?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Отрывок из ненаписанного романа.
Gbrf
onoff49
Внутри грохочущего бронетранспортёра воняет соляркой и блевотиной.
Вчера здесь рвало умирающего уролога Гнояна, раненного санитарами в живот.
Глупая смерть: без команды и прикрытия высунулся по пояс из люка и был срезан автоматной очередью. Казалось бы – тридцать лет стажа, заслуженный врач России, доктор наук, а такая беспечность!
Липкин заорал, перекрывая рёв мотора и грохот гусениц:
- Давайте попробуем сегодня прорваться с восточного фланга! Там слева - развалины синагоги, а справа – сгоревшая мечеть! Из приёмного покоя нас не сразу заметят!
- Хрен в сумку, а не синагога! Там травматологи вчера костями ложились, прорываясь в больницу! Всё снесли к едрене фене! И синагогу и мечеть. Теперь мы там будем – как хуй на блюде: видны из всех амбразур приёмного покоя…. Да не гони ты так! Всю душу вытряс!
- Опаздываем! Через двадцать минут – утренняя планёрка у Главного Врача. Помните - общие хирурги опоздали всего на минуту…. Где они теперь!?
Шеф, говорят вы помните времена, когда в больницу можно было попасть с одним только пистолетом ! Что, точно?! Не пиздят?!
- «Помню»! Сам так ходил. У меня был антикварный Ремингтон 1863года! Как то пристрелил из него в упор охранника на КП, так его пополам разорвало! Был бы у меня тогда АКМ-74- я бы в министры здравоохранения пробился!
Слушай сюда! Не надо мудрить! Уже три года никто не пытался прорваться на территорию больницы через главные ворота. Белые Ирода наверняка бдительность потеряли и нас там не ждут! Так что, дуй через парадное!
Липкин посерьёзнел:
- Приказ понял, шеф! А как там наш больной?
Я, посветил фонариком в глаза больному, лежащему на носилках. Широкие его зрачки сузились. Больной задвигался, пытаясь освободиться от вязок, с трудом разлепил сухие губы и просипел:
- Я на операцию согласия не даю!
Прикованный к больному пленный анестезиолог аж заржал:
- Во, что вспомнил! Согласия он не даёт! Проспись, дядя! Стрелять надо лучше!
Коллега прав: в эпопее с получением согласия на операцию, отразилась вся наша история.
Вначале больные стали опротестовывать данные ими же информированные согласия на операции. Мол, нам плохо всё объясняли, да шрифт мелкий, да медицинский язык – чёрт ногу сломит и т.д.
Стали брать такое согласие в присутствии и с помощью специальных адвокатов. Но и это вскоре признали недостаточным.
Стали оперировать больных через суд. Больные были недовольны и этим: «суд – продажный», «басманное правосудие»….
Многие горячие головы предлагали заранее приговаривать хирурга к «среднему» по подходящей статье сроку, с тем, что бы, если операция пройдёт успешно – приговор отменять.
Это дело не прошло, но прошёл закон, по которому хирург заранее вносил на счёт больного оговоренную сумму денег - залог. И – немалый!
Выздоровевший больной был обязан эти деньги вернуть. Но возвращать деньги больные не торопились. Врачи – взвыли!
И тут подоспели известные события!
Государство сняв с себя все обязательства, перенесло столицу нашей Родины на Шпицберген и обустроилось там в заброшенной шахте «Пирамида». С тех пор от него – ни слуху, ни духу.
Одно осталось: под конвоем, раз в месяц прибывает из Баренцбурга в Мурманск транспорт с деньгами и под нешуточной охраной деньги развозятся по казённым учреждениям страны.
Народ же теперь решает свои проблемы самым доступным и демократичным способом: вооружённой рукой.
Несогласные на операцию больные стали отстреливаться, а мы, врачи, организовав партизанские отряды, стали брать их в операционную силой.
Сами понимаете: клятва Гиппократа, хуё- моё - честь белого халата, высокое служение людям…. Да и на жизнь зарабатывать иначе, как операциями, мы не умеем…
Тут бронетранспортёр дёрнулся, закрутился на месте и мотор заглох.
В наступившей тишине зло заматерился Липкин. Затем он ухватил кувалду и полез наружу:
- Гусеницу повредило! Я сейчас! Три минуты!
- Ты там осторожнее! Про снайперов не забывай!
Звонко застучала по тракам кувалда…
Какая ни есть, а передышка!

…Потом ввели смертную казнь за плохую уборку больничных помещений для санитарок и санитаров.
Те же, не будь глупы, быстро сообразили, что чем убирать, драить и вытирать, проще удалить из больниц главный источник грязи и мусора - врачей и больных.
Администрация с ними сердечно согласилась. Эти аспиды давно поняли, что пилить деньги на медикаментах и оборудовании удобнее без больных. Работают же колбасные заводы без мяса!
С определённого момента, все больные в больницах стали существовать только на бумаге. Описывалось их лечение, расходовались лекарства, проводились исследования…. Но больных в больницах – не было!
Какое то время, патриоты медицины - врачи и фельдшера «Скорой помощи», пытались доставлять больных в стационары.
Охрана больниц, сначала кулаками и дубинками отбивалfсь от незваных гостей, а потом, со временем - перешла к огнестрелу.
Превратили приёмный покой в дзот, вооружившись автоматами и гранатомётами, стали расстреливать машины «скорой помощи» из противотанковых орудий прямой наводкой.
Теперь остались только разрозненные партизанские отряды врачей, пытающихся лечить и оперировать, не смотря ни на что. По привычке сформировали эти отряды по профессиям: «Отряд травматологов им. Вредена», « Коноваловская бригада нейрохирургов», «Подпольные гинекологи»…
Конфедерацию урологов недавно разгромили в боях на больничном хоз. дворе, между моргом и кухней. Какое то время с нами ездил Гноян, но и его вчера убили.
Только анестезиологи - реаниматологи «завязали» с медициной и теперь организованно грабят денежные транспорты. Хули, жить то надо!
Приходится брать этих бандитов в плен и беречь как зеницу ока. Наш пленный анестезиолог Ботин – высококлассный специалист. Характер только у него дурной и ест много.
В ходе таких вот войн, удалось прийти к соглашению: если отряду врачей с больным удаётся пробиться в больницу - наступает перемирие ( только с этим отрядом!).
На пятиминутке Главный Врач зачитывает условия договора и даёт указания своим Белым Аспидам.
Нам позволяется оперировать, делать назначения, а лахудры из противоположного стана - эти назначения выполняют и ухаживают за больными.
Нам выплачиваются деньги в объёме адекватном нашей работе.
Но как только больной может быть выписан – наступает второй этап: надо вывести больного и заработанные деньги из больницы!
Это труднее, чем в больницу проникнуть. Впрочем – об этом – позже…
Липкин забросил кувалду в угол, тронул рычаги и бронетранспортёр с рычанием устремился к воротам больницы.
У бетонных укреплений ошалело забегали растерянные охранники.
- Не ждали нас здесь, тупые засранцы! Проспали, гады! Никогда не любили и не умели работать и соображалка не фурычит!!
Я развернул на турели свой проверенный и любимый многоствольный пулемёт системы Гатлинга и с наслаждением нажал на гашетку.
На пятиминутку мы теперь точно успеем!


  • 1

Доброго (?) времени суток, коллега!

Замечательно визуализируется. Нечто сюрреалистическое: сюжет для сценария и\или будущего. А вариант-вставка для негосударственной медицины?.. :)

Оригинальный постапокалипсис.:)

Отлично, спасибо большое.

БТР сразу представился американский, М113.

Bravissimo, Док!
В Избранное!
С нетерпением и надежной на то, что описанное в романе через 3-5 лет не станет жизненной реальностью, жду продолжения романа.

Тьфу на Вас три раза, накаркали, вся картина на горизонте уже видна.

Какая прелесть! Душевное спасибо!

отлично! просто замечательно!

Шикарно. Хотелось бы увидеть продолжение с описанием эвакуации пациента из лечебницы.

ААААААААААА!!!!!!!!!!!!! You made my day!!!!!!!!!!!!!! Супер!!!

  • 1