?

Log in

No account? Create an account
Сергей Довлатов о болезнях, медицине и здоровье/
Gbrf
onoff49
Я болел три дня, и это прекрасно отразилось на моем здоровье.


 Дело было на лекции профессора Макогоненко. Саша Фомушкин увидел, что Макогоненко принимает таблетку. Он взглянул на профессора с жалостью и говорит:
   – Георгий Пантелеймонович, а вдруг они не тают? Вдруг они так и лежат на дне желудка? Год, два, три, а кучка все растет, растет...
   Профессору стало дурно.


Найман и Губин долго спорили, кто из них более одинок.
      Рейн с Вольфом чуть не подрались из-за того, кто опаснее болен. Ну, а Шигашов с Горбовским вообще перестали здороваться. Поспорили о том, кто из них менее вменяемый. То есть менее нормальный.

Режим: наелись и лежим.

Ростропович собирался на гастроли в Швецию. Хотел, чтобы с ним поехала жена. Начальство возражало.
      Ростропович начал ходить по инстанциям. На каком-то этапе ему посоветовали:
      - Напишите докладную. "Ввиду неважного здоровья прошу, чтобы меня сопровождала жена". Что-то в этом духе.
      Ростропович взял бумагу и написал:
      "Ввиду безукоризненного здоровья прошу, чтобы меня сопровождала жена".
      И для убедительности прибавил: "Галина Вишневская".
      Это подействовало даже на советских чиновников.



Пожилой зэк рассказывал:
      - А сел я при таких обстоятельствах. Довелось мне быть врачом на корабле. Заходит как-то боцман. Жалуется на одышку и бессонницу. Раздевайтесь, говорю. Он разделся. Жирный такой, пузатый. Да, говорю, скверная у нас, милостивый государь, конституция, скверная... А этот дурак пошел и написал замполиту, что я ругал советскую конституцию.


У одного знаменитого режиссера был инфаркт. Слегка оправившись, режиссер вновь начал ухаживать за молодыми женщинами. Одна из них деликатно спросила:
      - Разве вам ЭТО можно?
      Режиссер ответил:
      - Можно... Но плавно...


У меня был родственник - Аптекман. И вот он тяжело заболел. Его увозила в больницу "скорая помощь". Он сказал врачу:
      - Доктор, вы фронтовик?
      - Да, я фронтовик.
      - Могу я о чем-то спросить вас как фронтовик фронтовика?
      - Конечно.
      - Долго ли я пролежу в больнице?
      Врач ответил:
      - При благоприятном стечении обятоятельств - месяц.
      - А при неблагоприятном, - спросил Аптекман, - как я догадываюсь, значительно меньше?


- Вы слышали, Моргулис заболел!
      - Интересно, зачем ему это понадобилось?


Оказался в больнице. Диагноз - цирроз печени. Правда, в начальной стадии. Хотя она же, вроде бы, и конечная. После этого мои собутыльники по радио "Либерти" запели:
      "Цирроз-воевода дозором
      Обходит владенья свои..."

      Сцена в больнице. Меня везут на процедуру. На груди у меня лежит том Достоевского. Мне только что принесла его Нина Аловерт. Врач-американец спрашивает:
      - Что это за книга?
      - Достоевский.
      - "Идиот"?
      - Нет, "Подросток".
      - Таков обычай? - интересуется врач.
      - Да, - говорю, - таков обычай. Русские писатели умирают с томом Достоевского на груди.
      Американец спрашивает:
      - Ноу Байбл? (Не Библия?)
      - Нет, - говорю, - именно том Достоевского.
      Американец посмотрел на меня с интересом.


      Когда выяснилось, что опухоль моя - не злокачественная, Лена сказала:
      "Рак пятится назад..."


      Вышел я из больницы. Вроде бы поправился. Но врачи запретили мне пить и курить. А настоятельно рекомендовали ограничивать себя в пище. Я пожаловался на все это одному знакомому. В конце и говорю:
      - Что мне в жизни еще остается? Только книжки читать?!
      Знакомый отвечает:
      - Ну, это пока зрение хорошее...


Романс диетолога:
      "И всюду сласти роковые,
      И от жиров защиты нет..."


У Аксенова заболели почки. Саша Перуанский рассказывал:
      - Я решил позвонить Васе. Подошла Майя. Я начал очень деликатно: "Вася еще подходит к телефону?" Подошел Вася. Я говорю ему: "Не падай духом, старик. У меня был рак почки. Доктор сказал, что года не протяну. В результате почку мне удалили. Я стал импотентом. Но прожил уже четыре года..."
      Перуанский закончил:
      - Вася так приободрился!