?

Log in

No account? Create an account
Опухоль Барре- Массона.
ч. и к.
onoff49
Со здоровьем - большие проблемы. И чем успешнее медицина развивается - тем больше этих самых проблем.
Она, ведь, медицина достигла таких неимоверных успехов в диагностике и открытии новых болячек, что уже не успевает придумать, чем же всё это диагностированное и открытое полечить.
Так и лечим большинство болячек добром словом, холодом, голодом и покоем. Некоторые из этих компонентов терапии - в большом дефиците. Особо отличившимся больным назначаем, как плацебо, парацетамол, антибиотики и гормоны.
Но, всё – таки, знать много лишних болезней – необходимо для докторов. Сомневаясь, можно завернуть такой замысловатый диагноз, что многие консилиумы призадумаются.
Какую- нибудь «митохондриальную болезнь», «фиксированный спинной мозг», «синдром прыгающего француза из штата Мэн», или, того пуще – болезнь с труднопроизносимыми фамилия авторов в названии недуга.
Болезнь Маркиафавы-Биньями, например.
Расчёт прост: желая опровергнуть ваш заумный диагноз, прочие врачи займутся больным всерьёз. Откомпьютеризируют больного с ног до головы, как батон докторской колбасы, всю кровь переведут на анализы, и, в конце концов, скажут: «Дурак вы, товарищ консультант! Никакой это не француз и не Маркиафава вовсе, а банальная симуляция и мы этого больного выписываем с позором на вашу плешивую голову!»

Ну и вот.
Однажды, в молодости я консультировал больную в кабинете тогдашнего заведующего нашей нейрохирургии - В.К.
-Пятка у меня болит - жаловалась мне дебёлая тётечка славянской внешности с нарисованным, как у гейши, лицом.
Расспрашиваю, смотрю. Неврологии – никакой.
Но прислали ведь ко мне, нейрохирургу, для исключения опухоли головного мозга!
-А….
- Вот снимки пяточной кости. Написали, что всё нормально!
В самом деле – придраться не к чему. Может быть, что- то в спине? Корешковый синдром, например.
Больная тут же подсунула мне пачку чёрных листов - рентгеновских снимков и снимков МРТ спинномозгового канала. Никакой патологии…..
Тут дверь тихонько отворилась, и в кабинет боком вошёл его хозяин - заведующий В.К.
Увидел наш дуэт и изумился. Забыл, поди, что сам дал мне ключ от кабинета, для осмотра этой больной.
Стал из-за спины больной жестами показывать мне, что бы я закруглялся.
Тут я вспомнил, что в столе у В.К. хранился суточный запас коньяка. Пил он уже не для опьянения с релаксом и эйфорией, а просто что бы оставаться работоспособным.
Но стыда он ещё не пропил и лезть за бутылкой при больной, ни за что бы не стал….
А больная безжалостно продолжала:
- А вот МРТ и КТ головного мозга.
Думаю: «Какие ещё мозги…. Зачем?».
Больная тут же отвечает, как подслушав мои мысли:
- Мой доктор сказал: «Наверное, у вас в голове есть опухоль, которая давит на участок мозга, отвечающий за чувствительность пятки».
Говорю:
- Но у вас же болит, только когда вы наступаете на пятку? В покое ведь не болит? Так ведь вы говорили?
Спрашиваю, а сам присматриваю краем глаза за В.К. Как бы беды не вышло – лицо красное, вспотел, губы сухие облизывает. Сидит в углу дивана и делает вид, что читает толстый том гематологии Кассирского.
- Да! Как наступлю - острая боль! Как будто острое шило мне в пятку втыкают. Аж до кости!
Тут же слышу хриплый голос В.К:
- У тебя спички есть?
- У меня – зажигалка.
- На хер… Извините, больная! На черта мне твоя зажигалка!
В.К. нашёл в пепельнице стоящей на столе обгоревшую спичку и стал кончиком её надавливать на пятку больной. Миллиметр за миллиметром…
И на десятый тычок спичкой больная вскрикнула, отдёрнула ногу и запричитала:
- Вот, вот оно! Оно самое! Больно! До макушки пробивает!
В.К. швырнул спичку в пепельницу и стал диктовать мне диагноз:
- Пиши! Опухоль Барре - Массона правой пяточной области. Рекомендовано хирургическое лечение – удаление опухоли под местной анестезией. И давай, давай – в ординаторскую! Там всё пациентке объясни.
И обращаясь уже к больной сказал:
- Я, извините, сейчас с вами поговорить не смогу. У меня здесь будет срочный консилиум. Доктор даст вам направление, и завтра же мы эту опухоль вырежем. Можно это и в поликлинике сделать, но как вы будете ходить? Полежите у нас дня три- и домой.
И опять – мне, нетерпеливо, в полголоса:
- Давай, давай-сваливай!
Идя по коридору с притихшей больной в ординаторскую, я лихорадочно соображал: что за Барре - Массон? Ладно, думаю, напишу направление, отпущу больную и почитаю букварь.
А в ординаторской дремал за своим столом легендарный Нифантий!
Я вызвал его в коридор и спросил, что за басня такая – Барре – Массон?
- Аааа!- зевнул Нифантий - Это такая сосудистая гломусная опухоль величиной со спичечную головку. Очень болючая штука! Если она в коже – то удаляется за три минуты и больной здоров. Тебе- то зачем?
Я вернулся в ординаторскую и с апломбом изложил суть диагноза больной.
Разочарованная тётка собрала в охапку весь килограмм своих снимков и убыла в приёмный покой оформляться в наше отделение.