August 1st, 2012

Gbrf

Врачебные мысли.

Сегодня примешь тридцать больных, а завтра, глядишь, привалило их тридцать пять,
послезавтра сорок, и так изо дня в день, из года в год, а смертность в
городе не уменьшается, и больные не перестают ходить. Оказать серьезную
помощь сорока приходящим больным от утра до обеда нет физической
возможности, значит, поневоле выходит один обман. Принято в отчетном году
двенадцать тысяч приходящих больных, значит, попросту рассуждая, обмануто
двенадцати тысяч человек. Класть же серьезных больных в больницу и заниматься
ими по правилам науки тоже нельзя, потому что правила есть, а науки нет;
если же оставить философию и педантически следовать правилам, как прочие
врачи, то для этого прежде всего нужны чистота и вентиляция, а не грязь,
здоровая пища, а не щи из вонючей кислой капусты, и хорошие помощники, а не
воры.
Да и к чему мешать людям умирать, если смерть есть нормальный и
законный конец каждого? Что из того, если какой-нибудь торгаш или чиновник
проживет лишних пять, десять лет?
Если же видеть цель медицины в том, что лекарства облегчают страдания, то невольно напрашивается вопрос: зачем их облегчать?
Во-первых, говорят, что страдания ведут человека к совершенству,
и, во-вторых, если человечество в самом деле научится облегчать свои
страдания пилюлями и каплями, то оно совершенно забросит религию и
философию, в которых до сих пор находило не только защиту от всяких бед, но
даже счастье. Пушкин перед смертью испытывал страшные мучения, бедняжка
Гейне несколько лет лежал в параличе; почему же не поболеть какому-нибудь
Андрею Ефимычу или Матрене Савишне, жизнь которых бессодержательна и была бы
совершенно пуста и похожа на жизнь амебы, если бы не страдания?
Gbrf

Дополнение к предыдущему посту.

Отрывок из «Палата №6» Чехова я привёл по двум причинам.
1. Меня поражает, как мог совсем ещё молодой Чехов ( 30 лет!) так хорошо всё понимать о жизни и о человеке?
2. Прошло более 100лет, а люди мало изменились. А если и изменились - то не в лучшую строну!
То, что говорит в рассказе врач Рагин (это его рассуждения я привёл в предыдущем посте), можно услышать и сейчас от многих современных эскулапов. Причём - в более жёстких и похабных формулировках.
Я постоянно перечитываю Чехова и каждый раз нахожу что то новое и неожиданное.
Ниже привожу отрывок из того же рассказа.
Мне кажется - его и сейчас можно вставить в какую- нибудь злободневную статью о российском суде. По поводу, хотя бы, суда над Pussy Riot.

Судебная ошибка при теперешнем
судопроизводстве очень возможна, и ничего в ней нет мудреного. Люди, имеющие
служебное, деловое отношение к чужому страданию, например судьи,
полицейские, врачи, с течением времени, в силу привычки, закаляются до такой
степени, что хотели бы, да не могут относиться к своим клиентам иначе, как
формально; с этой стороны они ничем не отличаются от мужика, который на
задворках режет баранов и телят и не замечает крови. При формальном же,
бездушном отношении к личности, для того чтобы невинного человека лишить
всех прав состояния и присудить к каторге, судье нужно только одно: время.
Только время на соблюдение кое-каких формальностей, да которые судье платят
жалованье, а затем - все кончено. Ищи потом справедливости и защиты в этом
маленьком, грязном городишке, за двести верст от железной дороги! Да и не
смешно ли помышлять о справедливости, когда всякое насилие встречается
обществом, как разумная и целесообразная необходимость, и всякий акт
милосердия, например оправдательный приговор, вызывает целый взрыв
неудовлетворенного, мстительного чувства?