August 24th, 2012

Gbrf

Столбы за окнами поезда

Мало того, что порядочные люди почти не идут в медицину, так они из неё ещё и бегут!
Понятное дело: порядочные люди не хотят работать там, где для того, что бы безбедно жить, надо брать взятки, распространять БАДы, выписывать левые больничные листы и отмазывать от армии платёжеспособных распиздяев.
Порядочные хотели бы честно работать и получать за это достойную зарплату, но и первое, и второе в медицине – несбыточные мечты и напрасные надежды.
Фиг вам, дорогие, а не честь и достоинство! Рожей не вышли.
Эти порядочные - мне понятны.
Не понимаю я тех, кто внутри профессии меняет высокий уровень специализации на более низкий.

Например.
Был у нас нейрохирург ВДВ.
Молодой совсем доктор. Окончил институт с красным дипломом. Потом осилил, последовательно, ординатуру и аспирантуру.
Стал нейрохирургическим кандидатом наук. Высокий такой, понимаешь ли, кандидат наук и весьма брюнетистый.
Чисто принц медицинский, а не доктор. Медсёстры по нему сохли и круглосуточно любили без отрыва от производства.
Работал принц – на удивление! Денно и нощно оперировал, перевязывал, вылизывал и всяко разно ублажал сирых и болезных.
Доказательную медицину трактовал и активно внедрял в жизнь.
Жизнь сопротивлялась, аж пищала, но доктор наш был неумолим: если не велит Кокрейн давать анальгин больному внутрипопочно - ни за что не даст, хоть дерись пациент, хоть загнись от боли!
Годков семь так вот он проработал, а на восьмом - стал грустен и задумчив.
На работу опаздывал и частенько засыпал за рабочим столом.
Многие подозревали его в пожирании транквилизаторов в немедицинских целях.
Попивать к тому же стал принц не к месту и без повода.
А потом - раз!- и написал заявление на увольнение.
Стали мы его пытать: «Почему? Отчего? Не рехнулся ли ты, дорогой наш человек, часом?»
Он, в ответ - ни гу-гу. Зубы сжал и ушёл в участковые терапевты.
На терапевта, ему, кандидату медицинских наук, пришлось ещё и учиться!
Сейчас бегает по вверенному ему участку и имеет счастливы вид. Раздался вширь, заматерел.
Морда у него от всепогодной беготни по участку – красная, глаза – наглые.
Говорю ему:
- Ты бы хоть сейчас сказал, отчего ушёл от нас? Может, обидели чем? Не за десятью же тысячами президентской милостыни ты в терапоиды подался!?
Улыбается ВДВ толстыми губами и бормочет как будто бы и не в невпопад:
- Как молотком стучит в ушах упрек, и всё тошнит, и голова кружится, и мальчики кровавые в глазах...
Начитанный, ебёнать! Одно слово – иудей.
Только не пойму, причём здесь ещё и Лермонтов?!

Collapse )