onoff49 (onoff49) wrote,
onoff49
onoff49

Category:

Диет, верблюды, язва желудка или трёп ни о чём.

С молодости, со студенческих лет я был приверженцем средиземноморской диеты.
Морепродукты, сыр, овощи, лёгкое вино.
То есть: килька с овощами в томатном соусе, плавленные сырки ( обычно- «Дружба»), сухое алжирское по 22 копейки за стакан, а то и плодово-ягодное по 90 копеек за бутылку.

И никаких приёмов пищи по времени! Завтрак, обед, ужин- забудьте. Есть надо тогда, когда этого хочется.
Но утром, обычно- не до еды: то проспал и надо бежать, то мутит после вчерашнего.
Днём — учёба, всё та-же спешка, в общепите — не протолкнуться.
Возможен был только лёгкий перекус в студенческом буфете в виде конфетки под стакан алжирского. У буфетчицы Анжелы для своих — всегда было под прилавком.
А как иногда хорошо можно было поесть в соседней с институтом пирожковой!
Там подвали горячий костный бульон по 5 копеек за черпак и огромные, как чебуреки, пирожки с мясом по 10 копеек штука. Что там за мясо было на 10 копеек, боюсь сейчас даже представить.
Бульон надо было обильно приправлять пахучим красным молотым перцем. Его в пирожковой было в избытке и бесплатно.
Но на пирожковую обычно не хватала времени и мы лопали свой средиземноморский рацион только поздно вечером с переходом на ночь. Как какие-нибудь правоверные мусульмане.

Кстати: их, мусульман, у нас в институте было немало.
Земляк из Нальчика Хазрет бил морды всем, кто меня обидел. Это ему не в напряг :
здоровый был абрек.
При этом, я никогда ему не жаловался на обидчиков! Он сам как то узнавал и действовал меня не спросясь.
Потом приходили побитые Хазретом и как славяне славянину жаловались мне на кавказский беспредел.
Говорили:
- Уйми своего земелю. У нас ведь тоже друзья есть. Попишут твоего Хазрета, как два пальца обоссать!
Так оно потом и случилось. Но горазда позже. И не в Питере, а в Нальчике. И не «пописали», а убили из АКМ в одной из кавказских заварушек.

Ну и вот.
Особенно хорошо мы питались в студенческих отрядах.
Каждый год нас, студентов, отправляли на сбор арбузов в Астрахань.
Поднимали в шесть утра и везли в кузове грузовика в бескрайнюю степь, накрытую увеличительной линзой безоблачного неба. В утренней степи пахло морем и дул упругий солнечный ветер.
Цепочкой мы рассыпались на бескрайней бахче. Срывали холодные после ночи арбузы и , перебрасывая их по цепочке, складывали в огромные кучи на обочине дороги.
Арбуз мог пройти через три- четыре пары рук и только на пятой раздавался вопль:
- Мать вашу! Какого хуя! Смотреть ведь надо. Сколько раз уговаривались!
Это означало, что в руку орущего воткнулась колючка, похожая на морскую мину с острыми «рожками». Мины эти коварно ждали своего часа, примостившись на упругом теле полосатого арбуза.
Арбузы мы ели так: разбивали приглянувшийся о землю, выламывали бескостную сахаристую сердцевину и съедали, обливаясь соком.
Девицы наши по утрам умывались незрелыми арбузами.

Часам к десяти на бахче появлялись колхозники. Не обращая на нас никакого внимания они выбирали из собранных нами арбузов те, что покрупнее и звонче и уезжали продавать их на ближайшую железнодорожную станцию.
По вечерам на бахчу забредали  бесхозные верблюды. Твари эти не столько ели, сколько разваливали наши арбузные кучи и давили ягоды.

Жили мы на полевом стане. Стан состоял из белого домика с кухней и бытовкой и стоящих прямо на улице длинных нар под навесом. На нарах — набитые сеном тюфяки и марлевые пологи. Без пологов спать было невозможно: комары в Астрахани — злые, как собаки и такие же большие.
Рядом со станом паслись бараны. Каждый день одного из баранов забивали. Девицы наши ( казённую повариху мы в первый же день - прогоняли) готовили одно и тоже: что-то типа харчо, с большим количеством чеснока, зелени и помидоров.
Помидоры привозил нам колхозный бригадир - ящиками. Астраханские помидоры — не чета прочим: остро пахнущие, сладкие с кислинкой. Ели мы их— от пуза.
Тот же бригадир привозил яблоки. Этих было вообще — без счёта!
Рядом со станом были ерики, заросшие камышом.
Вода в ериках, отфильтрованная водорослями и теми же камышами, была тихой и чистой. Видно было, как стоят в прозрачной толще ленивые сазаны, чуть шевелящие плавниками и быстро проплывает серебристая вобла.
По утрам, на утлой плоскодонке мы плавали по ерику и ставили сети. К обеду - извлекали из глубины десятки упитанных рыбин. В основном — золотистых линей. Если замешкаться и вовремя не поднять сеть — рыбу объедали шустрые водные черепахи. Мы варили уху по самым разнообразным рецептам и даже — с водкой. С водкой не понравилось. Решили, что переводить дефицитный в степи напиток — негоже. Черепах мы не ели по той простой причине, что не знали, как их готовить.
К концу срока очень хотелось съесть чего- нибудь нездорового: колбасы, сыра и копчёной селёдки.
Как то , в ожидании отправки в Ленинград, нам пришлось просидеть неделю в Астрахани.
Страшный город! Более всего он походил на высушенную воблу: пыльный, жаркий, безводный. Зелени- никакой.
Жрать- нечего. За всем съедобным — очередь на квартал.
Видел, как в мясном отделе татарин рубил лошажью ногу. Старушка в очереди рассуждала:
- Ничего! Я накручу своему деду котлеток . Он и не заметит, что это конина.
Самой дешёвой закуской в Астрахани оказалась чёрная икра. Цену уже не помню, но купить у браконьера литровую её банку мы легко могли себе позволить.
Неделя — семь дней. Семь банок икры мы и умяли.
Став врачом, я питался всё так же здорОво. То есть -мало, невкусно и нерегулярно.
Каждую неделю я покупал талоны на комплексные обеды в нашей больничной столовой. Но в столовую попадал крайне редко: то операции, то срочные дела, то есть не хочется.
Но как бы рано не приходил я в столовую (да хотя бы и к самому её открытию!) , всегда впереди меня оказывались сотрудники отделения ЛФК и физиотерапии: инструкторы, массажисты.
Такое питание не спасло меня от язвы желудка. Очень полезное заболевание! Пока я с ним боролся трехпроцентным раствором соды по 200 мл «за раз» и таким же количеством четверть процентного новокаина , холестерин в моей крови был в норме, и сам я был поджар и деятелен.
А потом — хоп! - и отрезали мне 2/3 желудка. Позже оказалось, что отрезали мало и пришлось ещё раз лезть ко мне в живот и урезать по полной программе.


В связи с такой войной, питался я помалу и невкусно: кашки — клейстер, мясные муссы, кисели. Но по- прежнему я был худ и подвижен.
А сейчас, наверное, тестостерон в крови упал. Стал я стремительно набирать вес. Даже пузо проявляться.
Сижу теперь на овощах, мясе и рыбе без гарниров и хлеба. Без хлеба, оказывается, пища гораздо вкуснее!
Подумываю: «А не перейти ли вновь на средиземноморскую диету?»
Только килька в томате теперь отвратительна, как и плавленные сырки.
А самое главное: где найти теперь алжирского сухого красного вина или плодово-выгодного по 90 копеек за бутылку?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments