?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
ХИРУРГ ИЗ ОСВЕНЦИМА.
ч. и к.
onoff49
27 января 1945 года солдатами армии СССР были освобождены узники концентрационного лагеря Аушвиц (Освенцим). Ежегодно, в этот день, отмечается Международный день памяти жертв Холокоста.
В связи с этим повторяю свой пост от 2009 года. История это – невыдуманная. Как запомнил я рассказ Деда, так и написал. Очень многое забыл, к несчастью.


ХИРУРГ ИЗ ОСВЕНЦИМА.

Во всех отделениях больницы еженедельно проводится « общий обход»: все врачи во главе с заведующим осматривают больных, планируют лечение и обследование каждого. Сейчас это делается быстро, и обход напоминает весёлую рысь на ипподроме.
Но не у нас
В разных больницах обход называли по-разному.
Часто - «Показать больным заведующего».
У нас - «водить слона»- медленно и обстоятельно.
Наш «слон»- хирург ДЕД.
На одном из таких обходов он осматривал женщину, которой на следующий день предстояла операция по удалению части щитовидной железы.
ДЕД и раньше видел эту больную, но только сейчас заметил на предплечье у неё татуировку - восьмизначный номер:
-Аушвиц? - спросил ДЕД.
Больная утвердительно кивнула:
- С 41-го и почти до конца.
- Освобождали наши? » помолчав, спросил ДЕД.
-Нет, американцы.
-Понятно. И меня американцы.
ДЕД у нас сутулый, а тут его как-то совсем скрючило, лицо заострилось, посерело. Торопливо закончил он обход и ушёл в свой кабинет, поручив разбор полётов старшему ординатору.
До конца рабочего дня мы нашего вездесущего заведующего так и не видели.
В этот день я дежурил.
Все разошлись, и я остался один в ординаторской.
Сидел, дописывал истории болезни.
ДЕД зашёл в ординаторскую очень тихо. Присел в уголке дивана, нахохлился, покряхтел и вдруг стал рассказывать. Ни до, ни после я не слышал, что - бы он говорил так много, и очень волнуясь.

Оказалось, что ДЕД почти всю войну, попав в плен, провел в разных фашистских лагерях смерти.
Я только от него узнал, что «Аушвиц» - это «Освенцим» и долгое время ДЕД находился в этом концлагере. Никогда и нигде я не читал и не слышал того, что рассказал ДЕД.
Он и в лагерях оставался врачом: немцы выделяли бараки для больных, давали лекарства, еду.
-Лечили, кормили – рассказывал ДЕД,- и вдруг в один день забирали всех больных и убивали.
Почему – ДЕД понять не мог.
В одном конце барака умирали с голода, а в другом ели вволю яйца, консервы, сало: в лагере можно было достать все: были бы деньги или драгоценности
« Играем мы в волейбол (!) - продолжал ДЕД, а рядом с нашей площадкой двигается очередь из измученных людей. В газовую камеру.
И мы, и они знаем, куда их гонят, а они болеют за нашу игру, подсказывают. Солнце светит, трава зеленная, мы мяч гоняем, а их ведут травить газом».

Он совершенно очевидно стыдился того, что остался жив:
- Вот вы, молодые возмущаетесь, что бумаг много писать приходиться, бюрократия говорите. А меня немецкая бюрократия от смерти спасла.
Перегоняли нас из одного лагеря в другой. Идем колонной. Долго идем. Охрана устала, злятся. Совсем стемнело, когда нас пригнали к новому лагерю. Ворота не открывают. Мы измучались, зайти в лагерь не терпится: знаем, что на новом месте немцы обязательно устроят помывку горячей водой, накормят - порядок такой свято блюли.
Немецкий я так и не выучил -не лез он в меня, только слышу, наша охрана орёт «коммунисты», «партизаны», а им лагерная охрана в ответ: «папир» и опять и не один раз слышу: «папир» да «папир»,- « бумага» по-немецки.
Так нам ворота и не открыли.
Наша охрана заматерилась по-русски, завернула колонну, и погнали нас дальше. Прошли мы ещё километра четыре, и попали в другой лагерь - там нас приняли.
А позднее мне товарищ объяснил, что в первый раз немцы, чтобы не идти эти четыре километра привели нас в ликвидационный лагерь. На уничтожение. Но служаки этого лагеря ночью возиться с нами не захотели: «Нет у вас бумаги-приказа, на этих пленных. Не знаем мы, что с ними делать: толи газ применить, толи, наоборот, расстрелять». Спасла нас немецкая бюрократия.
Вообще за этих три года убить могли в любой день. Пронесло как-то…
Освободили нас американцы. Два года провёл в наших, советских лагерях. У немцев – это понятно, а у своих сидеть очень обидно было. Потом разобрались- отпустили. Только в Москве жильё моё пропало, на работу не брали.
Предложили поехать сюда, на Север - организовывать хирургическую службу.
Жилья и здесь не дали- жил в туалете для медперсонала. Этот туалет и сейчас есть в отделении грудной хирургии. Накрыли унитаз деревянной коробкой - вот и стол. Помыли этот сортир с хлоркой. Вместо кровати - смотровую кушетку поставили. Я такому жилью рад был до невозможности»
На следующий день ДЕД оперировал эту больную.
Зря он делал это сам - очень уж старался. Известно- лучшее- враг хорошего. Вот и неладно получилось с этой больной: она до операции усердно лечилась - таблетки, уколы. В таких случаях ткани опухоли делаются хрупкими, сильно кровят – хирургу трудно ориентироваться в ране.
Так или иначе, но оказалась поврежденной веточка нерва, отвечающего за голосовую связку - после операции у больной пропал голос.
Если было бы возможно - ДЕД поседел бы ещё больше. Он совсем бестелесным стал. Стал серым, как моль. Думаю, что будь он помоложе и других правил - запил бы по-чёрному.

А больная удивительно спокойно отнеслась к случившемуся. На прощание написала в книгу отзывов благодарность и просипела деду: « Всё что нужно я уже сказала»
Опухоль у неё была злокачественная, но после операции, облучения и химиотерапии она жила ещё долго и считала себя здоровой.
Наш заведующий жил гораздо меньше.


>Наша охрана заматерилась по-русски

если история реальная - ДЕДу удивительно повезло , что в НАШИХ лагерях он всего 2 года просидел.многие в такой же ситуации до 1956 сидели. предатели ведь. не додумались повеситься-застрелиться-голову об камень разбить вместо плена. да еще освобождали американцы. естественно завербован.


Edited at 2013-01-27 17:46 (UTC)

А мы плачемся, что жить тяжело...

Вот только однажды Вы поймёте, что тут Вас могут убить в любой день.

Сегодня целый день по историческому каналу показывают фильмы про Освенцим. Вроде уже всё видено-перевидено. Но столько нового, нет, не из зверств, а примеров человечности в тех условиях. Хочется верить, что этого больше не повториться. Но точит червь сомнения.Где-бы антигельминтика от него достать?(((

Боюсь, что при первой возможности всё повторится.До сих пор всё было именно так. Червь- он не зря точит.

Спасибо. вам что запомнили и рассказали.

Это нужно издавать в книге. У вас такие потрясающие рассказы, жалко, что только в интернете!

Возможно, книга будет. Не знаю только точно, когда. Там этот рассказ будет ( если не порежут в последний момент).:)

Спасибо за память.
Ещё сегодня день снятия блокады Ленинграда.

Спасбо за рассказ.
И я видела таких людей.Правда, мала была. Рассказать почти нечего.
И вот сейчас мне впервые пришло в голову.
Инструктор по туризму, Эльмар Янович, водил группы по Кавказу. Мы знали, что он был в концлагере во время войны.Пальца на руке у него не хватало. И был он в 54 года абсолютно седой.
И только сегодня я вдруг подумала - а чей лагерь-то был? Наш или немецкий?

Если Эльмар Янович, то, вероятнее всего - в нашем. ;)

А мне дед рассказал, как они в Норвегии склад с водкой грабанули и как потом наши самолёты их обстреляли, приняв за фашистов. Но при Путлере мы такое не услышим, хотя он и сам фашистская мразь.

Пришлось работать с уникальным человеком - Виктором Степановичем Ефимовым - узниом немецких концлагарей
Саласпилс, Биркенау, Дахау,Фокскартен, заключенного ГУЛАГа в г. Норильске, вот тут есть ссылка о нем, правда давняя, я не знаю жив ли он сейчас:
http://uikovcheg.narod.ru/0/nz/St/sudba_efomova.html
просто добавлю, что человек исключительный, хотя бы в том, что может просмотреть книгу или документ в сотню листов и повторить дословно текст, стоило бы писать книгу о нем самом.