?

Log in

No account? Create an account
Одноразовые перчатки.
ч. и к.
onoff49
В Советском Союзе кое- что делали совсем неплохо. Детишек, например.
Всякая гадость для массового и индивидуального убийства тоже удавалась на удивление хорошо. Бомбы с атомом внутри, сапёрные лопатки, всяко разно самонаводящееся с разделяющимися головками, автоматы Калашникова …..
А презервативы делать – не умели!
Жёсткие они были и  со скрипом, как сапоги у Чапаева, и рвались от любого неосторожного движения. А сколько таких движений делается в процессе использования презерватива по прямому назначению - не мне вам рассказывать!
Рождаемость советские презервативы не сокращали, это точно.

К чему, спросите, сия басня про резиновые изделия №2?
А вот к чему: хирургические перчатки в советское время делались на тех же предприятиях, что и презервативы и, стало быть, обладали эти перчатки всеми презервативными качествами – рвались, пальцы в них ни хрена не чувствовали…. Как член в презервативе.
И вот что обидно: никому не нужных презервативов было – завались, а перчаток - всегда не хватало. Поэтому ни о каких одноразовых перчатках и речи не могло быть! Мы и не знали, что таковые существуют. Перчатки были той же системы, что и Спейс Шаттл – многоразового использования.
После операции их надлежало тщательно мыть и аккуратно вешать на край мойки в предоперационной. Потом санитарки перчатки сушили и ревизовали. Обнаруженные дырья операционные сёстры заклеивали круглыми заплатками. Потом в заклеенные перчатки насыпали тальк и автоклавировали.
После автоклавирования перчатки теряли последнюю эластичность, и рвались особенно активно.
При этом тальк высыпался из перчаток и, попав, например, в брюшную полость оперируемого больного, вызывал жуткую спаечную болезнь!

Перчаток, повторяя, было мало. Я захватил (в годы студенчества) то время, когда некоторые экстренные операции (аппендэктомии, например) делали голыми руками, без всяких там перчаток. Так же делались перевязки, и большинство манипуляций (пункции, блокады и т.д.).
Да что там «захватил» Сам, будучи в молодости нейротравматологом зашивал на дежурствах десятки ран на головах бичей, моряков, пьяни подзаборной без всяких перчаток. Перчатки выдавались только для больших операций. И никаким СПИДом / гепатитом я не заболел, как и мои коллеги.

Забавно было во времена учёбы в институте.
На цикле по акушерству все вагинальные исследования студенты проводили без перчаток, впрочем, как и сами акушеры.
По заданию преподавателя студент лоботряс вводил два голых пальца в самую глубь женского интима с целью научиться определять ранние признаки беременности ( тест-полосок тогда не существовало!),а строгий преподаватель вопрошал:
- Ну, что ты можешь сказать об этом случаи, кроме того, что там тепло и мокро?
Периодически мы бунтовали:
- Как можно? А если подцепим чего?
На что нам резонно акушеры отвечали:
- А вы со своими девушками в перчатках развлекаетесь? Наши женщины – проверенны, проанализированы на сифилис и прочие неожиданности. Можно ли это сказать о ваших девушках?
- Ну, а если мы туда чего ненароком занесём?- не сдавались мы.
-Ох,- отвечали акушеры, в это место чего только не попадает! И – ничего.
Хотя мы тогда уже были наслышаны о массовом заражениях женщин сифилисом акушеркой.
Эта акушерка сама заразилась при осмотре сифилитички, и у неё на указательном пальце образовался «шанкр- панариций». Она не придала значения язвочке с твёрдыми краями, чем-то язвочку эту мазала-лечила и продолжала осматривать беременных женщин. Без перчаток, естественно.
На цикле гинекологии работали уже только в перчатках.

***
На операциях перчатки распределялись следующим образом.
Целые и по размеру руки полагались оперирующему хирургу.
Чуть похуже - первому ассистенту.
Во вторых ассистентах обычно подвизался самый молодой хирург. А ещё чаще – студент. Ему полагались перчатки на два- три размера больше требуемого и многократно заклеенные.
Но все эти перчатки имели свойство сползать с рук: у них была очень широкая и малоэластичная «манжетная» часть. Поэтому перчатки или подвязывались на запястье куском бинта или в её манжет заталкивалась скомканная салфетка. По ходу операции перчатки приходилось постоянно подтягивать.
Когда грянул антиалкогольный закон Горбачёва, перчаток стало ещё меньше.
Мед сёстры, да и некоторый врачи стали использовать перчатки в самогоноварении. Точнее – в приготовлении бражки, которую затем перегоняли в самогон. Перчатки играли роль индикатора готовности браги.
На горловины банки, в которой приготовлялось брага, надевалась перчатка. Когда образующиеся при брожении газы надували её, и тугая перчатка торчала на банке, как кисть руки, продукт считался готовым к перегонке.
Так и говорили: «Когда банка сделает «Хайль Гитлер!»- можно гнать!».

****
О качестве тех перчаток есть много баек.
Одна из них повествует о проктологе- преподавателе, который, проводя ректальное исследование, с пафосом рассказывал студентам о том, что они должны почувствовать пальцем в прямой кишке: «Вот простата. Обходите её, обходите! А какой прекрасный тонус у сфинктера! Как эластичны стенки кишки….». И т.д., с ликованием.
Закончив исследование, он извлёк палей из ануса больного, и оказалось, что перчатка порвалась, и к обнажённому пальцу препода прилип кусочек присущего прямой кишке содержимого.

Я до сих пор не могу привыкнуть к роскоши одноразовых латексных перчаток, которые сидят на руке, как влитые и так тонки, что абсолютно не мешают ощущать ткани, инструменты, вязать швы.
И так жалко их выбрасовать в грязный таз!

Вообще, появление массы разовых медицинских причиндалов – это настоящая революция в хирургии.
Разовые операционные халаты, бельё. Видели бы вы операционные халаты многоразового использования! От постоянного автоклавирования они были грязно серыми с коричневыми разводами. Таки же было стерильное бельё и пелёнки, которыми накрывали больных во время операций.
А разовые шприцы! А многочисленные разовые катетеры, канюли, системы для переливаний и т.д.- без счёта! А разовые наборы хирургических инструментов!

В известной мне больнице провели больному ампутацию ноги по поводу газовой гангрены. Инструменты , которыми это было произведено, после операции соответствующим образом обработали, простерилизовали. Пол года они хранились в шкафу операционного блока, а потом их опять использовали, для ампутации ноги больному с травмой ( предварительно простерилизовав, естественно!). В культе у этого больного развилась газовая гангрена! Споры возбудителя газовой гангрены очень устойчивы.

Разовые инструменты сделали медицинские вмешательства более безопасным для больных и невероятно облегчили жизнь медикам.
Повторюсь - это революция. О которой мало говорят. Всё больше восхищаются томографами.
Но что - томографы? Они, чаще всего или ничего не находят или находят то, что исправить уже невозможно.