December 10th, 2015

Gbrf

Монолог сироты.

То и дело слышишь:
- Ах брошенные дети! Сиротинушки вы наши..
И так далее.
Некоторые в очередь стоят, что бы взять в свою семью сопливое дитё хронических алкоголиков.
Есть и того пуще: многие испытывают особое удовлетворение от усыновления безнадёжно больных ничейных детей.
Создаются всевозможные фонды, зачастую- жульнические и многие на них неплохо зарабатывают.
Да что тут много говорить! Порою из ушей приходится выковыривать патоку сообщений радио и ТВ о победах на фронте борьбы с сиротством.
Борьба с ИГИЛ — на втором месте по эффективности.
Но,по крайней мере, никто на борьбу с радикалами пока добровольно жертвовать не призывает.
Боюсь, что именно «пока».


Но есть у нас обширная популяция сирот, которых никто не любит и на помощь к ним не поспешает.
Это — пожилые люди, которым хорошо за пятьдесят.
Положение этих сирот- особенно безнадёжно.
Мамы и папы давно оставили их на произвол судьбы, умерев и истлев в своих неухоженных могилах в дальних городах.
Инсульты и инфаркты скосили большую часть их друзей.
Даже учителя, научившие профессии и здравому отношению к жизни — вымерли, как мамонты.
Зависли эти сироты в пустоте. Нет им поддержки ни с флангов, ни с тыла.
Некому о них позаботится, некому их похвалить, так что-бы за сердце взяло...

НО среди этой полной безнадёги есть у этих замшелых сирот существенное преимущество: осудить их то-же некому!

Кто и в чём может осудить , например, меня?
Начальство?
Так всё оно — одного поколения со мной и все его, начальств, грехи я знаю. Многие грехи вмести грешили.
О каких сучках в моём глазу начальство может вести речь при брёвнах в собственном?
Начальство, конечно, может надувать щёки, грозить вторым пальцем правой кривой руки и даже чего-то меня лишить....
Ну и что? Внутренний мой покой это никак не нарушит. Собака, караван....

Старшие товарищи по профессии? Например- коллеги из института им. Бурденко?
Я с уважением выслушаю все их замечания, но останусь спокойным.
Всегда есть оправдание перед самим собой: коллеги из Бурденко не смогли бы работать в тех условиях и с тем разнообразным потоком патологии , в которых и с которыми работаю я.

Стоит ли мне бояться осуждения со стороны младших товарищей?
Думаю, что нет.
Их осуждения — закономерны и ожидаемы. Сам, как кажется — совершенно недавно, был точно таким же.
Молодые коллеги склонны осуждать за всё и ничего не прощать.
Малейшая моя ошибка — бурно обсуждается ими в кулуарах.
Так оно и будет, пока младшие товарищи не займут места теперешних пожилых сирот.
Им легко осуждать: больших ошибок они сами сделать просто не в состоянии.
Сложных операций им не доверяют, тяжёлых больных они самостоятельно не диагностируют, на неясные случаи во время дежурства вызывают старших товарищей, с родственниками их больных разговаривают заведующий отделением ....
Им можно только позавидовать, но сами они не понимают своего быстротечного счастья.
Так что и осуждения молодых коллег — мимо.

Боятся ли мне осуждения и отрицательного мнения о себе со стороны больных?
Ни в коем случаи!
Во-первых, каждому — не угодишь и не надо к этому стремится, а, во-вторых, можно ли доверять мнению больного человека?
Конечно,после некоторых таких мнений « так и тянет из окошка брякнуть вниз о мостовую одичалой головой» .
Но есть ведь и другие больные!
Если доктора после каждой неудачи станут лезть в петлю и выпрыгивать с седьмого этажа - много ли их, докторов, останется для этих, других больных?

Некоторые могут сказать с невыносимым пафосом:
- Побойтесь Бога! Есть высший Суд! И мысли и дела он знает наперёд!
Но нет! И это - напрасно.
Мне ли бояться укоров мифического существа?
С таким же успехом можно бояться и испытывать стыд за свои деле перед снежным человеком и лох-несским чудовищем.

В результате всего этого,как не согласиться с Омаром Хаямом:

Не осталось мужей, коих мог уважать,
Лишь вино продолжает меня ублажать.
Не отдергивай руку от ручки кувшинной,
Если в старости некому руку пожать.


Так что, только собственная совесть судья для пожилых сирот.
Только сами перед собой они могут испытывать стыд.
И то, если их не подвергли описанной Вознесенским операции:

Нам, как аппендицит,
поудаляли стыд.
Бесстыдство — наш удел.
Мы попираем смерть.
Ну, кто из нас краснел?
Забыли, как краснеть!


И так далее.
Gbrf

Ты не ранен, ты просто убит. Дай на память сниму с тебя валенки... Нам еще наступать предстоит... -

http://novorus.info/news/obshetvo/43195-ty-ne-ranen-ty-prosto-ubit-day-na-pamyat-snimu-s-tebya-valenki-nam-esche-nastupat-predstoit.html

Зацепила эта статья!
Какие стихи! Какая судьба! Удивительный человек!
Сейчас заметил, что употребил подряд четыре восклицательных знака.
Но, в самом деле- такие люди потрясают.
Gbrf

Заявление с маленькой буквы.

В дружественную нам больницу пришёл новый главный врач.
Он раньше в фонде ОМС работал.
Пришёл со «своей командой»- сплошь молодые девки — юристы, экономисты и прочая конторская нечисть женского пола.
Старую команду — вычистил.
Ей, этой команде , давно, конечно, надо было дать по половому органу мешалкой.
Но на её место посадили ещё больших прохиндеев!
Пошла перестройка.
Административный раж — зашкаливает. Парамедицинская сволота удвоилась, бумагооборот вырос в разы...
Стали уходить старые кадры.
Иные сами почуяли, что лучше самим уйти, пока к ним статью не подобрали, другим — прямо сказали: «Сваливай по добру-поздорову, а то хуже будет».
Они и ушли.
Но один доктор, человек уважаемый — упёрся.
Всяко — разно стали его гнобить.
На очередную учёбу не отпустили.
А без этого цикла ему сертификат не продлить и категорию не подтвердить.
Написал заявление на полторы ставки — не дали, а работу требуют.
И т.д и т. п.
Написал заявление «на проценты».
Есть такая лазейка для получения денег за проделанную работу.
Ответа — нет и нет.
Пошёл наш доктор к главному врачу. Тот его не принял .
И тут секретарша главного говорит доктору:
- Ваше заявление не подписывают, потому, что оно неправильно оформлено.
- Как неправильно?!
- Видите ли, уважаемый, слово «заявление» надо писать с маленькой буквы.
- Почему?! Всегда писали по центру листа с большой буквы. Ниже — текст.
Секретарша хихикнула и объяснила, ему неразумному:
- Это, увы, наша всегдашняя безграмотность! Вот вы пишите «шапку» : «Главному врачу и т.д, от такого-то(ФИО) заявление». То-есть, слово «заявление- это продолжение «шапки»! Это одно же предложение! Что тут непонятного, не понимаю...

Доктор взял лист А4 и тут же ,в приёмной, написал заявление на увольнение по собственному желанию.
Слово «заявление» он написал с большой буквы.
Это заявление главным врачом было тут же  завизировано: « В приказ».