onoff49 (onoff49) wrote,
onoff49
onoff49

Category:

От чего ушли, к тому и приехали.

Всё, говорят, течёт, и всё, мать её так, изменяется.
Но течёт - не в ту сторону и меняется всё, не к лучшему.

Прочитал интервью нашего главного реанимационного  босса из НИИ нейрохирургии им. Бурденко и взгрустнулось мне.

Сколько надежд наших рухнуло, сколько многообещающих методик себя не оправдало!
Например - оперирование больных с опухолью мозжечка (скажем так, чтобы понятно было не врачам) в положении больного «сидя».
Очень удобно оперировать! Всё хорошо видно, доступно. Давление в черепной коробке – снижается, мозг податлив, легко смещаем. Красота! Во всём мире такая методика стала применяться задолго до того, как это привилось в России.

Года два мы бились, что бы внедрить у себя эту методику. Уговаривали администрацию, выдуривали деньги на покупку специального операционный стол с приспособами для фиксации головы.
Уламывали анестезиологов (неудобно проводить наркоз у сидячих больных!). Мы и анестезиологи ездили учиться.
Внедрили! Результаты пошли – зашибись! Время операций – сократилось, кровопотеря – уменьшилась.
Но некоторые больные, с успешно удалёнными опухолями стали внезапно умирать, прямо на столе.

Всё дело - в воздушной эмболии. Дело в том, что в таком положении давление в венах головы – отрицательное. Стоит повредить незавидную венку мозга или его оболочек или иной венозный коллектор – тут же в дефект стенки вены подсасывается воздух и при достаточном его объёме, у больного могут возникнуть фатальные осложнения.
Применяли мы специальные приборы, следящие за такой эмболией, Анестезиологи придумывали различную хрень – не помогает. И никогда не знаешь, когда и у кого «стрельнёт».
Во всем мире нейрохирурги стали отказываться от такого положения больного на столе и вернулись к старым методикам. Нам – обидно. Они то, на Западе, наоперировались, а мы – только начали и подиж ты – надо бросать.


Или ретракторы Yasargil. Это такая механическая рука, позволяющая удерживать смещённый мозг в нужном положении. Покупали мы эти ретракторы и самопальные у московских умельцев и фирменные. Дорогие, зараза! Но оперировать с ними – очень удобно: освобождается рука, объект вмешательства (опухоль, аневризма)- хорошо видны и постоянно в одном ракурсе
Так нет! Выяснилось, что от дурной этой руки, которая в течении многих часов удерживает мозг, возникает ишемия мозга в зоне её давления , а потом в этот ишемический очаг возникают кровоизлияния. Отказались от Язергиля.

А как мы радовались, когда удалось пробить специальные дренирующие системы для оперирования детей с гидроцефалией. Ни у кого в девяностых годах их не было. Только в Москве и Питере. А я написал письмо нашему первому «перестроечному» депутату от Мурманска ещё в девяностых годах (Или раньше? Не помню уже точно) и в течении месяца нам уже прислали тридцать «шунтов».Потом мы нашли иные каналы для покупки таких систем.
Сотни больных спасли! Но достаточно часто у оперированных таким образом больных стали возникать грозные осложнения! Жидкость из мозга утекала в живот больного по шунту, давление в мозге падало, мозг спадался, как воздушный шарик и от этого рвались вены переходящие с оболочек мозга, на сам мозг. Набегали огромные внутричерепные гематомы.
Сейчас всё больше переходят к эндоскопическим операциям при гидроцефалии и даже обращаются к старым, давно забытым, казалось бы, способам лечения гидроцефалии.

А сколько было надежд на применение больших доз гормонов!
На барбитураты в запредельных дозировках.
На «нейровегетативные блокады».
Учёные нейрохирурги всех стран только на заборах не писали о чудесах этих методик!
Но со временем выяснилось, что толку от всего этого – нет. А осложнений – достаточно.

На какое- то время очень полюбили мы, как и все другие нейрохирурги планеты, гипотермию.
Как это было хлопотно - «морозить» больного, потом тащить его заиндевелого на операционный стол!
. Но результаты представлялись нам обнадёживающими. Потом оказалось, что овчинка не стоит выделки. Более того – опасна эта «выделка».

Манитол казался, когда то, панацеей при лечении повышенного внутричерепного давления. Сейчас применяем его всё реже и по очень узким показаниям.

Какое -то время назад, считалось, что введение растворов глюкозы в.в. - совершенно необходимо повреждённому мозгу. Но, не так и давно, выяснилось, что при включении глюкозы в обмен, образуются вещества, ужасно ядовитые для мозга!

Теперь ещё и наркоз для наших больных всё чаще оказывается излишним!
Есть такие зоны мозга, где необходимо оперировать, поддерживая речевой контакт с оперируемым.

Что имеем с гуся? Что мозгу не делай - ему всё во вред.
Лучше его – не оперировать. А если и оперировать- то под местной анестезией, применяя старые, проверенные инструменты.
После операции – ни-ни: ни чем не лечить. Восполнять объём циркулирующей крови кристаллоидами (физ. раствором по рублю флакон), держать на ИВЛ, если есть угроза отёка мозга и – ВСЁ!
Всё остальное имеет спорный характер.
На ИВЛ держать не долго. От неё бывают жестокие пневмонии.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments