?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
События недели.
ч. и к.
onoff49
Прооперировали мы девушку с опухолью головного мозга. Опухоль, как опухоль и даже – доброкачественная.
Девица операцию перенесла на удивление легко и никакой новой неврологии мы ей «не приделали».
Где то на пятый день после операции пришла ко мне её мать и говорит:

- Может она после операции замуж выйти?
- А почему – нет?- отвечаю. – Здоровая и красивая девушка . Будет у неё и муж, и дети, и внуков вы ещё понянчите!
-Ой, П.К.! Да она у меня – лесбиянка, прости господи! Я вот что думаю, а и может это у неё – от опухоли? А как теперь опухоль удалили, так и с этим делом у неё всё наладится. Нет? Были же у вас раньше такие случаи?

Этот же вопрос задают нам родственники наркоманов и алкоголиков, оперируемых по поводу опухоли мозга: « Может быть это у него от опухоли?».
Но - нет! Удаляем опухоль, а алкоголик продолжает нарезать круги алкогольного ада, наркоман - колоться.

Как мог, объяснил я этой маме, что от опухолей мозга лесбиянками не становятся. Спорят, говорю, учёные, отчего это случается, но чем больше спорят, тем всё непонятнее делается. Если бы – от опухолей, говорю, то нам только дай: вмиг бы всех гомосексуалистов прооперировали и закрыли эту тему.

Девица эта очень вязкая и обстоятельная. Без «здрасте» и «извините» с утра приходит ко мне в кабинет, садится и начинает долго и нудно рассказывать о своей жизни.
Я пишу, разговариваю с коллегами, ухожу, а когда возвращаюсь в кабинет, поджидающая меня больная, вновь начинает свой рассказ именно с того слова, на котором я ушёл.

Говорит:

-Девушки такие нежные, ласковые, всё понимают. А мужики - грубые вонючи козлы!
Я соглашаюсь:
- Это нормально, Женя. Мне девушки тоже больше мужиков нравятся.
Женя сияет:
- Ну, вот! А мамаша меня всё к психиатрам таскает!

Тут в кабинет зашёл Нифантий Мартемьянович. Увидел девушку и зашумел:
- Ты, Женька, уже всех достала! Дуй в палату, мне с П.К. поговорить надо.

Н.М – уникум. Ему 65 лет, но кличут его за глаза, «пацаном» и Фантиком. В отделении его принято считать лодырем, лоботрясом и выпивохой.
И неизменно, в конце каждого года, когда мы начинаем писать отчёты, оказывается, что Нифантий сделал больше всех операций (и – самых трудных!), больше всех вызывался в больницу по ночам и чаще других ездил в командировки по области.

Свою первую большую нейрохирургическую операцию давным-давно я сделал, как бы невзначай, благодаря Нифантию.
Я должен был ему ассистировать при удалении аденомы гипофиза, а Нифантий велел мне занять место оператора и сказал:
- Давай, давай! Не мальчик уже. Хоть сто раз ассистируй, но пока сам руками не сделаешь - не научишься!
Ассистировал мне Нифантий так, что у меня всё получилось легко и просто.

Ну и вот. Прогнал Нифантий Женю и говорит мне:

- Что - то устал я. Вроде и операция гладко сегодня прошла, а устал. Не выспался, наверное. Пойду я домой, вздремну. Не возражаешь?
- Да ради бога,- говорю.- Идите. Больной то как?
- В реанимации. Пока – на трубе, сам не дышит. Ты его часика через два глянь, Мало ли чего… Но не должно. Ушли сухо, мозг не пёр. Твёрдую я зашил. Может, не стоило? Опухоль большая была….

Не успел Нифантий выйти, как отталкивая его в дверях, ввалился Липкин:

- П.К! Вызывайте милицию! Зовите главного! Это так оставлять нельзя! Чего только не было, но такое- первый раз!
- Это тебе так кажется, Юзефович! Всё «такое» уже было, что бы там не произошло. Что у тебя стряслось?
- У меня!? Это у нас стряслось! Кто-то сломал все световоды к налобным лупам!
Побежали в операционную.
А бежать – далече. Раньше операционная была прямо у нас в отделении. Но потом сделали централизованный операционный блок и теперь до него – километр коридоров, два лифта и десять лестничных маршей.
Иной больной пока до операционной доедет на каталке, сто раз пожалеет, что на операцию согласился.
Да и врачам в нашей больнице несладко: за рабочий день набегиваешь не один десяток километров!

Есть у нас такая хреновина – надеваемый на голову хирурга обруч с прикреплённой к нему бинокулярной лупой и осветителем. Лупа даёт пятикратное увеличение, осветитель – яркий луч света.
Такое увеличение и освещение позволяет делать некоторые операции, особенно нейротравматологические, не прибегая к микроскопу.
Свет к осветителю подаётся от генератора по гибкому, как пластиковая трубка, волоконному световоду.
И вот кто-то сломал световоды к трём из четырёх луп! Дело нехитрое: достаточно крутануть по оси световод и хрупкие светопроводящие волокна ломаются, свет в «фонарь» не поступает, и лупа делается бесполезной.

- Ну, П.К.?! Кому это надо было? Какой сволочи!?
- А то ты не знаешь, какой!
- Вы эту толстую гниду имеете в виду? Так я его убью!
- Что толку. Дело уже сделано… И доказать, что он - мы не сможем. Накажем мы его обязательно, но потом. А то ведь всем будет понятно, что это мы отомстили за световоды. Напишу докладную главному. А ты – пиши заявку на ремонт этого барохла.

Едрёна вошь! Раньше, когда всё хранилось в операционной при отделении - ничего не ломалось и не пропадало. А теперь за всё отвечает заведующий централизованным оперблоком и всё идёт прахом: то инструменты пропадут, то коагуляции все враз сломаются… Бездельник!

Из операционной я зашёл в реанимацию.
Больной, прооперированный Нифантием уже экстубирован. Дышит хорошо. На мониторе показатели приличные.
При моём приближении больной открыл глаза, с трудом разлепил пересохшие губы и просипел, как удавленник:

- Как мои дела?
- Жить будешь! Всё у тебя хорошо. Отдыхай. Скоро в палату поедем…
- Не… Нифантий то умер… А он сказал, что если я умру, то только после него… На третий день.
- Но- но, не дури! Жив твой Нифантий. Я его совсем недавно видел.

Больной закрыл глаза. Лицо у него сделалось, как у человека, плывущего под водой.
Через несколько секунд - вынырнул, открыл глаза. Ясные, как будто и не оперировали его:

- Нет. Точно умер. Позвоните Алле.
Закрыл глаза и окончательно уплыл в свой постнаркозный сон, как в страну Дельфинию.

Потом раскрутилась и набрала обороты наша развесёлая карусель.
Косяком пошли больные, консультации, перевязки, родственники с жалобами и благодарностями. Соотношение жалоб и благодарностей – удручающее…
Заумирало сразу двое больных и заумерали не по правилам: один- после обычной корешковой блокады, прямо в перевязочной, другой – в операционной у Липкина. Только ввели больного в наркоз- сбросил давление, посинел и сердце встало. Завели, но операцию, естественно, отменили..
Липкин рад до смерти, что не успел коснуться больного скальпелем.
Теперь анестезиолог Ян- Юлий Феликсович репу чешет и боится в своё отделение возвращаться. Пишет что то, сидя в углу операционной, держа историю болезни больного на коленках. Шмыгает носом, бедняга, и что-то бормочет.
Оживлённый виновник торжества безучастно лежит на операционном столе, продуваемый насквозь аппаратом ИВЛ и окруженный заботой трёх хорошеньких и озабоченных анестезисток.
А на подходе – злой зав. реанимацией Альберт со своей матерящейся свитой. Будет сейчас Янеку на орехи!
Давно ему говорю: «Менять тебе имя отчество, да и фамилию пора! Не может везти в этой лотереи человеку с фамилией Казанский!».
……………………………………………………………………………………

Уже поздно вечером, после отбоя, обнаружилось, что исчезла лесбиянка Женя.
Бросились искать по всей больнице, и через час пришла ко мне красная и возбуждённая постовая сестра и сообщила, что Женьку нашли:

- У рентгена в приёмном покое поймали с мужиком из урологии!
- Как это- «с мужиком»?!!
- А то вы не знаете - как! Ели оторвали её от этого простатитчика из урологии! Выписывайте её, П.К быстрее, а то забеременеет и скажет, что от вас!

Во как! Может быть, в самом деле, излечили мы Женю от нетрадиционной ориентации?
Надо будет с психиатрами статью написать. Только не напечатают ведь. А если и напечатают, то осудят коллеги за не репрезентативность…. А мы опубликуем, как клинический случай!


И только я собрался уходить из больницы, как позвонила жена Нифантия Алла.
Сквозь рыдания я едва расслышал:

- Умер Фантик! Он днём ещё на такси из больницы к дому подъехал. Таксист подумал, что он спит, а он - умер! Умер, понимаешь! Умер, а ты, скотина - живой! Он сейчас – дома. Приезжай! Но ни на какие вскрытия я его не отдам!

Надо будет последить за последним больным, прооперированным Нифантием. А то, ведь,в самом деле постарается умереть, как велел покойник.


просто слов нет...чего только в жизни не бывает.

Ухх, насыщенная неделя.
Про смерть Нифантия - задумаешься тут...

Неделя - вполне обычная, за вычетом смерти доктора. :)

этот день я прожил как будто с вами... во как...

Спасибо за поддержку в этот день. ;)

неделя, как у многих целая жизнь

Для большенства хирургов - обычный день. Если не брать во внимание смерть коллеги.:)

До чего хорошо Вы пишете. Спасибо Вам!

Черт... Вы уж напишите потом, как тот больной себя чувствует.

Удивили. Нам в универе в качестве реального примера влияния опухолей приводили пример некой почтенной матроны, на пятом десятке ударившейся в откровеннейшее блядство, в буквальном смысле первого встречного готова была отыметь. Собственно, так и заподозрили проблему с головой. Прооперировали - прошло.

Это относится толко к изменению интенсивности нормального сексуального влечения. Бывает очень редко при вовлечении определённых структур мозга.
Рассказывается всегда молодым докторам с оговоркой: " Сам не встречал таких случаев, но мне рассказывал один коллега".
В литературе - упоминается. Но - не переверсии!
Но многие авторы считают, опухоли в этих случаях- не первичны. Скорее есть случаи, когда у больных сатириазисом ( мужчины) и нимфоманией ( женщины) возникают опухоли головного мозга, которыми потом объясняют С. и Н.

Это - так! Было это не совсем так, как я написал в рассказе, но близко к реалиям. :)

Как чудесно пишете - оторваться же невозможно!!

Напряженно как. А имена и впрямь...у вас врачей со необычными именами специально что ли отбирают. Нифантий, Ян-Юлий...Нифантий вообще первый раз слышу. "Не может везти в этой лотерее человеку с фамилией Казанский" почему? Потому, что существует выражение "сирота казанская"?
У меня такая фамилия, любопытно мне.




Имена - не выдуманные. У Нифантия ещё и фамилия была чуднАя. Про Казанского - шутка, конечно. И - да- с отсылкой к этой поговорке. :)

Ave, Caesar, morituri te salutant- несколько цинично, но правда..

Надеюсь, что в рассказе выдуманы хотя бы два последних абзаца.
Да и обнаружение "пропажи" Жени-лесбиянки не верится. Кто в больницах кого разыскивает после отбоя? Ее ж не надо было тащить оперировать - кто ее будет искать.

Разыскивают, у некоторых уколы аж в 00:00. И попробуй не приди. И на тихом часе ищут. По крайней мере, в одной такой гинекологии я лежала.