся профессор Гебхард собственной персоной, больных (иногда умирающих) узниц часами держали привязанными к операционным столам.


В мае 1943 г. Гебхард сделал доклад об опытах в Равенсбрюке на «третьей конференции по Востоку для врачей — консультантов» военной академии в Берлине. Доклад назывался: «Особые эксперименты касательно действия сульфаниламидов». На конференции присутствовали уже известные нам профессор Хандло-зер, профессор Рошток, директор университетской клиники в Берлине, консультант вермахта генерал-полковник Шредер, начальник санитарного управления авиации вездесущий Конти, начальник санитарного управления войск СС и полиции оберштурмфюрер Попендик, лейб-медик Гитлера (он же генерал-лейтенант войск СС) Брандт и другие менее известные медицинские «светила» «третьего рейха». Ни один из них не выразил своего возмущения тем, что опыты проводились над живыми людьми!


В Равенсбрюке также трансплантировали костные ткани. «Методика» и здесь была обычная для «кацет» — брали здоровых женщин, калечили их, а потом накладывали гипс. Когда хотели взглянуть, как идет эксперимент, вырезали куски живого тела и обнажали кость.


Иногда поступали еще проще: ампутировали здоровую ногу, руку или лопатку и отвозили в другой концлагерь — Хоэнлихен, к профессору Гебхарду, а там он вместе с Штумпффэггером и Шульцем (все это самые знаменитые хирурги СС) «приставляли» их к. другим подопытным.


С 1939 г. опыты на живых людях проводились в Заксенхаузене — на узниках . испытывали жидкие отравляющие вещества (0В), их втирали в кожу (!). О результатах экспериментов докладывали лично Гиммлеру. Заключенные сперва слепли, а потом в страшных мучениях погибали.



В концлагере Нацвейлер также была широко поставлена вивисекция. Здесь экспериментировали с желтой лихорадкой, сыпным тифом…


Особо отличался в Нацвейлере некий профессор Хирт. Хирт в конце 1942 г. связался с Гиммлером и получил разрешение создать «коллекцию» черепов и скелетов «еврейско-болыиевистских комиссаров». Оказывается, в нацистской науке существовал и такой «термин». Профессору было предоставлено 115 заключенных для этой цели, в основном из Освенцима. В Нацвейлере их отравилив газовой камере, а потом Хирт отправил «экспонаты» в Анатомический институт при имперском университете, где их хранили в спирту. Когда фронт приблизился, тот же Хирт расчленил на куски трупы и сжег.


Освенцим с самого начала был задуман как лагерь уничтожения: «Медицинские» эксперименты в нем проводились в особо широких масштабах. Главным образом, эксперименты по стерилизации людей. Здесь выделился врач-венеролог некий Покорни, так же как Рашер, находившийся в переписке с самим Гиммлером. Сперва эти два «мудреца» решили испробовать медикаментозное «лечение» на основе исследований фирмы «Мадаус и К°», проведенных на животных. В октябре 1941 г. Покорна с восторгом писал Гиммлеру: «Если нам удастся на основе этих исследований быстро создать лекарство, которое в относительно короткий срок и незаметно будет стерилизовать людей, то мы получим в свое распоряжение новое, действенное оружие (у нацистов военные термины не сходили с языка.— Авт.). Одно то обстоятельство, что находящиеся в немецком плену три миллиона большевиков (речь шла об угнанных советских гражданах.— Лег.) могут быть стерилизованы, то есть останутся работоспособными, но не сумеют размножаться, открывает широкие перспективы».


Однако оказалось, что экзотическое лекарственное растение для стерилизации трудно выращивать в Германии.


За дело взялись другие врачи-убийцы, в частности Шуман (один из тех, кто проводил «программу эвтаназии»), Шуман связался с рейхслейтером Боле и оберфюрером СС Браком, сотрудником канцелярии Гитлера. Боле и Брак носились в ту пору (в 1941 г.) с планом поголовной стерилизации всех «неарийцев»,


Опыты на сей счет по приказу Гиммлера проводились в Освенциме. И вот Шуман приступил к делу, отобрав в Освенциме всех евреев от 20 до 24 лет, хороших работников, и облучил их соответствующим образом рентгеном, после чего опять погнал на работу. Через две — четыре недели «подопытных» кастрировали и исследовали их половые органы. А Шуман отправился в Равенсбрюк, где без наркоза проводил чудовищные операции по стерилизации детей цыган.


И опять в стане убийц наступило ликование — врачи отрапортовали, что вопрос о стерилизации с помощью рентгена решен положительно; при наличии 20 рентгеновских установок можно якобы за день стерилизовать 3—4 тыс. узников концлагерей. Брак в послании к Гиммлеру заверил своего рейхсфюрера, что он обязуется стерилизовать «от двух до трех миллионов, мужчин и женщин из числа еврейского населения», которые только «через несколько недель или — соответственно — месяцев поймут, что они кастрированы». «Если Вы, рейхсфюрер,— писал Брак далее,— решите, что в интересах сохранения рабочей силы следует пойти этим путем, то рейхслейтер Боле предоставит в Ваше распоряжение требуемых врачей и прочий персонал».


Но и на сей раз произошла осечка. Шуман сообщил, что, во-первых, на мужчин рентген действует не стопроцентно и, во-вторых, все предложенные «мероприятия» весьма дорогостоящи (тем более что облученные умирали как мухи, и, таким образом, нацисты лишались рабов).


Тогда, не мудрствуя лукаво, Шуман предложил кастрировать «неарийцев», пообещав, что операция продлится всего 6—7 минут: Наконец, в 1942 г. появился еще один садист с ученой степенью — профессор Клауберг. Этот «изобрел» свой метод — вспрыскивание в матку женщин химического препарата. Состоялась встреча Клауберга с Гебхардом и Глюксом — оберфюрером СС (заместителем Поля). Клау-бергу было разрешено «производить опыты на людях и животных в концлагере Освенцим». Кроме того, свои жертвы сей профессор получил и в Равенсбрюке.


7 июня 1943 г. Клауберг сообщил, что его .«методику можно считать разработанной» и что за один день он обязуется изуродовать «до одной тысячи женщин». Впрочем, для дальнейшего у совершенствования «метода» он потребовал еще 300 узниц из Равенсбрюка. Все они погибли в Освенциме. Быть может, не стоило бы так подробно останавливаться на «врачебных» экспериментах в, концлагерях — о них писалось не раз — и, пожалуй, ничто из практики эсэсовцев не вызывало такого ужаса и отвращения, как эти эксперименты, хотя и сам «обычный» «конвейер смерти», через который нацисты пропустили миллионы людей, убедительно показывает всю меру патологической бесчеловечности гитлеровского строя.


Однако есть причина, которая заставила нас с такой дотошностью описывать опыты над живыми людьми. Эта причина заключается втом, что «врачи», причастные к опытам, до сих пор разгуливают на свободе. Более того, находятся люди, которые смеют защищать их. Приведем только один пример: за четыре десятилетия так и не предстал перед судом гауптштурмфюрер СС Иозеф Менгеле по кличке Ангел смерти. Иозеф Менгеле ответствен за убийство 400 тыс. узников Освенцима. Он проводил, кроме. того, «генетические эксперименты» для «создания чистой арийской расы», а попросту говоря, убивал детей-близнецов (какой изощренный садизм!) под видом постановки «научных» экспериментов. Впрочем, изобретательности этого патологоанатома по профессии не было пределов: он испытывал на живых людях (не только близнецах) воздействие отравляющих химических веществ, сжигал им кожу, выкачивал кровь, не говоря уж о том, что Менгеле ответствен за «селекцию» узников в Освенциме… И этот-то Менгеле за 40 послевоенных лет где только «не мелькал»: был опознан в Вене, арестован американцами, но очень скоро выпущен на свободу, жил в Швейцарии с супругой, переправился с фальшивым паспортом на имя Грегора из Буэнос-Айреса, съездил под своим настоящим именем в ФРГ, где развелся с первой женой, получил врачебную практику в Парагвае, совершал оттуда вояжи в США - в Майами… Какой позор для западной демократии!


По житейски мудро прокомментировал статью уважаемый onoff49


http://onoff49.livejournal.com/77548.html


“Замечательная медицина в Германии, но всегда, читая о её успехах, я не могу не подумать: «А не работы ли врачей- фашистов   в концлагерях создали основу для этих успехов?» 
Знаю несколько симптомов поражения головного мозга, которые не принято называть по имени автора. По легенде, эти симптомы выявлены во время наблюдения за заключёнными концлагерей, которым искусственно повышали внутричерепное давление: между оболочками мозга и костью укладывали резиновый «пузырь», а затем его  медленно наполняли водой, сдавливая мозг.
Всегда думаю: что заставляло уважаемых врачей, профессоров, ученых производить опыты над живыми людьми?
1. Немецкая дисциплина? «Приказы не обсуждают, а выполняют!»
2.Страх? Выполняли, так как иначе пострадали бы и они, и их родные?
3. Это были фанатики науки, готовые ради эксперимента на идеальных подопытных, пойти на всё, забыв о гуманности?
Были ли такие, которые отказались от проведения таких экспериментов?
Если хоть одно из утверждений, верно, то я спокоен за российских врачей: они недисциплинированны, страха большого ни перед чем не испытывают, от работы – не фанатеют. Халатность, небрежность, хамство – сколько угодно! Но не преступления.
В подтверждение сказанному: у нас ведь то же были лагеря, но ничего об опытах над ЗК – не слышал.



  • 1
Я отдаю себе отчёт в том, что за эти результаты заплатили жизнью 6 миллионов моих одноплеменников, включая 1,5 миллиона детей, на которых тоже ставились опыты. Ваши выводы абсолютно аморальны, и нам не о чем с вами говорить. А в связи с сегодняшней ситуации в России я просто перестала общаться с несколькими друзьями, поняв, что у них полностью съехала крыша на почве патриотизма.

  • 1