April 14th, 2015

Gbrf

Рок-н- ролл навсегда.

Вчера отметил ( и отметил хорошо!) — Всемирный день Рок-н-ролла.
В этот день ( или днём раньше- но это неважно) в 1954 году Билл Хейли (Bill Haley) записал сингл «Rock Around The Clock».
Так оно и началось. По крайне мере, так принято считать, хотя можно и поспорить.

Я слушал рок ещё «на костях»- звуковая дорожка наносилась умельцами на рентгеновскую плёнку.
Жили в Мурманской области, через озеро — Норвегия. Ровно в 19.00, настроенные на известную волну, все транзисторы и радиолы городка Никель ревели во всю мощь: «Can't buy me love, love...
И так — ровно 45 минут по кругу. Видимо норвежцы использовали эту битловскую песню, как маяк.
И все эти 45 минут, куда бы ты не пошёл — из каждого окна, из-за каждой двери, из каждой «Спидолы» , которую полагалось носить на животе с обнажённой, как шпага, антенной наперевес, неслось не смолкая:

Can't buy me love, everybody tells me so
Can't buy me love, no no no, no.......



Потом стали доступны магнитофоны. Притаскивали в школу немыслимо затёртые записи Битлз, Роллингов и т.д и молоденькая учительница «англичанка» восстанавливала на слух тексты и переводила их.
Она, эта англичанка, бывала в Англии. На наши вопросы о чём же поют Битлз и что говорят о них англичане, ответствовала:
- Англичане сами не понимают, о чём поют эти пацаны.

Самих «Битлз» я увидел впервые на фотографии в журнале «Крокодил». Что то там обидное про них было написано. Что именно - никто не читал, но фото- вырезали и хранили, как величайшую ценность.
В том же Крокодиле можно было увидеть первое в СССР фото Мика Джегера. Выглядел он вот так:


Даже для нас, фанатов, это было — слишком. Перебор.

Конечно, Битлз и, в меньшей степени- Роллинг Стоунз были отступлением от первоначального, забойного и открытого рока.
Потом пошло- поехало: психоделический рок, глэм, металл, панк.....
Но любовь к бесхитростному и азартному рок-н- роллу от Билла Хейли, Элвиса Пресли, Чака Берри, Литл Ричард, Джери Ли Люис, Бадди Холли осталась с нами навсегда.

Gbrf

Н. А. Тэффи

Открыл для себя Тэффи.
Удивительно ясно и чётко пишет. Совсем не похоже на женскую прозу.
Почитав её рассказы, понимаешь насколько вторичны наши теперешние сатирики.


Из рассказа «Свои и чужие»

В наших русских газетах часто встречаются особого рода статьи, озаглавленные обыкновенно "Силуэты", или "Профили", или "Встречи", или "Наброски с натуры". В этих "силуэтах" изображаются иностранные общественные деятели, министры или знаменитости в области науки и искусства.
Представляют их всегда интересными, значительными или в крайнем случае хоть занятными.
О русских деятелях так не пишут.
Уж если увидите в газете русский "профиль", так я этот профиль не поздравляю. Он либо выруган, либо осмеян, либо уличен и выведен на чистую воду.
Мы странно относимся к нашим выдающимся людям, к нашим героям. Мы, например, очень любим Некрасова, но больше всего радует нас в нем то, что он был картежник.
О Достоевском тоже узнаем не без приятного чувства, что он иногда проигрывал в карты все до последней нитки.
Разве не обожаем мы Толстого? А разве не веселились мы при рассказах очевидцев о том, как "Лев Николаевич, проповедуя воздержание, предавался чревоугодию, со старческим интересом уплетая из маленькой кастрюлечки специально для него приготовленные грибочки"?
Был народным героем Керенский. Многие, я знаю, сердятся, когда им напоминают об этом. Но это было. Солдаты плакали, дамы бросали цветы, генералы делали сборы, все покупали портреты.
Был героем. И мы радовались, когда слышали лживые сплетни о том, что он, мол, зазнался, спит на постели Александра Третьего, чистит зубы щеткой Дмитрия Самозванца и женится на Александре Федоровне.
Был героем Колчак. Настоящим легендарным героем. И каждый врал про него все, что хотел.
И все это -- любя.
Странно мы любим -- правда?
Не ослепленно и не экстазно.
А разве не любим мы Россию, братьев наших? А что мы говорим о них?
Чужая Шарлотта Корде приводит нас в умиление и поэтический восторг. Оттого, что она чужая, и оттого, что на ней белый чепчик, а не русский бабий платок.
И как мы рады, что кишат кругом нас спекулянты, и трусы, и прямо откровенные мошенники, рвущие, как псы, кусок за куском тело нашей родины. Рады потому, что можем сказать: "Вот каковы они все оказались!"
О нашей русской Шарлотте Корде мы бы легенды не сложили. Нам лень было бы даже имя ее узнать. Так, мимоходом, по привычке, справились бы:
-- А с кем она, собственно говоря, жила?
На этом бы все и кончилось.

http://az.lib.ru/t/teffi/text_1920_svoi.shtml