?

Log in

No account? Create an account
Суд в Мурманске.
Gbrf
onoff49
Мне ещё обидно то, что всё это происходит в Мурманске.В советское время это был портовый вольный город и мне почему-то кажется, что даже советские судьи так бы в Мурманске судить не могли.



Несчастный случай
Gbrf
onoff49
Операцию закончили поздно. За окнами уже темно. Больные спят по палатам. В коридорах больницы – полумрак. Пахнет свежевымытыми полами и грозовым озоном от кварцевых ламп.
Как будто не в больнице находишься, а в пионерском лагере у моря после отбоя.

Сижу в пустой ординаторской, печатаю протокол операции.
И тут заходит ко мне плачущий мужик и говорит, сквозь слёзы:
- Я маму в коридоре встретил!
- Живую?!
- Живую, конечно! Так она меня ругала, так ругала… И матом – тоже.
- И за что она вас ругала?
- За то, что не навещал. А я её – две недели навещал! Как только её из реанимации в отделение перевели, так я каждое утро и вечер – здесь. Ни разу не пропустил! Йогуртами её с ложечки кормил, фрукты её носил, колбаску копчёную (она любит!), соки разные. Она меня сначала – не узнавала. Да и её – не узнать было: после автоаварии лицо всё разбитое, в синяках, отёчное. Глаз открыть не могла. А потом - стала меня узнавать: радовалась, когда приходил. Только говорить не могла. Лечащий врач, Нифантий Мартемьянович, сказал, что «афазия» у неё .Я Нифантию говорю:
- Раньше мама худенькая была. А теперь – в теле.
А он мне:
- Так отекла от ушибов. Да и кормили её через зонд в реанимации ударно. Гормоны вводили. А от них вес быстро набирают….
Я говорю:
- Скорее бы она в норму приходила, а то я её совсем не узнаю.
А Нифантий отвечает:
- Главное, что она тебя узнаёт. Это хороший прогностический признак.
Поправляется твоя мамаша вопреки всем нашим ожиданиям, с чем тебя и поздравляю!

А оказалось, что он, Нифантий Мартемьянович, мне вместо мамы, когда её из реанимации перевели, на другую больную указал! А мама моя в палате рядом, через стенку лежала и всем рассказывала, какой у неё сын сволочь: мать почти месяц в больнице лежит, а он её ни разу не навестил!
Пришлось мне идти вместе с бедолагой в нейротравму, извинятся перед больной и реабилитировать сына.
Больше вех потом удивлялся Нифантий:
- Надо же! - говорит - Я ведь его настоящую мамашу на днях выписывать собирался! Вот бы получилась у них счастливая встреча на дому! Что, жалобу писать будет?
Жалобу парень писать не стал. С мамой помирился и забрал её домой.

А бомжиха Рындина, вскормленная им с ложечки, загрустила, стала отказываться от больничной еды, впала в сопор, кому, в реанимацию и померла там от фатальных осложнений тяжёлой черепно-мозговой травмы.