November 26th, 2012

Gbrf

Разруха в головах

Тут военные обиделись на меня за предыдущею запись о ВМА СПб.
Не огорчайтесь, други мои.
В утешение я расскажу, как организуется это дело на гражданке.
Всё вроде теперь у нас есть: больницы после евроремонта, томографы, заковыристые УЗИ – аппараты, компьютеризированные лаборатории и т.д. и т.п. о чём раннее и мечтать не могли
Но вот голов с мозгами в медицине маловато.
Только два примера. Адреса, явки, пороли – не называю: оно везде так.

Нейрохирургическая помощь в известном мне городе осуществляется тремя больницами.
Есть областная больница, которая принимает только плановых больных.
Травматиков с проломанными черепами и свихнутыми шеями в эту больницу на порог не пускают.
При этом лучшие нейрохирургические силы сконцентрированы именно там, в обл. больнице.
Там же оперируют детей с опухолями мозга, водянками, уродствами.
Но, ни сертификатов на эту деятельность, ни лицензий – не имеют!
Кроме того, в этой больнице нет педиатров. Ни одного. Поэтому все назначения, все специфические наблюдения за нейрохирургическими детьми осуществляет «взрослый» врач нейрохирург. Только если совсем припрёт – вызывают консультанта – педиатра из другой больницы.
В этом же городе есть больница скорой мед. помощи, которая принимает больных с нейротравмой. Но только тех, кто старше 14 лет!
Детей, не достигших 14 лет, везут, ежели таковоё дитё сломало череп или порвало нерв, в детскую больницу скорой помощи, где наличие нейрохирургов по штату вообще не предусмотрено!
Детские травматологи на свой страх и риск лечат в этой больнице детскую нейротравму.
Сертификат на оказание такой помощи имеют не все.
Если ребёнок с ЧМТ тяжёлый , то детские травматологи по телефону Христом - богом просят приехать специалистов из областной больницы, которые, как я уже сказал, не имеют сертификатов на лечение детей и не имеют опыта лечения черепно- мозговой травмы вообще.
Тянется это уже не один десяток лет и все разговоры о реорганизации нейротравматологической службы – уходят в песок, в дым, в пустоту.

В ДРУГОМ городе вся нейрохирургическая помощь сконцентрирована в одной больнице, а именно- в областной.
Там организованно два нейрохирургических отделения:
1. Отделение экстренной нейрохирургии, куда поступают, в основном, травматики.
2 Отделение плановой нейрохирургии, где лечат больных с опухолями обеих мозгов и т.д.
В силу богатой практики и прекрасному оборудованию, нейрохирурги этой больницы – на высоте.
Но работать им – трудно.
Дело в том, что больные с тяжёлой нейротравмой зачастую имеют повреждения и других органов. Т.е. у таких больных кроме ЧМТ могут быть переломы костей конечностей, повреждения внутренних органов ( печени, селезёнки, повреждения лёгких и т.д.)
А травматологи в этой больнице по экстренке – не дежурят!
Хирурги – тоже не дежурят.
Травматологи величают себя ортопедами и занимаются исключительно плановой работой.
Хирурги называют себя по-разному. Тут и микро, тут и ангио, тут ещё и абдоминальные с урологами… И все – не дежурят! Всех надо вызывать из дома.
Поэтому первую помощь при скелетной травме оказывают сами нейрохирурги. Они же оценивают повреждения внутренних органов и при необходимости вызывают хирургов из дома, или тревожат единственного ночного хирурга, у которого нет ни дежурной сестры, ни развёрнутой заранее операционной.
Хирург этот спит не дома только для того, что бы присматривать за больными, которые уже лежат в больнице.
Весь медперсонал этой больницы терпеть не может нейрохирургов. От них - шум, суета в приёмном отделении, они укладывают своих больных в чужие отделения, т.к. в нейрохирургиях мест никогда нет.
Казалось бы – совершенно логично перевести нейротравму в одну или две больницы скорой медицинской помощи, где есть набор всех экстренных дежурных служб.
Но идея эта уже двадцать лет отвергается руководством и тамошней областной больницы и местным министерством здравоохранением.
Вот такие дела. И это только два примера организационного бардака и идиотизма в нашей медицине.
Так что, ничего, кроме классического « разруха в головах», здесь не скажешь.
Gbrf

На медицину денег нет

Госдума приняла во втором чтении федеральный бюджет.
На медицину денег выделено в два раза меньше, чем необходимо для её работы.
Так, например, запланировано почти четырехкратное сокращение расходов на совершенствование системы оказания медицинской помощи больным с онкологическими заболеваниями – с 11,2 миллиарда рублей в 2013 году до 2,9 миллиарда в 2015 году.
Расходы по госпрограмме "Развитие здравоохранения" в отношении больных с сосудистыми заболеваниями запланировано снизить в пять раз (с 3,5 миллиарда рублей в 2013 году до 0,7 миллиарда в 2015-м).
Расходы на совершенствование высокотехнологичной медицинской помощи, развитие новых эффективных методов лечения должны сократиться с 68,8 миллиардов рублей в 2013 году до 13,4 миллиардов в 2015 году – более чем в пять раз.
В целом же расходы федерального бюджета на здравоохранение должны снизиться с 554,7 миллиардов рублей в 2012 году до 506,5 миллиардов в 2013 году и до 373,1 миллиарда в 2015 году.

http://www.novopol.ru/-na-meditsinu-deneg-net-text136937.html
Gbrf

Суть не в качестве лекарства, все равно недуг не лечится

Мы не сладили с эпохою, потому, что все нам... (все равно)
Разгильдяи, плуты, рохли. Невдомек кому мы в прок
Будь ты рокер или инок, ты в советской луже вымок
И прибудешь таковым ты, даже выйдя за порог



Gbrf

Допрыгался

.

Привезли к нам сегодня регулярного больного.
Он четвёртый раз падает с высоты четвёртого этажа за последние два года.
Сценарий таких полётов всегда одинаков.
Больной этот ссорится с женой и уходит из дома к любовнице, живущей в этом же доме на четвёртом этаже.
У любовницы он, не отрываясь от основного процесса, напивается водки.
Очнувшись от угара к семи утра следующего дня – поспешает к окну и, в чём был, не покурив, не умывшись, не почистив зубы - выпрыгивает на асфальтный тротуар под окнами дома.
Благо, что лететь с четвёртого этажа – не долго.
И жена его и любовница знали за ним эту милую привычку - прыгать в окна, но палец о палец не ударили, что бы как-то его уберечь от полётов.
Похоже, что его четвёртый полёт – последний. Сломал он себе шею и повредил спинной мозг на уровне С4.
Теперь у него – тетрапарез , приапизм и дурное настроение, отчего то.
На всякий случай его, всё-таки, в реанимации положили подальше от окон и недвижимые руки и ноги принайтали вязками к кровати.
Оперировать его мы не будем. Нечего уже ловить. Отпрыгался мужик.