?

Log in

No account? Create an account
Как сообщать о смерти.
ч. и к.
onoff49
Жена моя периодически бунтует:
-Что бы ты обратил внимание на моё здоровье, мне нужно под грузовик попасть, ей богу! Чтоб пол черепа снесло и шею свернуло! В ином случаи от тебя ничего кроме: «Отдохни и выпей таблетку аспирина" - не услышишь!
Но лечить больных « из-под грузовика», в самом деле, легче, чем больных с ОРЗ!
Сделать тяжёлому больному хуже, чем уже есть – сложно. Температуру померил – уже помог.
А сопливому гундосу с простудой – угодить трудно.
Ему надо улыбаться, советовать, назначать, сочувствовать, выписывать рецепты и объяснять что Колдрекс и Фервекс – суть парацетамол, рассказывать о закаливании и пользе прогулок, лимонах – витаминах и о чае с малиновым вареньем.… Шаманить и плясать с бубном вприсядку.
А ведь всё, что нужно этому озябшему – так это покой, тепло и позвонить на работу, чтобы три дня обходились без него.
Жалко мне, поэтому, участковых врачей. Денег им президент дал, а всё равно – жалко.
Да и что это за деньги! Слёзы.
Нам проще.
Больной в коме не жалуется.
За здравьем его следят аппараты и в нужный момент выдают «ахтунг!».
Всегда готовы помочь нам реаниматологи.
Консультации, рентген, томограф, лаборатория, эндоскописты – в нашем распоряжении и по первому требованию.
А ты, весь в белом, ходишь и руководишь одним пальцем.
Курорт, а не работа!
Одно плохо: тяжёлые больные умирают несколько чаще, чем больные с ОРЗ.
Две вещи я ненавижу в медицине. Это необходимость присутствовать на вскрытиях и сообщать о смерти больного его родным.
По-разному сообщают о смерти.
Сидим намедни в ординаторской.
Телефонный звонок.
Очередное медицинское дарование снимает трубку и представляется. Внимательно слушает пару минут и молвит:
- Мне очень жаль, но больной Флегонтов умер…
Недоумённо смотрит на телефонную трубку, дует в неё, пожимает плечами…
Отбой.
-Ё. т… м….!- взрываюсь я.- Кто умер!? Ты с кем говорил!? Я десять минут назад смотрел Флегонтова! Он – живой!
Дарование каменеет и принимает обиженный вид.
С детства, с пелёнок с голубых соплей внушают медикам:
«Никакой «опасной» информации по телефону!»
Только при личном общении, только глаза в глаза.
И раз за разом: то санитарка оповестит обезумевшую маму: «Умер ваш ребёночек! Недоглядели…», то вот такой оболтус оповестит неизвестно кого о смерти ещё живого больного, то…. Поубивал бы!
Проще с длительно умирающими больными. Их смерти ждут, не имея уже никакой надежды.
В этом случаи, хорошо зная родных этого больного, допустимо бывает позвонить им и сказать о смерти. Что бы зря не мотались в больницу, оповестили других родственников и т.д.
Во всех прочих случаях, отвечаем уклончиво и предлагаем приехать в больницу для очной беседы.

Ну и вот.
Через час звонят со справочного и сообщают:
- Тут к вам на беседу пришли родственники умершего Флегонтова. Пропустить?

Вскоре в кабинет входят трое: две заплаканные женщины и пьяненький молодой человек. Сын, наверное…
Женщины в тёмных платьях, волосы убраны под чёрные косынки.
- Прошу прощения - говорю я – но произошла ошибка. Ваш сын, муж и отец – не умер…
- !!??-
- Дело в том – очертя голову, продолжаю я, - что когда вы позвонили, Флегонтов, в самом деле, умер и наши реаниматологи, как раз в это время, пытались оживить его. Им долго не удавалось этого сделать и поэтому, наш уважаемый Александр Александрович сообщил вам, что больной умер. Но буквально через пять минут после вашего звонка, реаниматологом удалось восстановить работу сердца и дыхание больного!
Перевожу дух. Женщины и пьяненький сынок смотрят на меня с ужасом.
- Так что, извините, но ваш больной – жив!
Далее – слёзы, рыдания, вода, корвалол.
Пожимаю плечами, развожу руками и извиняюсь ещё и ещё раз…
Провожаю троицу до палаты и предъявляю им их полуживого Флегонтова. Состояние его и в самом деле тяжёлое. Он мало что понимает и ещё менее того может сказать.
Моё враньё он точно не разоблачит.
Сынок икает, женщины за что то меня благодарят.
Прощаемся друзьями, и тут мать Флегонтова смотрит на меня внимательно и говорит:
- Вы только, пожалуйста, так больше не ошибайтесь. Я понимаю: больных много, всех не упомнишь…
Махнула рукой, заплакала и ушла.
Лютой зимой пойдёт в отпуск уважаемый Сан Саныч!