September 1st, 2012

Gbrf

Лечить или не лечить?

Надо ли вам всё это рассказывать? Сами ведь знаете, как это бывает.
Стоит ветхий дом на юру.
Семь ветров продувают его насквозь, воют в трубе, гасят свечи и раздувают занавески на окнах.
Дом скрипит и раскачивается, как корабль в бурю, тепла он не держит, крыша – прохудилась, все двери - перекосились и не закрываются.
Но люди к жизни в этом доме приспособились: жарко топят гудящую в морозы печь, одеваются на ночь потеплее, а в дождь – расставляют по комнатам тазы и в них капает вода с протекающего потолка.
И вот однажды этих счастливцев посещает, казалось бы, разумная мысль: « А почему бы нам не сделать ремонт?».
Добыв стройматериалы подешевле, люди начинают прибивать, латать, шпаклевать и красить.
От таких реанимационных стараний дом кренится, как смертельно раненный боец, на правый бок и все четыре его свежеокрашенные стены рушатся разом и безвозвратно.

Так и со здоровьем.
Пристроили, как то к нам по блату в отделение старушку. Спина у бабушки заболела от длительных трудов на огороде.
Корявая и кривая была бабушка: в спине переломанная - корпус параллельно земле носила , охала и при кашле – тёрла руками поясницу.
Стали мы её лечить: массажи, обезболивающие, подводные вытяжения и прочая мутотень.
А старушке, вопреки нашим героическим стараниям - всё хуже и хуже!
Давление то зашкаливает, то падает к нулю. Губы у бабки посинели, отдышка к груди подступила.
До кардиореанимации дело дошло!
Детишки её обругали нас, махнули рукой и забрали мамашу домой.
Говорят:
- Пусть уж она лучше дома помирает, а не в вашей заблёванной больнице!
Потом рассказали, что после выписке дня три почтенная женщина отлёживалась да травки пила.
А на четвёртый день утречком – помолилась и на огород потопала.
К вечеру – окончательно оклемалась и стала поедом есть домочадцев за то, что в её отсутствие огород сорняками зарос и земля высушилась без должного полива.
Боль в спине у неё исчезла, как и не бывало!
В хронически больном организме всё сбалансировано. Всё притёрлось и утряслось. Приспособился организм существовать в стеснённых обстоятельствах.
Медицинское вмешательство в таких случаях, зачастую – как неосторожный шаг на лавиноопасном склоне в горах: шевельнулся под ногой малый камешек, второй, третий за ним… и вот уже грохочет лавина, сметая на пути всё живое.
Но наши, люди ненавидя докторов , любят у них лечиться!
И, зачастую – совершенно напрасно!
Что бы выздороветь, болеть необходимо долго и с терпением.
С возрастом любая болячка непременно проходит без всякого лечения или с минимумом его, что бы уступить место новым болезням.
Иногда, конечно, необходимо бывает и помереть в результате болезни, но что делать-
таковыми изначально были условия договора по предоставлению нам Господом Богом услуги «Жизнь».
Детишек, конечно, жалко: ничего они ещё не видели и не узнали. Им интересно пожить, полюбить, погоревать.
А человек после тридцати лет? Всё он уже познал, всё потрогал, от всего понемножку откусил.
Что было вчера, то у него и сегодня. И завтра будет всё то - же самое. Без вариантов. Ничего нового ему уже здесь не покажут.
Скучно человеку и грустно. Отчего бы и не помереть на радость измученным родственникам?
Не тут - то было! Человек идёт к врачу.
Взаимоотношения в паре «врач- больной» донельзя усложнены и запутанны.
Писать об этом можно много и долго (бесконечно, пожалуй!). Поэтому я коснусь только нескольких вариантов этой «запутанности».
Продолжение – следует. Отпуск утомил меня до невозможности и я засыпаю над клавиатурой.