onoff49 (onoff49) wrote,
onoff49
onoff49

Сложности диагностики ЧМТ

Давно это было.
Привезли к нам по «скорой» мужика. Без сознания. На лбу – ссадина под сухой «корочкой».
Из-за этой корочки и привезли. Потому как если сознания нет, и есть при этом самый пустяковый указатель на травму – везут в нейрохирургию! И диабет, и азотемию, и передоз и чёрта в ступе в алкогольной коме… Найдут у такого синяк на промежности и сразу к нам.
Один наш доктор всерьёз утверждал, что диагноза «ушиба мозга с субарахноидальным кровоизлиянием»- не существует!
Объяснял так.
Идёт себе человек по улице и с ним случается геморрагический инсульт. Он, естественно падает и, опять же – естественно!- разбивает голову. Прилетает «СП» и везёт больного… .Куда?
Как куда – в нейрохирургию, как больного с черепно-мозговой травмой! Больной ведь без сознания и голова разбита. Т.е следствие меняется местами с причиной.
Нейрохирург осматривает больного, делает люмбальную пункцию, ЭХО, КТ и, зачастую, с диагнозом «СП» - соглашается.
А то и оперирует упавшего после инсульта, как больного с травматической внутримозговой гематомой. Нейрохирурги, как это ни прискорбно, тоже бывают туповаты.
Тупят, стало быть, нейрохирурги, а умные неврологи остаются без работы…
Ну и вот. Привезли, значит, этого мужика с «корочкой» к нам в приёмный покой. Я его осматриваю.
Со слов врача « скорой помощи» и представителей команды, сопровождавших больного, нашли его в трюме, между грузовыми контейнерами. Сопровождающих сказали, что пролежал он в этой каверне как минимум пятнадцать дней. Ни воды, ни жратвы рядом с ним не нашли.
Состояние – тяжёлое. Артериальное давление низкое, пульс – частит, зашкаливает. Отдышка до 30 ЧД в минуту. Кожа и слизистые – сухие. Глазные яблоки – запали и мягкие. Язык – как асфальт: сухой, серый и потрескавшийся. В крови – сгущение. Мочевой пузырь – пустой. Люмбальная пункция – «сухая», т.е. ликвор не вытекает.
Короче – обезвоживание во всю ивановскую. Стали лить в две вены всякие полезные жидкости.
А я стал добывать диагноз у коллег больного.
Спрашиваю:
- А зачем он туда залез?
-Ну, мало ли чего бывает,- отвечают, потупясь.
- Что же он там ел- пил?
- Да ничего, наверное. Ни остатков еды, ни емкостей для жидкости рядом с ним – не наблюдалось.
Тут мне подвернулся мой хороший знакомый- штурман Николай. Он в море отходил от матроса до штурмана дальнего плавания. Лежал у нас с грыжей диска.
- Понятное дело!- говорит Коля - Убить его хотели, вот он и прятался. Ты всё удивляешься терпеливости и незлобивости больных моряков. А их жизнь в море так воспитала! Ну- ка, поплавай на малом рыболовном траулере 4 -6 месяцев. Тесно, мокро, работы невпроворот! Будешь с гонором, нетерпеливым, обидчивым - сам через месяц за борт сиганёшь. А тех, кто своим нравом другим жизнь портит, намёков не понимает и продолжает в море ходить, насильно за борт выталкивают. Очень просто! Зажмут в коробочку на палубе в шторм на корме и столкнут в волны. Через минуту поднимают ахтунг : «Человек за бортом!» Ещё ни одного такого не нашли.
Этого видать сильно припугнули! Помирал от голода и жажды, но выйти боялся.

Впоследствии предположение Николая – подтвердилось.
Собственно, рассказать я хотел именно о Николае. У него нашли рак лёгкого, но лечится он не хочет.
Как-нибудь - потом.
А больного этого мы так и пролечили от голода и жажды в нейрохирургии – никому его сплавить не получилось. Да и кто его возьмёт с ссадиной на голове.;)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments