?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
История болезни доктора Эрнесто «Че» Гевара
ч. и к.
onoff49



«Я люблю мой ингалятор больше, чем пистолет…»
Эрнесто Гевара


Какие шутки выкидывает история: предком самого известного революционера XX века был… вице-король Новой Испании Дон Педро Кастро-и-Фигероа!
Эрнесто Гевара, правильнее Ernesto Guevara de la Serna, родился в 1928 году и едва не погиб еще в младенческом возрасте, заболев бронхопневмонией, но, к счастью, выжил.
В мае 1931 года после купания в реке он заболел бронхитом, который принял затяжное течение. Говорят, что одним из первых слов, которые начал говорить Эрнесто Гевара, было слово «инъекция», «укол». Он уже тогда знал, что, когда начинается приступ, единственное, что его может спасти, это инъекция раствора адреналина.
К 1936 году астма приняла уже такое тяжелое течение, что Эрнесто начали проводить кислородотерапию (его отец пишет о баллоне кислорода, но, скорее всего, это была кислородная подушка).
Астма не позволила Эрнесто нормально учиться: он посещал школу не более двух лет, а остальная учеба проходила дома.
Примечательно, что окружающие наперебой предлагали родителям Эрнесто «вернейшие» средства от астмы, которые у него исправно применялись: он спал, обложившись мешками с песком, пил разнообразные травяные настои, терпеливо переносил ингаляции разной дряни. Родители следовали советам разных врачей и шарлатанов. «Мы использовали все лекарственные средства отечественного производства, покупали и пробовали любую панацею от астмы, которую только рекламировали в газетах, — вспоминал отец Че Гевары. — Как только я слышал о чем-нибудь подобном, например о травяном чае или смеси из сорняков, так сразу же давал средство Эрнесто». Это слабо помогало. Гевару беспокоила постоянная одышка, и даже в футбол он играл как вратарь: болезнь не позволяла бегать. Зато он много читал и научился обращаться с пистолетом в пять лет!

Астма, однако, не отступала, и Эрнесто настойчиво «лечили»: приглашали колдуна, укладывали к нему в постель… кота (?!). Были, правда, и рациональные идеи: убрали из дома все драпировки и ковры, хлопчатобумажное белье сменили на нейлоновое и льняное, часто делали влажную уборку, удалили со двора собак, кошек и домашних птиц, Эрнесто начал заниматься дыхательной гимнастикой и плаванием. Но, в дальнейшем, у астмы Эрнесто оказалась и еще одна составляющая: холодная вода провоцировала приступы! Примечательно одно обстоятельство: если болезнь самого Эрнесто существенно повлияла на его характер, то болезнь близкого человека определила его профессию! Его бабушка перенесла инсульт с гемипарезом, и в течение двух недель Эрнесто активно ухаживал за ней. Именно это определило его судьбу — он поступил на медицинский факультет университета Буэнос-Айреса.
Примечательно, что молодой Эрнесто Гевара совершенно не обращал внимания на свой внешний вид: носил непарные ботинки, мятые брюки и нейлоновую рубашку, постирав которую одевал влажной, и она высыхала на нем!
Но это было мелочью, а вот его увлечение регби было довольно опасной затеей, поэтому по кромке поля во время игры бегал приятель Эрнесто с ингалятором в руке (примечательно, что портативные ингаляторы тогда были уже в Аргентине, но не в СССР!).
В 1950 году Эрнесто Гевара начал медицинскую практику: он стал фельдшером на грузовых и нефтеналивных судах, а покинув флот, стал помощником видного аргентинского аллерголога Сальвадора Писани. Эта работа едва не привела к трагедии: работая без фильтра с инфицированным материалом, Эрнесто заразился непонятной инфекцией и едва не погиб!

Известная тяга к приключениям заставила Эрнесто с друзьями отправиться в путешествие по Латинской Америке. Во время пребывания в Перу приятелей арестовали, и прямо в полицейском участке у Гевары развился тяжелейший приступ астмы, который купировался только после повторной инъекции адреналина.
Но тяга к риску у Гевары осталась — он познакомился с известным специалистом по проказе, доктором Уго Пессе, и по его протекции десять дней провел в лепрозории. Потом он еще раз проделал этот рискованный эксперимент, а после этого еще ухитрился переплыть Амазонку, покрыв, с учетом сноса, две с половиной мили! Практически в каждой стране, которую посещал тогда Эрнесто Гевара, у него возникал приступ астмы, и не один.

Первые годы после окончания университета (в 1952 году он получил степень M.D. — доктора медицины) Гевара провел в скитаниях по Латинской Америке, тщетно пытаясь стать врачом, пока мексиканский врач Марио Саласар Мальен не предложил ему интернатуру по аллергологии в муниципальной больнице Мехико.
Любопытно, что еще совсем не проявивший себя как врач Э. Гевара начал писать книгу «Роль врача в Латинской Америке». Наряду с этим он пишет работу «Кожные пробы при пищевой аллергии», которая в 1955 году была представлена на аллергологической конференции в Веракрусе и напечатана в сборнике научных трудов, представленных на ней.
Две его работы — о пищевых аллергенах и о влиянии гистамина на матку кошки — привлекли внимание врачебной общественности.
Его статус повысился до ассистента «преподавателя практической физиологии в старой медицинской школе». Сам Гевара говорил: «Я провожу двадцать четыре часа в сутки в разговорах о болезнях и их лечении (хотя, конечно, ничего не лечу)».
Научные штудии Э. Гевары, по крайней мере, дали полезный результат для него самого: он стал придерживаться элиминационной диеты, исключив из рациона рыбу, курятину и яйца — общепризнанные источники пищевой аллергии. И еще один важный момент: аргентинские врачи (Аргентина отнюдь не была медицинской «Меккой» того времени!) уже тогда знали, что пища не сама по себе является аллергеном, а становится таковой в процессе пищеварения.
По мере того как ослабевал интерес Гевары к науке, у него появлялись другие — он начал в 1955 году изучать русский язык, а вскоре познакомился с Ф. Кастро.
Поскольку тот не скрывал своих планов по захвату власти, Э. Гевара (революционер в душе!) без размышлений воодушевился этой идеей. Он начал интенсивно тренироваться (рукопашный бой — «вольная борьба, немного карате, падения и страховки, удары ногами, подъем на стены», стрельба, альпинизм), перестал есть хлеб и макароны, пытаясь похудеть. Но давались ему нагрузки нелегко: одышка часто прерывала занятия.
Приблизительно в это время он получил прозвище «Че», что-то вроде «Эй, симпатяга» (Che Guevara).
Началась партизанская война, и остается только поражаться, как справлялся с этим Че Гевара: приступы астмы бывали у него по неделе или он начинал кашлять в тот момент, когда они были в засаде и кашель мог их выдать! Сохранилось описание его поведения во время приступов: «Когда начинался приступ астмы, он оставался спокойным, лишь часто и неглубоко дышал…Некоторые во время приступа впадают в истерику, некоторые кашляют, выпучивают глаза, раскрывают рты, а Че пытался сдержать его, укротить. Он садился куда-нибудь в угол, на табурет или камень и отстранялся от всего окружающего…»
Врачебный талант Че Гевары угас, не успев расцвести. О нем говорили «хороший боец, но паршивый доктор», и он с радостью передал врачебные обязанности Хулио Мартинесу Паэсу и сказал едва ли не с облегчением: «…я покончил с медициной, чтобы стать бойцом-партизаном». Он настолько вник в это, что как-то написал в письме: «…Я обнаружил, что кордит — единственное лекарство от астмы». «Кордитом» повстанцы называли взрывчатое вещество на основе медленно горящего, бездымного пороха!
Так появился майор Че Гевара. Он по-прежнему доводил себя до изнеможения, да к тому же еще и курил как паровоз (однажды для него изготовили сигару длиной в полметра!). В конце 50-х гг. он перенес пневмонию, и тогда же некий доктор Конрадино Паланко при рентгенографии обнаружил у Че Гевары «двойную эмфизему правого легкого» (?) А слева эмфиземы не было? С. Альенде, будущий чилийский президент и врач, описывал Че Гевару в это время как человека «с пронзительным взглядом и ингалятором в руке».

После революции он занимался аграрной реформой, был послом по особым поручениям, председателем Кубинского национального банка, министром промышленности (сразу вспоминается фельдшер Г.К. Орджоникидзе, ставший наркомом тяжелой промышленности), но в душе оставался революционером и… авантюристом! Потом были попытки разжечь «пламя революции» в Африке, в Латинской Америке, экспедиция в Боливию и мученическая смерть, но это уже совсем другая история.
Э. Че Гевара, пожалуй, единственный в истории больной бронхиальной астмой, столько совершивший вопреки болезни.

И совсем не болезнь Че Гевары заставляет современную молодежь носить майки с его портретом и говорить о нем словами Серена Обю Кьеркегора: «Тиран умирает, и его правление кончается вместе с ним, умирает мученик, и его правление после этого только начинается». Недавний уход У. Чавеса только подтверждает это.
Интересно, а если, не приведи Боже, российский «команданте» нас оставит, вспомнит ли кто-нибудь слова Кьеркегора?

Н. Ларинский, 2013

Читать полностью
http://uzrf.ru/publications/istoriya_i_bolezni/Nikolay_Larimskiy_pessimestichnuy_optimist/


  • 1
Спасибо, интересно.
А почему хлопчатобумажное белье надо было сменить на синтетическое или льняное?

меньше "пылит". Мельчайшие частички ХБ вещей могут тоже приступ вызвать. У разных по-разному, у меня, например, вещи после глажки горячим утюгом "бьют по носу", поэтому белье и постельное вообще не глажу

Да, интересно. Меня всегда интересовала его биография вне контекста революции. Интересный, кстати, был фильм снят в 2004 году "Дневники мотоциклиста" про путешествие Че Гевары и его друга доктора Гранадо по Южной Америке.

Опередили. Фильм шикарен, кстати.

Да, мне фильм тоже понравился. Некоторые его сочли несколько занудным, но мне так не показалось. Фильм для неторопливого вдумчивого просмотра.

у него была программа: успеть как можно больше. и да, жизнь вопреки.
спасибо!
оч люблю эту серию ваших записок.

Интересно, а вот достаточно много встречалось описаний, психосоматической астмы. То бишь, формально, причин для астмы нету, но она развивается из за психического состояния...
То бишь я к чему, может, у него нечто подобное было? А родители такой заботой только зафиксировали проблему и усугубили ее?

Хм... А что, в России есть свой "команданте"?

Да, команданте Че последнее время меня преследует - его день рождения и день рождения моей дочери совпадает, за неуёмное правдоискательство друзья меня назвали ЧеГеваррой, на голову в рабочем кабинете свалилась книга с его фотографиями - притащил аспирант; тут и вы такое пишите... А еще вчера читала его научную работу об аллергии.

<кордит — единственное лекарство от астмы». «Кордитом» повстанцы называли взрывчатое вещество на основе медленно горящего, бездымного пороха!>
если пытаться понять буквально, то не могли ли оксиды азота тут имели значение?

бедняга..современные ингаляторы типа симбикорта его скомпенсировали бы ,возможно ,но теперь это уже не проверишь..

  • 1