onoff49 (onoff49) wrote,
onoff49
onoff49

Category:

Понравилась статья Артемия Охотина в "БГ".

Я работаю в центральной районной больнице маленького города, поэтому мое видение может отличаться от видения врачей, работающих в крупных специализированных центрах.
Проблем очень много, но главная заключается в том, что врач несвободен ни в профессиональном плане, ни в хозяйственном.
Представьте себе, что вам нужно построить дом, но при этом вы не можете сами выбрать строителя, а строитель не может строить так, как считает нужным, и даже не имеет права сказать вам об этом.
Такова сегодня ситуация в медицине, и низкие зарплаты, которые принято считать корнем зла, — лишь результат этого устройства, поскольку тупому исполнителю тупых приказов незачем платить высокую зарплату, он только возомнит себя свободным художником и начнет нарушать приказы и строить по правилам строительной науки.
Врач не обладает профессиональной автономией. На его профессиональные решения влияет администрация лечебного учреждения, приказы и инструкции министерства, эксперты страховых компаний.
Чем дальше от первичного здравоохранения оказывается врач, тем меньше на него оказывается давление.
В результате происходит отбор: молодые врачи стремятся работать в больших клиниках и в специализированных отделениях, а в поликлиниках и обычных больницах остаются неудачники.
Врач поликлиники или отделения должен думать о выполнении плана, соблюдении стандартов лечения, экономии лекарственных средств и соблюдении тысячи писаных и неписаных правил и инструкций.
Все это ведет к припискам, формализму и лжи, не всегда в интересах больного.
Яркой иллюстрацией может служить недавнее интервью министра Голиковой «Русскому репортеру», в котором она прямым текстом сказала, что если в больнице нет нужного лекарства, врач не должен говорить об этому больному.
Стало нормой удерживать больного в отделении, чтобы выполнить нормативный срок госпитализации, даже если больному это не нужно. В противном случае страховая компания наложит на лечебное учреждение штраф, и достанется за это врачу.
Постоянная угроза наказания за всякое осложнение привела к утрате культуры обсуждения врачебных ошибок.
Из-за страха испортить статистику отказывают в госпитализации тяжелым больным, не проводят операции, если они чреваты неблагоприятным исходом. Врачи пытаются бороться с этой системой, но многие сдаются. Многие врачи уходят из медицины из-за невозможности работать в соответствии с профессиональными стандартами.
Что делать?
Отменить большую часть приказов и инструкций, многие из которых были приняты еще в СССР, запретить чиновникам и страховым компаниям вмешиваться в профессиональные решения врача, прекратить наказания за плохую статистику и невыполнение плана.
Может показаться, что это приведет к расцвету шарлатанства и снижению качества помощи, но, к сожалению, существующие законы не мешают плохим врачам работать плохо, если они хорошо пишут.
Тогда как работать профессионально с каждым годом становится все труднее, а многие шарлатанские по меркам мировой медицины методы лечения внедряются принудительно с самого верха.
Для того чтобы врач был независим профессионально, он должен иметь хозяйственную независимость, в том числе сам определять, сколько стоят его услуги. Сейчас стоимость этих услуг определяет страховая компания и региональное министерство, врачебное сообщество принимает лишь формальное участие.
Единственный выход — свобода частной практики, в том числе с арендой площадей и оборудования в лечебных учреждениях. Сейчас эта свобода декларирована, но на самом деле ее нет.
Бюрократические препоны делают частную практику, особенно в малых городах, почти невозможной.
Это, по-видимому, не следствие общей забюрократизированности, а продуманная политика, поскольку только благодаря несвободе удается удержать врачей на нищенской зарплате в государственных поликлиниках и больницах. В результате врачи вынуждены либо играть по навязанным правилам, либо искать себе применение подальше от первичного здравоохранения. В результате в наибольшем загоне оказывается основополагающая медицинская специальность — врача-терапевта.
Что делать? Максимально упростить частную врачебную практику. Достаточным основанием для частной практики должно быть медицинское образование и фонендоскоп. Государство не должно платить врачу зарплату, оно должно помогать больному оплачивать услуги понравившегося ему врача.
Можно подумать, что с помощью крепостного права, а иначе это не назовешь, государство заботится о доступности медицинской помощи, но в результате качественная медицинская помощь все равно оказывается платной или вовсе недоступной, а то, что происходит во многих поликлиниках и больницах, напоминает медицинскую помощь лишь по форме.
Можно говорить еще о многом:
-о крайне низком качестве дипломного и последипломного образования,
-о недостаточной квалификации врачей, об отсутствии влиятельных профессиональных ассоциаций,
- о недоступности сложной экстренной помощи, -
- об ужасном формализме, из-за которого умирающие больные не могут получить обезболивание, а жизненно важная операция откладывается из-за неправильно оформленной справки,
-об отсутствии в стране простых, но очень нужных лекарств,
-о масштабных, дорогостоящих, но совершенно бессмысленных национальных проектах.
Но решение всех этих проблем невозможно, пока в центре медицины не окажется врач — свободный профессионал, принимающий решения, исходя из своего разумения и интересов больного.

http://www.bg.ru/opinion/10942/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments