December 8th, 2012

ч. и к.

Закрытие медицины.

 

Во время Великой Отечественной войны у медиков были строгие критерии при сортировке раненных. Грубо говоря, смысл этих критериев был в том, что помощь  оказовалась  в первую очередь тем, кто мог в дальнейшем вернуться в строй.

Майор медицинской службы, прошедший войну,объяснял нам, студентам, на военной кафедре так: «Пока я буду оказывать помощь обожжённому с 30% площадью ожога, у меня умрёт пять раненых с наружным кровотечением, остановить которое достаточно просто».

Это – во время войны.

Но нам сейчас, в мирное время, предлагают вернуться к практике военного времени.

Лидер прокремлёвского  молодёжного движения «Россия молодая», член Общественной палаты Максим Мищенко предложил сократить бюджетные расходы на тяжелобольных  ради качественной медицины для легкобольных россиян. Он предлагает ввести «четкое ранжирование государственных средств» по тяжести болезни пациентов.

Цитата «из Мищенко»:

«Есть десять человек, которым можно помочь, они лежат и ждут скорую помощь. А есть один человек, больной раком. И мы расходуем деньги на продление его жизни, при этом обделяя людей, которых можно быстро вернуть в строй. В этом парадокс ситуации: гуманизм является мнимым. Конечно, мы не можем пройти мимо умирающего человека с раковой болезнью, но мы его все равно потеряем, он умрет, а мы не поможем десяти здоровым.

Этот урод – фашист, однозначно!

Далее последуют предложения истреблять  бродяг, психиатрических больных, людей с наследственными заболеваниями, неизлечимых неврологических больных. И всё это - во имя  возможности качественно лечить сопливых и пропоносивших граждан.

Следуя этой логике, следует отказаться от операций при заболеваниях сердца. А зачем? Эти люди всё равно мало трудоспособны и не могут приносить пользы ТРУБЕ!

И зачем развивать трансплантологию? Это сколько же можно накупить аспирина и парацетамола на те деньги, что тратятся на пересадку печени!

 «Для сверхдорогих и сверхтяжелых должен быть механизм сбора денег, спонсорства, благотворительности» — считает Мищенко.

Ребятам из кремля следует подумать, нужна ли нам  вообще медицина. Всех больных можно просто сгонять в оздоровительные  лагеря, построенные где-нибудь в Сибири. Там, на свежем воздухе, при физическом  труде на лесоповале, да  на диетической баланде, хиляки, бесполезные для ударного труда, вмиг окочурятся, а прочие- оздоровятся и станут давать продукцию на горА!

 

http://izvestia.ru/news/541000#ixzz2EOtCBp39

 

 

 

ч. и к.

Джон и Джим.

8 декабря – опасный день!
Тридцать два года назад в этот день был убит Джон Леннон.
Как хотите, но более всего в его смерти виновата Йоко Оно. Не встретилась бы Леннону на пути эта бездарная и расчётливая японка , он не рассорился бы окончательно с Полом. Он не уехал бы в Нью-Йорк и не стал бы жить в «Дакоте». Марк Чэпмен мог бы сколько угодно подкарауливать Леннона у этого дома с «Над пропастью во ржи» под мышкой. Джон Леннон там бы не появился и жил бы до сих пор, соперничая с тем же Полом, нам на радость.

Восьмого же декабря, но в 1943 года родился Джим Моррисон.
Он ни в коем случаи не мог бы заменить Джона, как и Джон не заменил бы его. Они были взаимонезаменяемы. Каждый велик сам по себе, не соперничая.
Но Джиму везло на женщин. Пэм была для него, как удобная, растянутая по руке перчатка и напоминала бумеранг: сколько раз была бросаема, сама уходила, но всегда возвращалась, что бы, в конце концов, положить Джима в гроб в Париже.
И никто, кроме её и неизвестного доктора, не видел Джима мёртвым. Только – закрытый гроб.