?

Log in

No account? Create an account
Дела кровавые.
ч. и к.
onoff49
Когда был молодым врачом - денег не хватало.
Полтары ставки, дежурства – погоды не делали. Каждый раз в конце месяца неизменно вставал вопрос: у кого занять?
Саша Брайловский научил:
- На станции переливания крови всегда можно заработать! Какое, на хер - «сдавать кровь?!
Будем сдавать антистафилококковую плазму!

Не помню уже сейчас всех деталей, но только ввели нам на станции стафилококковый анатоксин, через какое - то время определили титр антител в нашей крови и начали мы с Сашей еженедельно сдавать по 400мл. крови. Из этой крови медицинские вампиры отделяли плазму, а эритроциты – возвращали нам внутривенно.
После иммунизации анатоксином наша плазма стала обладать пагубным влиянием на стафилококки больных. Такая плазма широко применяется при лечении различных заболеваний, вызванных стафилококком.
Что бы титр антител не падал, мы втихаря вводили сами себе тот же анатоксин. Благо, что в больнице его было – завались!
Начали мы это дело зимой, а закончили- ближе к лету, сдав кровь двадцать раз.
Компания у нас тогда сформировалась замечательная: для плазмы кровь сдавала исключительно интеллигентская братия. Инженеры, учителя, врачи. Даже два военных моряка было, в немалых чинах. Как то пришли они на сдачу прямо с какого то военного мероприятия, в парадной форме и с кортиками. Боясь оставить кортики в раздевалке, они так и ходили по кабинетам станции переливания: очень легко одетые и с кортиками на поясе. Так и в операционную пошли.

Выяснялось, что жизненные силы человека находятся именно в этой жидкой, желтоватой субстанции – плазме: к концу сдачи мы были как выжатые лимоны. А может быть, всё тому способствовало: полярная зима, суточные дежурства, многочасовые операции и т.д.
Зато как легко потом мы получали на станции переливания кровь для своих больных и другие, модные тогда препараты крови!
Бывало, что позарез нужна кровь в операционную, а всем (и зав. отделению в том числе!)- отказывают: «Нет такой крови на станции в наличии. Вызывайте своих доноров!!!».
Тогда я или Саша звонили дежурной по станции и говорили:
- Зинаида? Привет. Это (имярек). Как жизнь? Муж поправился? Слушай, тут нам кровь нужна позарез. Поищи, будь добра по сусекам и в НЗ.
И кровь, вместе с протеином и альбумином, чудесным образом появлялась!
Но такое очень редко случалось., в общем, с кровью тогда очень просто было. Система «заготовки» работала прекрасно.
Сейчас – труба! Перелить кровь- всё труднее и труднее. Всё чаще необходимой группы на станции нет. И это притом, что показания к переливанию крови – резко сузились.
А во время моей молодости ещё работал принцип «капля за каплю». То есть, сколько человек потерял, столько ему и надо перелить крови. Не представляю, что бы мы делали, сохранись эта установка по сегодняшний день.
Вместе с тем, кровью активно торгуют из-под полы. У жуликов существует масса схем по продаже крови и доноров. Стоит кровь – дорого.
Попытки прикрыть такую торговлю, приводят к обратному результату: кровь вообще со станции переливания исчезает.
А сейчас ещё ввели закон, по которому донорам нельзя будет сдавать кровь за деньги.
Короче, всё идёт к одному концу.
К длинному списку медицинских дефицитов прибавится ещё и кровь.
А у нас – операции очень «кровавые». Сто раз теперь подумаешь, брать ли больного в операционную, или заслать от греха подальше в Бурденко, Израиль, Германию и далее по списку до Гондураса.
Кстати. Тот марафон по сдачи плазмы, Сашиных и моих финансовых проблем не решил. Кровавые деньги мы глупо просадили на подарки жёнам и не только им, на такси, кабаки и прочие излишества и безумства, без коих я, к счастью, теперь могу обойтись.
Или - к несчастью. Кто ж его знает?

P.S.Други мои! Я не успеваю ответить на Ваши комментарии к последним моим постам. Извините. Отвечу, как только появится время.

Бес надежды.
ч. и к.
onoff49
Прошу прощения. Этот текст валялся у меня в документах. Он - не закончен - очень уж длинным мне он показался в своё время. Стоит ли продолжать?


Бес надежд.

Один наш доктор поехал отдыхать на море.
Раньше он это делал вместе с женой и детьми, но жены не стало, детей забрала к себе безутешная тёща и поездки на юг потеряли смысл. Проработав запойно три года без отпуска и выходных (ходить домой тоже не имело смысла), доктор так устал и изменился внешне, что его перестали узнавать даже пациенты – ветераны, поступающие к нему на повторные операции.
Коллеги озаботились и, пораскинув мозгами, послали доктора далеко: купили ему билет на самолёт и выгнали в летний отпуск:
- Лети-ка, мил человек, к морю! И чтоб семьдесят дней духу твоего здесь не было!
В тот год аэропорт Мурманска закрыли на ремонт, и всю гражданскую авиацию приютил военный аэродром, расположенный высоко в полярных сопках у посёлка Килп-Явр.
Ехать туда надо было четыре часа на припадочном автобусе системы ПАЗ. Трястись в промёрзшей колымаге через холодную июньскую тундру с её серыми камнями, с не растаявшим ещё с ледникового периода снегом и свинцовыми озерцами – тоскливо. Вот и принял наш доктор внутрь достаточную дозу коньяка и задремал, уткнувшись горячим лбом в холодное автобусное стекло.
Выходя помочиться на сугробы во время частых остановок, доктор неизменно догонялся поддерживающей дозой из плоской фляжки с надписью «Его же и монаси приемлют».
Укрыться от глаз обеспокоенных женщин в промёрзшей пустыне было негде и, поэтому, пьющие, и льющие мужчины тесно скапливались за кормой автобуса. Озабоченный водитель на каждой остановке жалобно просил:
- Мужики! Вы хоть на колёса там не ссыте! Примета ведь, ёмаё!

Осторожно! Под катом – много букв
Читать дальше...Свернуть )