November 3rd, 2015

Gbrf

Заслуженная благодарность.

Нейрохирургам этого младенца, умирающего в реанимации, показали для порядка: «Посмотрите,мол, и напишите, что сделать тут ни хрена уже невозможно».
Трехмесячный пацан умирал от активной врожденной гидроцефалии.
Голова- тонкостенный пузырь с водою. Сам — не дышит и болтается на ИВЛ
Но мы решили его прооперировать. А что было терять? Всё равно помирает.
Реаниматологи, больничная администрация, и даже маменька этого мальчишки посмотрели на нас, как на идиотов: «Кого вы хотите оперировать? Этот полутруп с раздавленным водою мозгом? Зачем?!».
Поддержали нас только бабушка ребёнка и его вечно пьяный отец.
Встремили мы мальчонке вентрикуло- перитонеальный шунт и с любопытством стали ждать эффекта.
Парень- как живой воды испил: задышал, глаза открыл и стал живо на всё реагировать.
А к моменту снятия швов он во всю, как крокодил, грыз мамкины груди ( молока в тех грудях совсем мало было).
Маманя эта с нами ни как дружить не хотела. И назначения наши — в гробу видала: ни одной нашей рекомендации за все годы лечения сына она не выполнила.
В пятилетнем возрасте абдоминальный фрагмент шунтирующей системы из живота у мальчонки вышел.
Влетел болезный в кому и всё пошло по привычному сценарию: ИВЛ, «зачем оперировать», пьяный папа, тупо- агрессивная мама и чуть живая, но адекватная бабушка.
Молитвами этой бабушки и нашими стараниями ( удлинили абдоминальный фрагмент системы), ребёнок опять поправился.
Он совершенно не отставал в психическом развитии от своих сверстников, но движения в нижних конечностях были существенно нарушены.
Развился у него нижний спастический парапарез: тонус в мышцах ног был резко повышен, опоры на всю ступню — не было и ребёнок ходил «на цыпочках».
Дали мы мамане рекомендации и направили ребёнка в детскую неврологию. Но через пару дней, маманя устроила там скандал, забрала ребёнка из больницы и убыла в неизвестном направлении.
Через три года — всё по новой: привезли пацана к нам по «скорой» в коме, а с ним - маманю в бигудях.
Бабушка мальца к этому времени уже умерла, а отец, не будь дурак- нашёл себе другую семью - толстую молодуху с двумя исправными детьми ( приводил он к нам потом свою падчерицу надуманными проблемами в шее).
Оживили мы ребёнка, поменяв дренирующею имплантируемую систему. Маманю обругали за то, что не делает она ни хера для реабилитации ребёнка: ходил он совсем плохо на своих конских стопах и тонус в нога — зашкаливал.
После выписки мальчишка и его маманя исчезли на два года, как в воду канули.
И вот, на днях, без записи, не предупредив, приводит на консультативный приём в поликлинику эта мамаша своего трижды оперированного нами сына.
Парень мне обрадовался, как родному после длительной разлуки.
Он всегда очень дружелюбен, открыт и радостен. Не чета своей маме.
Последняя с порога , даже как-то подбоченившись, сказала мне:
- Вот полюбуйтесь, как надо лечить детей!
Оказалось, что она свозила сына в одну из клиник Москвы на реабилитацию.
С гордостью объявила мне офигенную сумму денег, которую она выложила за столичное лечения ребёнка. Случись со мною что-либо недоброе- я такие деньжища на собственное лечение не в жизнь бы не стал тратить!
Смотрю больного .
Всё- как было, а то и хуже: ходит с трудом, на пальцах, как балерина на пуантах. Аж пальцы стоп к подошве завернулись и все они — в мозолях и в «натоптышах».
А в остальном — молодец! В школе учится хорошо, со стороны ЧМН — патологии нет, шунт работает хорошо.
Стал читать выписку из московской клиники. Всё, что ему в Москве сделали в плане лечения за большие деньги, можно было сделать в нашей периферийной поликлинике совершенно бесплатно!
Плюс- масса совершенно не нужных процедур, консультаций и анализов.
- А зачем ребёнка консультировал эндокринолог, ЛОР, генетик, сурдолог , окулист, нейрохирург? Зачем УЗИ органов брюшной полости и почек? Зачем делали доплерографию сосудов головы и шеи? Вам это как -то объясняли?
- Ничего мне не объясняли! Сказали, что желательно сделать. Заплатила — сделали!
- Так что, эти консультации и лечения Вы оплачивали сверх той суммы, что заплатили за реабилитацию?
- Конечно!
Раскрутили тётку на деньги  по полной программе!
И зло на неё, дуру, берёт и жалко её. А уж о мальчике — и говорить нечего: жалко до слёз!
А у тётки — никаких сомнений! Всё хорошо.
И, как под гипнозом, видит, что у сына стал «почти нормально ходить» и тонус в ногах — волшебно уменьшился.
Говорит, что на следующий год- опять повезёт парня в Москву для окончательного излечения.
И это — она, которая писала на нас бесконечные жалобы; она, которая постоянно скандалила по малейшему поводу и без повода и которая каждый раз уходила из больницы не то, что заплатив и отблагодарив, а даже «спасибо» нам не сказав!
Хрен его знает, чем очаровали эту маманю в Москве!
Может быть отдельными апартаментами в той больнице?
Ресторанной кормёжкой и крахмальными профессорами - консультантами? Вежливостью и рассудительными беседами под чашку кофе из машины?
Мы то — всё бегом, на ходу и в спешке.
Ласкового слова от нас — хрен дождёшься.
Когда эта парочка уходила домой, спросил у нашего шунтозависимого парня:
- Тебе тоже в Москве больше понравилось, чем у нас?
Парень заулыбался и искоса посматривая на матушку, ответил:
- Не-а! У вас — веселее было. У вас я с Коля Заднейямой дружил и с Иркой Припадочной. Передавайте им привет от меня. До свидания!
До свидания. Надеюсь — не скорого.
А привет передавать — некому: приятели этого пацана, его сверстники, Коля и Ирина, не так давно — умерли.