?

Log in

No account? Create an account
Безработные или бездельники?
Gbrf
onoff49
Вчера, часов в одиннадцать утра, удрал с работы и поехал домой: забыл «важный» медицинский документ. В кавычках, потому, что на фик он кому нужен этот отчёт о расходуемых за месяц медикаментах в нашем отделении! Но ведь не слезут, пока не предоставлю.
Приехал. А над подъездом нашим сияет фонарь, типа - прожектор и в самом подъезде – лампы Ильича - горят негасимым светом.
Полез в щиток на первом этаже, а там – хрен поймёшь, где отключается вся эта иллюминация. Недолго думая, стал щёлкать всеми автоматическими предохранителями. Подспудно была мысль, что всё равно дома, в квартирах на первом этаже, никого нет.

Какой там!
Совершенно синхронно распахнулись двери всех четырёх квартир и на лестничную площадку вывалились четыре орущих молодых мужика. Трое - голые до пояса, а один – просто в трусах.
Если бы я стал сопротивляться – убили бы! Оказалось, что все они сидели за компьютерами, а один, из квартиры № 3, работал сразу на двух. А я – вырубил им электричество!
Я громко признал себя полным идиотом и тысячу раз извинился. Сам знаю, как обидно бывает потерять не сохранённый текст или таблицу.
Оказалось, впрочем, что никто из полуголых мужиков Word-ом не пользовался, и никто ничего не потеряли. Все они «сидели в Интернете».
Я ещё, бог весть сколько раз, извинился, и мы миром разошлись.

Много позже, когда прошёл конфуз, мне в голову пришло: а почему четверо молодых мужчин сидят дома? Почему они не на работе?
Безработные? Не похоже: у них неплохие машины, добротно одетые жёны.
Интеллектом они явно не изуродованы и представить их фрилансерами или пишущими романы я не могу.
Но даже если у них есть совершено уважительная причина не работать в это утро, то почему они бездельничают дома? Дома ведь всегда найдётся хотя бы одно полезное дело.

Как загадочна стала жизнь!
Во времена моей молодости (в возрасте этих ребят) можно было утром обойти весь подъезд и кроме пенсионных бабуль и дедов – никого не обнаружить.
Если работоспособный идивдуй сидел дома то он (или - или): а) был болен, б) отдыхал после ночной смены, в) был в отпуске или в отгуле.
Если индивидуй был пьян с утра – то и это понятно: запой и вскоре, вероятнее всего, его – уволят.

Когда удаётся в будний день оказаться на улицах города, всегда поражает многолюдность. Туда – сюда перемещаются толпы праздных людей цветущего возраста. В торговых центрах – аншлаг!
Общественный транспорт – запит бездельниками.
В выходные дни улицы, наоборот – пустеют. Машин на дорогах делается гораздо меньшею
Видимо в выходные народ на законном основании прекращает изображать бурную деятельность, и погружается телевизоры, Интернет и пьянство.

Исчезновения (продолжение).
Gbrf
onoff49
Начало http://onoff49.livejournal.com/

Стали, как обычно, разбирать: что делать и кто виноват?
Собрали совет.
Главный врач говорит:
- Общее у всех этих пропавших одно: все они умерли в реанимации. Как вы это объясните, Альберт Михайлович?
Альберт Михайлович, заведующий нашим ОАР, ответил, долго не думая:
- А в нашей больнице все пациенты умирают в реанимации! Чуть захужеет больной в каком – нибудь отделении – тут же тащат к нам. И попробуй, откажи! Вам же и жалуются потом, если удастся нам отбиться от какой нибудь бабушки 80 лет с повторным инсультом. «Перспективная была больная! Были все шансы на выздоровление!». Какие там «шансы»! Как в песне поётся: «Лечи не лечи, если кончилось ЧИ!».
Думаем дальше.
Может быть, что-то эдакое, необычное произошло в атмосфере больницы неделю назад?
Стали вспоминать, но вспомнили только то,  что как раз в это время на больничной кухне пригорела запеканка из творога, и пришлось срочно готовить на завтрак больным пшённую кашу.

Главный врач затушил очередной сигаретный бычок в переполненной окурками пепельнице и сказал с тоской:
- В церковь, что ли позвонить? Власть у них сейчас переменилась…. Кирилл этот, по всему видно, большой прохиндей. Может, договорился с шефом своим, что бы умерших забирали на тот свет в цельном виде: и душу и тело разом? Ладно, шучу! Слушай, Павел, у тебя ведь Глушко лежит в отделении, наш полицейский генерал. Поговори с ним, осторожно.

Сто двадцатикилограммовый Глушко, для больной спины которого было необходимо единственное лекарство – «Похудеть», балдел после трёх кубиков промедола в одноместной палате с улучшенным сортиром и душевой с тёплым полом.
Посапывая и блаженно улыбаясь, он выслушал мой рассказ и сказал:
- Да и хуй с ними! Никто их искать не будет! Умерли по закону, бумаги все выправлены. … Жалоб нет? Вот и хорошо. Нет трупа - нет и преступления. Но – интересно! Куда же они могли деться? Что свидетели говорят? Может быть и они сами, умирая, что - то сказали, намекнули о чём- то в последнем слове? А?

Какое там «последнее слово»! Как его скажешь с трубой в горле, поперёк компрессора, вдувающего воздух в умирающие лёгкие?
И кому? Санитарке тёте Паше, имитирующей влажную уборку? Озверевшей от бессонницы медсестре? Взмокшему от работы на своём конвейере, реаниматологу? Да на черта им твоё «последнее слово»! Они всё сделали, что бы ты не дёргался, не возникал, не проявлял…. Ввели релаксанты, седативные, обезболивающие. Умираешь - вот и умирай. Мы тебе мешать не будем. Но и ты – соответствуй.
А последние слова – всегда за реаниматологом и слова эти: «Отметьте время смерти».
Есть, наверное, какой-то смысл в предсмертных мучениях, но в стандартах оказания реанимационных мероприятиях они не предусмотрены.
Так что, если вам захочется что- то прохрипеть напоследок своим домашним – умирайте дома, в кругу семьи. И поспешите: круг этот с каждым годом всё больше сужается и усыхает. Остаются только дети. А на детей какая может быть надежда, и какие им говорить последние слова? Мало, что ли вы им при жизни этих слов наговорили? А толку!
Тут Глушко и говорит:
- А родственники то что? Не ищут своих? Вы бы им позвонили. Может быть, покойники ваши живее всех живых: сидят дома и водку выпивают за ваше здоровье.
Чёрт! Всё время мы об этом думали, но не хотели будить лихо.
Да и как звонить? Спрашивать:
- У нас ваш муж (отец, мать, сестра) умер. И пропал. Вы уж посмотрите там у себя….. Может быть он домой вернулся?

Так то оно- так, но я взял истории болезни и стал обзванивать родственников умерших больных.
Сначала я позвонил домой к умершему Артемьеву. Раз за разом я набирал номер телефона его жены, и каждый раз ласковый голос объявлял мне: «Абонент разговаривает. Пожалуйста, подождите или перезвоните позже».
«С кем это так долго болтает вдова?» - с досадой подумал я, плюнул и стал звонить на домашние телефоны других покойников. Но сколько бы я не звонил, ответ везде был один и тот же: «Абонент занят……».
Я потратил на это дело целый час, но так и не смог поговорить ни с одним из безутешных родственников.