?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Саша-Борода.
Gbrf
onoff49
I.

Мой хороший знакомый и коллега (назовём его «Борода») долгое время жил холостяком.
Привычки он имел соответствующие.
Все они и были связанны с неумеренным употреблением алкоголя и женщин.
Но в душе е Борода был человеком домашним и тяготеющим к семейному уюту.
Поэтому рестораны и прочий казённый общепит он не жаловал и все пьянки - гулянки праздновал по-семейному, у себя на квартире.

Естественно, что такое его счастье огорчало многих, а пуще всего – соседей.
Они неустанно направляли кляузные эпистолы во все внутренние органы нашего города с требованиями покарать вертопраха.
Мол, громкая музыка до утра, на лестнице от перегара не продохнуть и диваном Борода скрипит так, что два подъезда с ритма сбиваются.
Конечно, куда им, убогим, поспеть за Бородой!
Он ведь, в самом деле, имел чёрную разбойничью бороду, зверский сверкающий взгляд и неутомимость секс – машины с электрическим приводом.
Женщины постоянно теряли у него на дому головы и прочие предметы интимного туалета.
О том, что Борода шизофреник тогда никто не догадывался.

Кляузы доходили и до администрации больницы.
Но Борода никогда похмельем не страдал, всегда был собран, пунктуален и работоспособен.
Поэтому в личную жизнь его начальство не считало необходимым вмешиваться и оставляло кляузы без последствий.

С соседями Борода боролся следующим образом.
В тёплую погоду, дождавшись, когда под его окнами соберутся погреться на солнышке соседские бабушки - старушки и мамки с колясками, Борода выставлял на подоконник открытого окна колонки проигрывателя, и запускал на средней мощности, дабы децибелы не глушили кладбищенскую тоску, запиленный виниловый диск фирмы «Мелодия» с «похоронной» музыкой.
Особым успехом пользовался «Траурный марш» Фредерика Шопена, он же – Соната №2 оп. 35, часть 3.

Уже после первых рвущих душу тактов вступления, старушки поспешно покидали насиженные места и отправлялись сочинять очередную коллективную жалобу на нашего меломана.
Мамаши же с колясками наоборот, усаживались поудобнее на нагретые бабкиными задами скамейки и закуривали: детишки под траурного Шопена и скорбного Мендельсона спали лучше, чем под надоевшие колыбельные типа «Спи моя радость, усни».
Приходившему вскоре участковому, Борода демонстрировал диск и декламировал:
- Поправьте меня, пожалуйста, если я не прав, но, ни Шопена, ни Пёрселла, как мне кажется, у нас никто не запрещал! Я, видите ли, люблю эту музыку и слушаю её строго после семи и до двадцати двух. Какие могут быть претензии?!

Участковые, проконсультировавшись в очередной раз по поводу своей эпилепсии и неизлечимой стервозности жены («А нет ли у неё психического заболевания?»), уходил писать рапорт о том, что меры к нарушителю приняты.

II.

Удалить некоторые опухоли мозга так же просто, как из торта под названием «Киевский» удалить орехи, сохранив при этом все кондиции торта: форму, кремовые завитки, коржи и так далее. Словом это должен быть всё тот же киевский торт, но без орехов.

Вот и мозг надо лишать опухоли так, что бы все структуры его сохранялись и были работоспособными.

В тот день мы с Бородой как раз отковыривали такую опухоль, примостившуюся на основании мозга, в самой середине куста из мозговых артерий и вен.
На пятом часу операции, когда стало совершенно ясно, что мы не сможем, хоть уписайся, удалить опухоль целиком, Борода сказал, тыча наконечником аспиратора в опухолевый узел:
- Вот тут, за углом, всегда такой бардак! Шумно и плохо пахнет.
- Шутки шутишь? Ты, Александр, лучше суши тщательнЕе! Видишь, сопливит на полвторого! Деятель! Пахнет ему! Не нюхай.
- Что мне - «нюхать»! У меня самого точно такая же опухоль. Уже в нос проросла, и запахи я не чувствую…
- С чем тебя и поздравляю! Только ты уж определись: «воняет» или «запахи не чувствую»! И давай, давай, не спи! Завтра, кстати, приходи на работу пораньше. Мы с тобой вдвоём остаёмся: Нифантий себе отпуск продлил. Из Крыма он, хрен старый, выбраться не может. Каждый год одно и тоже! И Маша на три дня отпросилась. Свекровь у неё умерла. Отпустил. Нельзя же девушке такой праздник испортить!
………………………………………………………………………………………………..
Поздно вечером мне позвонил зам. главного врача большой ЦРБ, расположенной в городке неподалёку от нашего областного центра.
- Что это вы нас решили проверять? И зачем ночью и так аврально? Прямо не проверка, а захват подпольной нарколаборатории ОМОНом!
- А вас только так и надо!
- Нет, серьёзно! Приехал этот ваш доктор… Который с бородой! В 22.00 приехал и потребовал предъявить истории болезней всех больных с нейротравмой. Сделал обход и такого понаписал в историях! Теперь нас всех тут под суд можно отдавать!
Говорю:
- Давно пора!
А сам думаю: «Допился, таки, Сашка!»
ЦРБ продолжает кипятиться:
- Если нас – сажать, так вас всех дано расстрелять пора без суда и следствия! Уж
извините за откровенность! Вот что он написал в истории больного Сергеева (мы этому Сергееву двухстороннюю трепанацию черепа сделали, но патологии не нашли) … Но и у вас такое бывает, наверное? Пишет, значит:
«Изучать неврологию надо, а уже потом лезть с немытыми руками оперировать черепно-мозговую травму». Это что?!!!
Показали ему больного, которого мы хотели выписать домой на долечивание, так он взвился: «Как это домой!? С трахеостомой, с мочевым катетером, с зондом в желудке, с пролежнями?!» И написал… Где это? Ага, вот: «Нельзя своё говно по невинным размазывать! Нельзя решение проблем медицины перекладывать на самих больных и их родных».
Сейчас он в моём кабинете с родственниками больных беседует. На предмет взяток. Расспрашивает, кто кому сколько дал и за что.
Я понимаю: пришло новое начальство, новые методы контроля. Но не до такой же степени! Поговорите вы с ним! Мы тут сами наведём порядок. Не впервой. А истории – перепишем!

Я позвонил Бороде на мобильник:
- Ну что, Саша, заканчиваешь? Ты вот что сделай: собери все истории, в которых ты сделал записи и привези сюда. Проанализируем, примем меры. Тамошние лиходеи пусть пока дубликаты историй заведут. Или мне лучше самому подъехать? А то местное начальство мне уже названивает…
Борода спокойно ответил:
- Сам справлюсь! А вот с историями вы хорошо придумали. Тут такое творится! Завтра утром расскажу.

III

Но утром Борода на работу не пришёл.
Запланированная операция повисла в воздухе.
И тут же мне донесли, что с сегодняшнего дня Александр находится в отпуске. Было, мол, от него заявление и главный его подписал.
Побежал к главному:
- А вы знаете, В. К., что я один остался в отделении? Как вы могли подписать заявление Бороде, не спросив меня?
Главный помрачнел:
- Как это «один»?
Секретарь нашла Сашкино заявление.
Вот его текст:
« Прошу предоставить мне отпуск, в связи со смертью моей свекрови на десять рабочих дней».
В верхнем левом углу Борода написал за меня, не меняя своего почерка: « Не возражаю. Зав отделением (ФИО)» и спародировал мою подпись.
Тут же красовалась разрешающая виза главного врача: «В приказ».

- У Бороды не может быть свекрови, Владислав Карпович! Он всё- таки, мужчина. У него и тёщи быть не может. Он не женат.
- Что значит «не женат»? Он уже полгода, как женился на своей однокласснице из Ростова. Мне это зав. облздравотделом сказал. Саша ведь его протеже. Вот он и приглашал босса к себе на свадьбу.
- И что? Cходил босс на свадьбу?
- Нет.
- Не удивлюсь, если никакой свадьбы и не было! Женился! Да наши больничные тётки за полгода до свадьбы всё бы знали! Не верю!

Но я ошибся.
Часов в шесть вечера, когда я уже закончил операцию (в ассистенты пришлось взять небритого и невыспавшегося дежуранта, задержав его после смены), в ординаторскую пришла сильно беременная и заплаканная девочка.
Девочка похлюпала носом и объявила себя женой нашего Бороды.
Сам же Борода, с её слов, нашёл себе пристанище в психиатрической больнице.
Жена поведала нам его печальную историю.
Утром Борода на работу не пошёл. Сидя в трусах на постели он читал истории болезни, привезённые им из злосчастной ЦРБ. Делал какие то пометки, куда то звонил и вёл долгие профессиональные разговоры. Суть этих разговоров жена не уловила.
- Но ругался очень! - сокрушалась беременная сирота.
Затем Борода оделся и пошёл «погулять».
Жена последовала за ним на некотором расстоянии.
Борода зашёл в дорогой ресторан и в полупустом зале занял угловой столик. Жена присела там же.
Борода заказал себе чай без сахара и тарелку гречневой каши без масла.
Официант отказался было принимать такой заказ, но Борода поднял на уши всю администрацию ресторана:
«Значит, как бандитов и проворовавшихся чиновников с олигархами устрицами кормить, так вы «будьте любезны!», а как покормить простого врача кашей, так « пшёл на хуй»?!

Вскоре несладкий чай и сваренная в отдельной кастрюльке гречневая каша явились на столе перед доктором.
Поев, Борода заявил, что денег у него нет.
- Но я взамен денег, могу вам прочитать лекцию! На любую тему. Рекомендую лекцию о вкусной и здоровой пище. Вам это будет интересно. А ещё лучше, я вам станцую!

И не дожидаясь согласия, Борода принялся танцевать.
-Такой дикий танец!- рассказывала мне его плачущая жена. – Ни на что не похоже! Я так испугалась!
Когда ресторанные челядь стали говорить танцующему, что денег им не нужно, Борода пришёл в ярость и стал ломать помещение. Перебил посуду, сломал несколько столиков. Ворвался на эстраду и разгромил ударную установку.
Подоспевшая милиция с большим трудом фиксировала нашего коллегу, но в отдел его не повезла: безумие было слишком явным.
Милиция вызвала на себя специализированную бригаду «СП» и Сашу увезли в психбольницу.
На работу Борода вышел через два месяца.
Движения его стали скованными: что бы посмотреть в сторону, он не поворачивал голову, а разворачивался всем корпусом. Руки у него постоянно дрожали.
Как то он пожаловался мне:
- Больше всего я боюсь, когда у меня появляется намёк… Да, только намёк, на хорошее настроение!
Вскоре после выписки, жена его родила девочку с чёрными и тревожными, как и у Саши, глазами.
И вот что удивительно: Сашка всегда не любил рестораны, но и первый приступ безумия и все последующие, случались с ним именно в этих злачных местах.
Так, однажды, он выпил в баре двенадцать коктейлей и, заявив, что степень его опьянения не соответствует количеству выпитого, потребовал выдать ему весь недолитый в коктейли коньяк в чистом виде.
«Иначе - кричал Борода, - я сейчас же поеду к судмедэкспертам и сдам кровь на алкоголь! Если в ней алкоголя будет мало - под суд пойдёте!»
Коньяк ему выдали, но тут же, втихаря, вызвали милицию, а та уже определили Сашу в психиатрию.
Психиатры Бороду жалели, и долгое время не определяли его на инвалидность.
А у нас не поворачивалось поставить вопрос об его трудоустройстве.
Жена, маленькая дочь… Нейрохирургическая зарплата была побольше, чем в любом из тех мест, куда мы могли определить Бороду.
Но однажды он пришёл на очередную психиатрическую комиссию и выложил на стол груду медикаментов, которыми его снабжали добрые психиатры бесплатно.
Сашка сказал:
- Я это никогда не пил и пить не буду! У меня жена молодая и мне не хочется огорчать её своей несостоятельностью: от ваших таблеток хуй совершенно не стоит! Что мне теперь, на виагру всю жизнь работать?!
Тут же его определили на вторую рабочую группу инвалидности.
Мы перевели его в оргметодотдел больницы. Сашкиным безумием в оргметодотделе никого не удивишь: там все такие.
Дружбу с ним мы не прерывали. Я частенько бывал у Саши дома.
Складывалось впечатление, что в его квартире постоянно шёл ремонт, но это было не так.
Просто начав дело, Саша редко доводил его до конца.
Решил он, например, починить люстру. Поставил под ней стол, на стол нагромоздил книги, что бы по ним подобраться к проводке, но ничего сделать не смог, а стол так и остался стоять, загромождая помещение. И так во всём.
Посредине этого хаоса бродила одинокая малышка с сопливым носом и растерянная жена Бороды с тряпкой в руке.
А потом и Борода и его девочки исчезли.
Соседи рассказали, что однажды к дому подкатил грузовик, и работяги побросали в его нутро все нехитрые пожитки Бороды.
Сам Борода с домочадцами сел в такси и убыл в неизвестном направлении.
По нашим агентурным данным из квартиры Борода не выписался.
С работы он не увольнялся, и его трудовая книжка хранится в сейфе отдела кадров до сих пор.


ха "намек на хорошее настроение" как точно подмеченно :)))

В его безумии есть некая симпатичая система, особенно в производственной части.
A жену жалко, и ребенка особенно - такая наследственность :(

Да, близких таких людей всегда жалче. чем самого больного.

Как интересно Вас читать!

"Участковые, проконсультировавшись в очередной раз по поводу своей эпилепсии..."
однако!

это нальчинская история?

Я в Нальчике только родился и жил в детстве.
История Мурманская.

Скотская жизнь. Жалко мужика.
Много лет приходилось по работе иметь дело с психушками. Особенно в последние годы, как адвокату по назначению в делах о недобровольной госпитализации.
Так и непонятно, больные они и несчастные, или просто несчастные. Вкупе с докторами.

Ну больные иногда и выздоравливают, а доктора там навсегда...

Спасибо Вам, док, за историю! Грустно...

Чеховский рассказ о нашем времени...

Чехов, наверное, в гробу перевернулся! Но - спасибо. :)

Жалко его. А жену и дочку - особенно.

Да. грустно. Интересно - алкольная зависимость спровоцировала шизофрению или была изначальная предрасположенность?

Сочетание алкоголизма и шизофрении - нередкость. Первична, всё- таки, шизофрения.

Очень понравился Ваш рассказ, Док!. Что же с Бородой и его семьей дальше было? Вы уж продолжайте. пожалуйста.Спасибо за огромное полученное удовольствие от прочитанного!)

Вам спасибо. Но что с ним случилось дальше я не знаю.

Ой как стремно все это читать.

всегда думала о том, что определения "нормальности" весьма относительны.