?

Log in

No account? Create an account
Исчезновения.
Gbrf
onoff49
Надумал писать что-нибудь длиннее рассказов. Сюда буду давать отрывки. Если будут замечания – скажу спасибо. Некоторые отрывки могут иметь продолжения.
Но опыт с первой моей книгой «Не уверен – не умирай» показал, что то, что её многие предварительно прочитали в виде постов ЖЖ, вредит продаже бумажных книг.
Так - что теперь буду осторожнее.



Кончилось это тем, что в нашей больнице стали пропадать покойники.
Такое и раньше случалось. Сами знаете, как это бывает. Умрёт, больной, медсестра его упакует в белое, навесит клеёнчатую бирку с исходными данными и всё – свободен. Никому ты более не нужен, делай что хочешь. А знаем ли мы, что они, новопреставленные, хотят?
Рот умершего обычно открывается, что делает его, умершего, малопривлекательным.
Добросовестные медсёстры, что бы закрыть рот покойнику, подвязывают нижнюю челюсть бинтом. Простым бинтом сделать это – не всегда просто. Тут больше подходит эластичный бинт, но где его взять?
Как то утром, окружили, как фашисты партизана, у дверей реанимации родственники погибающего больного реаниматолога Сакерина.
Тот после ночи мало что соображает, а ему в одно ухо: «Может быть, ему какие дефицитные лекарства нужны?». В другое: «А икры?! Чёрная икра ему не поможет?». И в лоб: «Сколько тебе, доктор, заплатить, что бы Николаевич не помер?».
А у Сакерина, как назло - всё есть. И лекарства и икра, браконьерская из Астрахани, и деньги водятся.
Говорит:
- Эластичный бинт, принесите, пожалуйста.
Родственники:
- Это, которым ноги при расширении вен заматывают? Так у Николаевича вены – в порядке! Зачем ему бинт?
Ну, Сакерин и сказал, зачем.
Стало тихо, как будто радио «Маяк» выключили. Но ненадолго.
Сакерин и без всех этих криков знал все свои недостатки и недостатки родной медицины, но всё равно – обидно. Особенно утром, после суточного дежурства. Пришлось ему отступить в родное отделение и отсиживаться там, ожидая ухода разъярённых любителей Николаевича.

Ну, так вот. Продолжим разговор об исчезающих покойниках. Путь упакованного тела – извилист. Могут сразу отвезти в морг. Могут поставить в «отстойник» для ожидания попутчика, а то и не одного. Есть и другие варианты, говорить о которых – не время и не место.
Расскажу только об одном варианте исчезновения.
К вывозу умерших активно привлекаются студенты и интерны.
И вот они, однажды, что бы не мотаться в морг ночью, стали ставить каталки с умершими в тёмный, зарешёченный закуток под лестницей. Утром, мол, разом всех и отвезём. Ну и забыли, естественно.
Тем же утром, работники АХЧ поставили возле решётки закутка, какие- то щиты и доски, построив, таким образом, нечто вроде склепа, скрыв покойников от посторонних глаз.
Искали их потом неделю! А что?! Студентов – ищи- свищи. Никто и не знал, как их звать – величать и откуда они взялись на нашу голову. Так что рассказать, куда девались покойники – некому. Сами умершие на окрик – не реагируют. Строителям доски и щиты – без надобности.
Только по запаху и нашли, как Полония из одноимённой драмы «Гамлет».
Но это – редкие и вполне объяснимые случаи исчезновения умерших.
А теперь, уже почти неделю все покойники исчезают совершенно бесследно!
Открылось это случайно.
Зашёл к нам на рюмку коньяка наш прозектор Рувимыч и, выпив, сказал:
- Я вижу, в нашей больнице, наконец то, научились работать по-современному!
- Это как же?- спросили мы у Рувимыча.
- Уже пять дней к нам на вскрытие не поступило ни одного трупа. Мы так поняли, что вы всех безнадёг стали выписывать для умирания домой. Воля ваша, но нас патологов уволят-таки за ненадобностью!
А мы за это время отправили к Рувимычу человек десять отмучившихся!
Спрашиваем у Рувимыча:
- Это только мы так отличились?
- Какое там!- махнул рукой Рувимыч.- Во всех отделениях то же самое!
Стали мы искать своих жмуриков. Документы все в порядке. Всё описано, написано, расписано - чин- чинарём.
Но в морг умершие не доехали!
Расспрашиваем сестёр. Те стоят стеной: «Всё оформили, упаковали, отвезли в морг».
Стали тыкать им в нос журналом приёма трупов в морг:
- Где записи о приёме трупов и ваши подписи?
Делают коровьи глаза и плачут. Сквозь слёзы, всхлипы и сморкания, продолжают твердить:
- Мы всё правильно сделали! Наверное, их в морге на органы разобрали, а на нас – собак вешают!
Обзвонил другие отделения. Там помявшись, сообщили, что и у них – та же петрушка: все умершие в последние пять дней – бесследно исчезли.