onoff49 (onoff49) wrote,
onoff49
onoff49

Categories:

Мятежный Липкин.

Бывает такое (редко - но бывает): гуляешь себе постепенно на солнышке по зелёной траве, чуть выпив, и думаешь, как поёшь: «Как прекрасен этот мир, посмотри! Как прекраааасен этот миииир!». И – херак!- вступаешь в чьё-нибудь говно, но сразу этого не замечаешь, а залазишь, как есть в машину и только там, по мерзкому запаху понимаешь, что жизнь, чаще всего – именно то, что прилипло к подошве твоих новых кроссовок.
Так и тут: живём мы на работе, в больнице, закрытым мирком и всё в нём – достаточно сбалансировано и отлажено. Неприятности – привычны, радости – не чрезмерны, но, тем не менее - имеют место быть. Не так часто, как того бы хотелось, но всё- таки….
А вчера кто-то взял и порезал покрышки на семи докторских машинах, припаркованных у больницы!
У всех семерых повреждены передние правые скаты. И все эти машины – докторов из нейрохирургии и нейротравмы!
Вызвали милицию. Менты вяло, без всякого желания взялись за дело: собрали заявления с пострадавших и их же допросили с пристрастием.
Прозрачно намекнули, что добрые люди на работу на общественном транспорте ездят, а если и на своём, то на отечественном. На том дело и заглохнет, по-видимому.
- Пиздец!- сказал Липкин. – Обходы – отменяются. В палаты я – ни ногой! В операциях участвовать отказываюсь. Все назначения – отменяю.
Говорю:
- Так может быть это не наших больных рук дело! Наши никуда не ходят, разве что - под себя….
- А больные из нейротравмы?! Они здоровее нас с вами! Шастают по всей больнице, с сёстрами хороводятся, водку жрут, не делясь с лечащими докторами….На фига мы их неделями в больнице держим? Сотрясенцев вообще не надо в больницу класть! Что мы такое с ними делаем, чего нельзя сделать ему самому дома?
А лёгкие ушибы головного мозга, пусть и с кровоизлиянием? Исключили внутричерепную гематому и аляулю- пенатотерапия! Лежать и таблетки пить дома куда, как комфортнее: телевизор Путина показывает, жена, всегда готовая к лечебному процессу - под боком, персональный унитаз….
- Глуп ты, Липкин, хоть и еврей! Койко- дни как мы будем выполнять без сотрясенцев и ушибенцев? Генрих их не зря «кормильцами» зовёт! Есть пустые койки в отделении – любому упавшему можно прилепить сотрясение головного мозга и заткнуть им брешь в отчёте. Динамически его понаблюдать три дня и – выписать.
Нет мест (даже в коридоре)- и больные с сотрясением и ушибами головного мозга лёгкой степени - признаются здоровыми. Я, по молодости, дежурантом-нейротравматологом работал. Вторым долбоёбом, в том же звании, был Сашка Буйновский. Дежурили мы с ним «сутки через сутки». В отделении на 60 коек лежали тогда и плановые больные и экстренная нейротравма. Мест никогда не было.
Скольким мы отказывали в госпитализации! Это притом, что КТ тогда и в проекте не было. Прибегал я на работу и первое, что спрашивал у Сашки: «Мои, которым я отказал, не возвращались?!» Веришь ли, ни одной внутричерепной гематомы не пропустили за пять лет!
Липкин хохотнул:
- А это – вилами по воде! Кто его знает, сколько таких с хроническими гематомами потом живут? Или с головными болями и эпи, вследствие арахноидита! Патологоанатомы частенько это находят у больных, умерших совсем по другой причине.
Но это всё – лирика! Что делать будем? Я ведь серьёзно говорю: объявляю забастовку! И пока этот народ не скажет, кто проткнул мою машину – хуй в сумку им, а не нейрохирургия. Мы, понимаешь ли, должны изображать перед ними Махатму Ганди и мать Терезу в одном лице, а они – врут, ловчат, пишут бредовые жалобы, шины протыкают….
Кстати, слышал, как кондратий из пятой палаты врал, что заплатил мне за операцию пятьдесят тысяч! У них развлекаловка такая: врать, кто больше нам заплатил. Как же! Этот гегемон если и заплатит чего, так тут же его жаба начинает душить, и он бежит в прокуратуру. Мол, эти деньги врач у него вымогал.
И, вообще, почему они могут назвать меня врачом - убийцей, взяточником, неучем. Я же не могу сказать больным и их родственникам, даже тем, кто это заслуживает, что они – идиоты, быдло чернозёмное, неучи, пытающиеся судить о том, что не по их мозгам. Большая часть из них, по жизни – сами не профессиональны, работать не хочет никто, все злобны и завистливы, мелочны и обидчивы до судорог. Все подвержены суевериям и все такие православные, что хоть святых выноси!
- Ну, это ты загнул!
- Ничего не загнул! Это больные наши видят в течение жизни десяток- другой врачей и на основе такого небольшого опыта судят обо всей медицине. А мы их видим тысячами и можем судить объективно.
Кто это написал: «В России две напасти: внизу власть тьмы, а наверху - тьма власти»? В результате мы, врачи вмести с учителями – между молотом и наковальней: вверху тёмное, дурное начальство, от мелкого клерка, до президента, внизу – тёмное враждебная масса всегда правого народа. Скоро нашу прослойку расплющат «на нет».

Тут пришёл анестезиолог и сказал, что больной Попов на операцию завтра не пойдёт. Рекомендовал кучу анализов, консультаций.
- Вам – говорит,- проще его выписать, что бы он всё это в поликлинике прошёл. Зачем вы такого его принимали?
Зачем, зачем…. Жалко стало мужика. Приехал чёрти откуда. Никаких больниц в его местности не водится. Где эти анализы сдавать? И какие там, на хер, консультанты?!
Решили, однако, в свете последних событий, мужика выписать.
Через пол часа позвонил главный врач и сказал:
- Тут у меня ваш больной сидит с жалобой. Утверждает, что вы его выписываете из чувства мести за испорченные машины. Клянётся, что это не его рук дело. Советую вам не горячится и обследовать больного в стационаре.
Тут же стали ходить ко мне в кабинет больные Липкина и клясться в любви к нашему отделению, коллективу врачей и сестёр, российской медицине и лично ко мне. И я ещё дороже им стану, если сейчас же направлю к ним в палату мятежного Липкина или сам назначу капельницы, уколы и таблетки, которые они, больные, пить, конечно же, не будут.
И не менее пяти больных настучали мне, кто именно испортил наши машины. Вот ещё одна российская традиция – стучать!
Ну и что? Заявлять на этого лиходея в милицию? А хорошо ли это будет?
Начнут менты допрашивать наших слабых на голову больных, проводить свои дурацкие «следственные действия». На лечебном процессе это, несомненно, отразится плохо.
Да и сам преступник – богом обиженный инвалид.
Чёрт с ним! Придёт на очередной курс химиотерапии – поговорим, быть может, по душам.
Если он, конечно, доживёт до этого счастливого дня.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments