onoff49 (onoff49) wrote,
onoff49
onoff49

Categories:

Отчёт о поездке в Нальчик.

Если бы морфий был так же легкодоступен и разрешён к свободной продаже, как водка – алкоголики в России исчезли бы! Как можно сравнивать чистое химическое счастье, возникающее после дозы опиоида, со слюнявым алкогольным мороком?!
Несомненно - все имеющие тягу к изменению сознания тут же перешли бы на официально разрешённую наркоту, стали бы тихими и безопасными, умерли бы в течение пары лет и в стране остались бы только морально стойкие, целеустремлённые и работящие люди. Страна, конечно, обезлюдила бы, но это уже вопрос шестнадцатый.
А сейчас – наркоконтроль! Уголовное наказание за распространение и даже - употребление. Идиотские строгости с назначением наркотиков больным .
Тьфу и тьфу и в рот ему дышло, этому наркоконтролю: работать совершенно невозможно! Больные стонут и скрежещут зубами, а врачи разводят руками и назначают страждущим всякую срань, боль совершенно не снимающую.
Я хорошо на себе знаю действие морфинов. Вводили мне их и не раз по сугубо медицинским показаниям много лет назад.
Ну, так вот. Мой родной город Нальчик действует на меня, как хорошая доза морфия.
Я прожил в Нальчике этим летом часть июня и почти весь июль и, несмотря на печальные обстоятельства (болезнь матери), был постоянно самым натуральным образом счастлив!
Радость вызывало всё, запахи, солнце, ливень, разговоры соседей под окнами, писк детей, играющих в песочнице. Машина просигналит во дворе и - приступ счастья!
Не иначе, маниакальная стадия маниакально-депрессивного психоза (по старой классификации, сразу оговорюсь для людей владеющих вопросами психиатрии).
Уход за парализованной мамой тоже приносил радость.
Вот, хорошо то как : намыли человека, смазали проблемные места полезными мазями, перестелили, накормили. Лежит чистенькая и умиротворенная. Красота!
Есть, значит, какая - то мистическая связь человека с местом его рождения. Я поздоровел за время, проведённое в Нальчике!
Впрочем, не в одной мистике тут дело. Атмосфера в Нальчике другая.
Пока мама спала, пошли мы с женою прогуляться по Нальчикскому парку.
А там - какой-то локальный праздник, не знаю в честь чего.
Солнце, а не жарко. Нарядные родители с детишками. Никто на детей не орёт: «Это что ты наделал?! Да я тебе голову сейчас оторву, урод!». Напротив - все улыбчивы и спокойны.
Мужчины играют в шахматы. Тут же – настольный теннис и бадминтон.
На маленькой эстраде духовой оркестр играет старые вальсы. Читают стихи. И взрослые и дети.
А когда вышел певец кабардинец и запел про русскую березку, согретую кавказским солнцем – я чуть было не прослезился.
Было полное ощущение, что я попал в фильм пятидесятых годов! Спокойно, радостно, дружелюбно.
И такая атмосфера и во всём Нальчике.
Мы с женой , привыкшие к тому, что в Курске все живут с остро расставленными локтями, всегда напряжены, всегда ищут подвоха и, на всякий случай – агрессивны, не могли нарадоваться этому разлитому в воздухе спокойствию и доброжелательности.
В маршрутке мужчина не садился в свободное кресло, так как стояла женщина. Она просто не хотела сидеть , но мужчина так и не занял это свободное место .
В магазине жена забыла забрать сдачу (с ней это часто случается!). Девчонка – кассирша догнала нас у выхода и вручила остолбеневшей жене пятисотенную купюру и несколько более мелких бумажек .
Девчонки! Не видел толстых и рыхлых. И ведут они себя нальчикские девчонки так, как вели себя мои сверстницы в пору моей юности: скромно, с достоинством. При этом юные нальчанки улыбчивы и стеснительны.
Народ в Нальчике гораздо красивее жителей средней полосы! Понятно, отчего это, но - тем не менее.
Не видел полуголых пузатых потных мужиков, которые с наступлением тепла заполняют город Курск.
Не видел людей пьющих на улице пиво. Не видел курящих девушек.
Не видел компаний матерящихся подростков. Мата за всё время пребывания в Нальчике вообще не слышал. В Курске мат – как из кладезя!
Не видел в Нальчике стаек почерневших пропойц, с утра оккупирующих в Курске скамейки в скверах и у подъездов.
Ежедневно посещая в Нальчике аптеки, ни разу не видел там пахучих мужиков, покупающих фуфырики со спиртсодержащими растворами. В курских аптеках в очереди к провизору каждый второй стоит за асептолином.
Не выдержал и спросил об этом у аптекарши. Ответила, что фуфырики у них есть в ассортименте, но их никто не покупает.
Очень мало толстых. А таких раскормленных, рыхлых детей , каковых в избытке в Курске – вообще нет!
Совсем нет в Нальчике мусора. В Курске он – повсюду: пакетики , пакеты, окурки, шелуха от семечек, бутылки. Где посидит, постоит курянин, там обязательно напакостит.
Ради справедливости скажу, что с мусором неблагополучно почти во всех городах центральной России. Только Белгород выпадает из числа этих мусороносцев: Белгород нереально чист и ухожен. Пожалуй, только Старый Оскол ещё чище.
Гуляя с собакой, нашёл стадион. А там футбольное поле с искусственным покрытием! И оно – открыто! Любой желающий может выйти на это поле . С удовольствием наблюдал, как десятки мальчишек гоняли там мяч. В Курске такие поля охраняются бдительно и никого, кроме членов на них не пускают.
Курск – древний город, нечета Нальчику. Но жители молодого Нальчика выглядят городскими жителями, а в курянах силён дух матушки деревни. Нальчане одеваются со вкусом и даже с некоторым шиком , у них хороший русский язык ( у русскоязычных), не толкутся, не блажат, не сквалыжничают, не орут.
Уровень быдловатости в Нальчике минимален.
Мои знакомые, раньше нас переехавшие в Курск, были поражены тотальным хамством, царящим в нём. Сели на машину и стали объезжать другие города Черноземья. « Мы же не знали, что в России везде так» - сокрушённо рассказывали они нам.
В один из последних дней пребывания в Нальчике, пошли на рынок в Долинске. Жена покупает там шерсть для вязки.
Там возле неказистого кафе любительски танцевали лезгинку развесёлые торговцы.
И тут какой то радикально блондинистый приезжий пацан лет десяти , который таскался по рынку с русскими родителями-туристами , присоединился к танцу: стал изображать что-то отдалённо напоминающее лезгинку.
Тут же его стали подзадоривать, помогать. Плясал мальчишка азартно и долго.
И что началось, когда музыка смолкла! Парня обнимали, тискали, хвалили на все лады. Мне показалось, что не было ни одного торговца, который не одарил бы юного танцора.
Уходил он с рынка в подаренной папахе, с накинутой , как бурка на плечи, овечьей шкурой и большим пакетом иных подарков.
Вечером того же дня мы с женой услышали по ТВ, что в Нальчике введён режим контртеррористической операции. Было очень смешно.
Оформляя матушкины документы. Пришлось побывать во многих присутственных местах. И опять- никакого хамства, всё быстро и доброжелательно.
Даже в поликлинике, куда я ходил, что бы забрать мамину медицинскую карточку, мои худшие ожидания не оправдались. В один миг оформили «открепление», отдали документы. Знакомые до боли по нашим поликлиникам ужимки «ходят тут всякие», демонстрация усталости, раздражённости – отсутствовали начисто.
Участковый терапевт даже извинилась: « Я в отпуске была и не знала, что с вашей мамой такое случилось».
Да что там! Приехав в Нальчик, я поставил машину у дома. Поставил неудачно, явно мешая движению других автомобилей.
Через час позвонила соседка с первого этажа и предложила мне поставить машину прямо к подъезду, под её окна. И вам, говорит, машину видно из окна будет, и я присмотрю, и никому она мешать не будет.
Соседку эту я совершенно не знаю. Она знает, что я приехал к больной матери.
В Курске у нашего дома уже лет десять ведутся постоянные войны за парковочные места. Машину могут раскурочить, если ненароком займёшь место, которое кто то из соседей посчитал своим!

II

Я знаю, что в Нальчике много проблем, что очень непросты отношения между различными его нациями..
Обидно, что в запустение приходит старый Нальчик.
В полном упадке старинная улица, Кабардинская. Знаю, что её хотели сделать нальчикским Арбатом, но – нет: улица разрушается, ветшают красивые, довоенной постройки здания. Того гляди превратится в руины красивейший кинотеатр «Победа». Улицы, на которых я вырос- Революционная, Свобода, Ногмова, та же Кабардинская, представляют из себя печальное зрелище.

И всё же, всё же, всё же…. Нальчик выгодно отличается от среднерусских городов.
Я понимаю, что кавказцам есть, за что не любить нас, русских. А у русских есть основания плохо относится к кавказцам.
Но вспоминаю атмосферу Курска, думаю: а за что мы , русские так не любим друг друга?
Вернувшись в Курск неделю привыкал к нему. Если в Нальчике лайф была в кайф, то в Курске наступила жестокая абстиненция.

III

Привезённая из Нальчика мама мирно посапывает под шелест моей «клавы».
Жалко её без меры.
Жизнь поступила с ней жестоко. Совсем не меня она хотела бы сейчас видеть и совсем не в Курске хотела бы быть.
Между мной и родителями никогда не было тёплых отношений. Чёрт его знает почему. Ничем особенно я родителей не огорчал, но был всегда изгоем. Как поступил в институт и как женился в двадцать лет, так и почти полностью прервалось наши общения . Даже на свадьбу ко мне родители не пришли.
Вспоминали обо мне только тогда, когда требовалась помощь, особенно медицинская.
Вся любовь досталась моему младшему брату. В отличии от меня он умел быть ласковым, домашним.
И уже лет пятнадцать назад родители объявили мне, что всё своё имущество: квартиру со всем содержимым, земельный участок под Нальчиком , денежные вклады они завещают моему брату.
Потом они постоянно просили меня не ссорится с братом в связи с таким их поступком.
Говорили: «Ты и сам прибьешься и всего добьёшься, а брат у тебя – рохля. Армия и жена сделали из него тряпку».
На чёрта мне ссорится с братом! Я его люблю, и другого у меня нет. Ни малейшей обиды я не испытывал.
Жена, правда, за меня переживала и всё сокрушалась: «Так ведь только совсем пропащих детей наказывают!».
А когда мама заболела, брат сразу мне сказал, что взять её к себе он не сможет и привёл десяток смехотворных причин, почему.
Не торговаться же мне с ним у постели больной матери! Сказал, что месяц полечу маму на дому в Нальчике и потом отвезу её в Курск. Словом, кто не хочет – ищет причины, а кто хочет- ищет возможности.
Вдогонку брательник сказал мне, что возможно года через два он сможет взять маму к себе.
Но особенно разозлило меня то, что он отказался приехать и помочь погрузить маму ко мне в машину. Он, бляха муха, боялся , что бы у маму сложилось впечатление, что он выпроваживает её из дома.
Таким образом, маманя оказалась на попечении у нелюбимого сына и у всячески истребляемой ею в прошлом невестки.
Первые три дня мама постоянно плакала, а теперь отказывается от пищи. Кормим с уговорами и очень помалу. Сегодня – отказывается от питья.
Капаю ей в.в. жидкости с витаминами. Вены – отвратительные. Находить их с каждым днём делается всё труднее.
Подумываю о кормлении/поении через зонд. Но боюсь, что поставить его она не даст. Позову реаниматологов - вставят! Мама чужих побаивается и слушается лучше, чем меня.
Вроде бы нашли сиделку. Возможно, из её рук матушка еду и питьё воспримет.
Всё. Такой вот короткий отчёт о поезде и возвращения из Нальчика.
Боюсь, что я уже никогда туда не поеду.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 137 comments