?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
О «скорой помощи».
ч. и к.
onoff49
Здесь приведены отрывки из интервью анонимного фельдшера скорой помощи Екатеринбурга.

Полностью- http://www.medtusovka.ru/articles/view/9068


Пациенты часто обманывают, чтобы бригада приехала. Говорят, что у них болит сердце, а на самом деле у них болит живот. Они уверены: надо так соврать, чтобы мы приехали, но от госпитализации отказываются. Недавно ребенок умер от пневмонии. До этого к нему четыре раза приезжала бригада скорой и мать подписывала отказ. Сейчас она говорит, что ей не объяснили, что ситуация была серьезной. Да врете вы, что вам не объясняли!
Пациентов нужно штрафовать за отказ от госпитализации


Люди часто отказываются от госпитализации, потому что считают наши больницы плохими. «Там у меня муж умер, я туда не поеду!» «Сын договорился, меня ждут в другой больнице!» Бригада по своему желанию никуда не везет пациента. Больницу определяет бюро госпитализации. Мы не такси. Мы отвозим пациента в больницу по месту вызова, которая обслуживает микрорайон.

Нам запретили брать на вызов травматику и электрошокер
Вы слышали, чтобы на пожарных нападали? А на бригаду скорой помощи — сколько угодно. Мы не имеем права применять самооборону. У нас запрет на травматическое оружие. Мне не понятно, почему другие службы защищены законом, а мы — нет. Многие врачи со смены в слезах уходят.
В 2009 году мы возили с собой травматику, газовые баллоны, электрошокеры, дубинку — для самообороны, хотя и нельзя было. Сейчас никто не возит, потому что этой дубинкой нас же и побьют. Но и тогда мы их не применяли. Это была мера устрашения. Я кулаки даже не готов применить, если честно. Единственная мера стеснения пациента — это вязки, и то мы не имеем права применять их в отсутствие полицейских. Меры физического стеснения может использовать только псих-бригада.

Приехали на вызов: сахарный диабет, «плохо». Девушке лет 16–17. Она пьяная. Скорую вызвала подруга. Когда сахар зашкаливает, плюс алкоголь, человек становится агрессивным. Мы хотели сделать кардиограмму. Нас начали оскорблять прямо с порога. Такого мата я никогда не слышал. Потом попытались спустить собаку — дога ростом с взрослого человека. Нам удалось запереть ее в соседней комнате.
Попросили девушку лечь, померили сахар. Начали кардиограмму снимать. Доктор взяла ее руку, и в этот момент получила удар в живот ногой. После этого пациентка сорвалась с места, выбежала на балкон. Стала кричать, что ее убивают, насилуют. Кардиограф нам сломала, порвала все провода. Мы вызвали полицию. Полицейские, оказывается, ее очень хорошо знают. Забрали в отделение. В результате — потеря двух часов драгоценного времени бригады. За это время можно обслужить два вызова.

Мужчины больше не идут работать в скорую.
90% тех, кто сегодня приходит на скорую, — это девушки. Парней сейчас очень мало. Их можно по пальцам пересчитать. Бывает, что на вызов приезжает бригада, состоящая из девушек лет 22. И вот смотришь на них и думаешь: как они там, бедные.

Количество бригад стремительно уменьшается. По стандарту Российской Федерации, нас должно быть 140 бригад. На деле их от силы 80, а работают 60–70. Город растет, должны появляться новые бригады. Но браться им неоткуда. На них нет денег. Бригад становится меньше. В Октябрьском районе, например, теперь нет своей подстанции: у них забрали здание, его признали аварийным.

Есть определенный порядок приезда скорой помощи. В первую очередь скорая приезжает в общественные места, на рабочие места, к беременным и детям. Во вторую — это все больные на дому. Домой скорая может ехать и два часа. В третью — больные, находящиеся в медицинских учреждениях. Им и так окажут помощь.
Онкобольные скорой помощью не обслуживаются. Мы не можем их даже госпитализировать. Им должна быть оказана паллиативная помощь на уровне участковых и других соцслужб. Надо звонить участковому врачу. Мы ничем вам не поможем.

Нам запрещено ставить уколы от температуры. Мы можем сбивать ее только физическими способами — что может сделать обычный человек. Проблема в том, что человек не хочет сам за себя отвечать. Он может три часа ждать скорую помощь, но ничего не сделать.

Водителей, не пропустивших скорую с мигалкой, надо лишать прав
По стандарту мы должны доехать до места вызова за 25 минут с момента получения вызова. Многие пациенты считают, что скорая должна появиться на пороге спустя 25 минут после их звонка в скорую. При этом скорую могут оштрафовать за опоздание, если мы не указываем пробку. Нам говорят: «Да включите мигалку!». Но водители скорую даже с мигалкой не пропускают.
Как-то мы летели в приемный покой с пациентом, у которого был геморрагический шок. Это был очень серьезный случай. Нас ни один автомобиль не пропустил. Мы даже в рупор кричали!

«Форды» для скорой — это пустая трата денег и показуха.
Машин на всех не хватает. Они ломаются, больше 2–3 лет работать не могут. Они ведь работают и в мороз, и в жару. На них смотреть жалко. Они ржавеют, изнашиваются. Полки сломанные, грязь. Бывает, одна бригада ломается 4 раза за день. А это ведь простаивает целая бригада.
. Мы покупаем иномарки, которые даже чинить некому — наши автослесари не умеют их чинить.
Я считаю, что скорой надо ездить на российских машинах. «Фиаты», «Форды», «Фольксвагены» для нас — пустая трата денег и просто показуха. Взять ту же самую «Газель». Они не лучше и не хуже, но в обслуживании значительно проще. Иномарки ломаются и стоят в гараже, чинить их некому, деталей нет, да и они очень дорогие. Иногда просто с одной машины снимают деталь и ставят на другую машину. А та уже стоит и гниет до конца.
Есть еще одна проблема. Это отношение водителей к автомобилям. В скорой много водителей, которым плевать на машины. Раньше, чтобы водителю попасть на скорую, нужно было пройти конкурс. Сейчас берут кого попало, иногда мигрантов. Они адресов не знают, машину гробят, сцепление жгут. Он лучше на ремонте просидит день, чем будет работать. Наши водители берут дополнительные смены, только чтобы такие вот товарищи не сели за их машину.

У нас на вызов без терапии — 30 минут, с терапией — не больше 40 минут. Если в это время лезут еще третьи лица, то бригада подставляется. Нас могут наказать, вычесть из зарплаты. Раньше наказывали только первый номер — врача, а теперь вся бригада отвечает. Когда мы на вызове в общественном месте и к нам подходит какая-нибудь бабушка, просит померить ей давление, то бригада ее культурно посылает. Это не из-за того, что нам плевать на эту бабушку, мы просто заняты.

Любящие родственники носят только ноги больного.
Нас часто принимают за носильщиков. Если мы отказываемся нести пациента, то нам говорят: тогда найдите того, кто понесет больного.
Самое забавное, что любящие родственники, если несут, то обычно ноги больного. А бригада несет самое тяжелое. Вот так мы родственников своих любим. Однажды мне пришлось шесть раз носить пациентов за сутки. К концу дня просто ничего не мог делать. Руки, спина отваливались.


С этого года мы стали получать на 4–5 тысяч меньше. Мы первый месяц работаем по-новому. Минусов много, плюсов пока не нашли. Есть страх, потому что нам не дают гарантий достойной оплаты труда. Почему врачи с порога требуют полис либо паспорт? Потому что по полису наш вызов оплатится ОМС, сколько бы мы на него ни потратили лекарств. Если у человека нет ни паспорта, ни полиса, то вызов будет оплачиваться муниципалитетом. На город дано 25 тысяч таких вызовов. А когда мы израсходуем эти 25 тысяч? Мы за 2 месяца уже 5 тысяч потратили.
Вопрос в том, кто будет оплачивать эти вызовы? Ведь бригада вышла на вызов, мы потратили лекарства, время. Если выход не будет найден, то скорая уже через месяц встанет. Ее просто не будет. Не будет бензина, он тоже за деньги продается. Не будет зарплат, лекарств.

Скоро неотложную помощь вам будут оказывать гастарбайтеры
Пока это из области страшилок, но в будущем гастарбайтеры будут не только водить автомобили скорой, но и оказывать неотложную медицинскую помощь. Им денег много не надо, они будут рады тому, что есть. Но и уровень медпомощи будет совсем другим. Новый работник, придя на скорую, сначала проходит обучение внутри бригады. Его учат работать здесь, в нашей стране, по нашим стандартам. Пока они адаптируются, здесь столько людей помрет.

Скорую спасают энтузиасты: «Я буду работать и за 5 тысяч, потому что работу люблю». Кто приходит в скорую за деньгами — тот не наш человек. Денег здесь нет, и физически мы действительно сильно изнашиваемся. Но работа цепляет. Это как детектив: каждый раз что-то новое».


  • 1
Мда... Патовая ситуация. А ведь "Скорая" - это зачастую уже последняя надежда для большинства людей. Кругом деньги, деньги, деньги....

В этой жизни хочется пожелать работающим на Скорой терпения и уважения со стороны властей, а в будущей!!! жизни прямой дороги в рай)))

Как это "уколы от температуры" запрещены? Сыну ставили, сколько ни приезжали.

Согласен, работа ужасная. Он ещё не рассказал про вшивых пьяных бомжей, которым сердобольные граждане вызывют бригаду, при том никакой экстренной медицинской помощи им не надо, но не забрать их нельзя.
С другой стороны, скоряки рассказывют, что Газели начинают сыпаться сразу же и ломаются куда чаще.

Забавно, что он считает, что скорую что-то "спасает". Если люди за 5 тысяч, работающие в описанных условиях, "потому что энтузиасты", кажутся себе нормальными, то какие могут быть вопросы к причудникам-пациентам. Полная гармония.

Интересно, какой толк писать про это в ЖЖ?
Никто не сомневается, что все плохо - оно везде почти что плохо.
Но жж-то чем тут поможет?
Я уверенно могу сказать, что 99% это прочитавших скорую помощь не бьют и паспорт с полисом имеют. А те кто бьют и не имеют - врядли это будут читать.
Опять же - рассказы про то, что скоро только гастарбайтеры будут нас лечить - это что? Угрозы? Обвинения?
И что нам такого сделать - нам конкретным людям - что бы это было не так?
По машины тоже - и чем мы этим врача можем помочь?

Мне скорая жизнь спасла.
Они работают Ангелами.

Edited at 2013-03-11 07:49 (UTC)

мама была в агонистическом состоянии, бригада реально приехала оперативно. зафиксировали состояние. ждать смерти не стали, потому что где то кто-то ждет, кому еще можно помочь. респект ребятам, все было профессионально и чотко. тольятти, реаниматологи, спасибо!

Ни за что не поеду ни в областную, ни в городскую неврологию, так ни Джулай, ни Филлиппова ни хрена не понимают в лечении неврологических больных, лучше дома умру от инсульта. Вот в Колу к Вагановой поехал бы, но туда меня ни кто не повезёт.

невидимая рука рынка быстро наведет порядок - все, кто может себе это позволить, будут вызывать частные скорые, остальные на такси сами приедут. как-то так.

пыталась дать денег, когда вызывала бабушке скорую, честно, от всего сердца, из благодарности, ни коем образом не хотела обидеть. Не взяли. или действительно законченные альтруисты-энтузиасты, или еще и этим запугали, что на взятке поймают

Проблема в том, что человек не хочет сам за себя отвечать. Он может три часа ждать скорую помощь, но ничего не сделать.

вот это очень верно.
и с точки зрения психологии очень странно, потому что когда наступают тяжёлые времена, то по идее, должны обостряться самосохранение, выживаемость.
а здесь получается, что люди уже приготовились умереть, только ответить за их смерть должен кто-то другой...

Старое поколение уйдет, настанет ж**а. Некому работать будет.

Частенько, что врачей приходится защищать. Вот поражаюсь иногда, сами вызовут, а потом на них же с кулаками. Ничего, ездим.

  • 1