May 13th, 2012

Gbrf

О некоторых аспектах диагностики опухолей мозга.

Прошу прощения, но кат упорно не проходит!

На моём столе в ординаторской под стеклом лежит фотография: четыре врача сидят на казённом диване в непринуждённых позах и хохочут.
Вон он, этот диван – как раз напротив моего стола.
По всему видно - врачи эти уже хорошо выпили , хотя по снимку ясно, что дело происходит ранним утром: небо за окнами ещё не столько голубое, сколько розовое и солнце падает в ординаторскую так, как это бывает в Мурманске в 9 часов утра, в июне.
Может выходной, какой был или праздник?
Тогда можно предположить, что Жетымов уже отдежурил субботу на воскресение, сдал смену Липкину и, поэтому, вполне мог себе позволить выпить.
Иван, наверное, пришёл на воскресный обход пораньше, оббежал палаты, сделал назначения и тоже , понятное дело - расслабился.
Отчего в такую рань пьян я, четвёртый справа и самый весёлый? Трудно сказать определённо, но в те времена я вообще редко когда бывал трезв.
Четвёртый в этой хохочущей компании - мудрый змий В.К. Он – всегда в больнице.
Случалось ему и дома ночевать, как же без этого ( дети у него были), но если В.К. в любое время суток, вдруг оказывался кому то из нас нужен для «посоветоваться», то он всегда оказывался на рабочем месте и в полной боевой готовности: сидел в своём кабинете над книгой или журналом, курил и постепенно пил коньяк из тонкого стакана в тяжёлом серебряном подстаканнике.
Впрочем, всё это я вру!
Хорошо я помню то утро и ещё лучше помню ночь, которая ему предшествовала.
Дежурил тогда вовсе не Жетымов, а я, молодой член, не ясно какого коллектива: я числился по трудовой книжке травматологом, а работал нейрохирургом экстренной службы.
Денег не имел, жил в коммуналке и с оптимизмом смотрел из её окна на свинцовый Кольский залив и светлое будущее: я был уверен, что вскоре стану великим нейрохирургом.
Но когда я пытался получить квалификационную категорию, мене говорили:
- А кто вы такой, собственно? Нейрохирургом вы аттестоваться не можете, т.к. на работу приняты, как травматолог, а травматологом вы в состоянии не быть, потому что не выполняете нужного объёма травматологической работы! Вы же мозги лечите, а не кости?! Специальности же «нейротравматолог» - не существует!
Ну и вот.
В два часа той самой ночи звонят мне из приёмного покоя и орут:
- Срочно спускайтесь в приёмник! Тут к нам труп привезли, а хотят выгрузить, как больного с инсультом! Говорят, что судороги у него были, а потом – вырубился…
- А я причём?! И почему инсульт к нам привезли? Мы же по нервам не дежурим!
- Его везли в БСМП, а по дороге он у них заумирал. Вот и притащили к нам, как в ближайшую больницу! Давайте, давай те, П.К! Ответственный велел вас вызвать.
Прибегаю в приёмное отделение.
Тихо. От «Скорой помощи» - след простыл.
На каталке - длинное тело больного, прикрытое белой простынкой.
Фельдшер приёмного покоя, косая Фима, с раздражением суёт мне привет от «С.П.»- сопроводительный талон.
- Они, мерзавцы, ещё ЧМТ (черепно-мозговая травма) приписали под вопросом! Так что всё равно – вам смотреть!
Смотрю.
Совсем не труп! Здоровый такой мужик , морда красная с синевой. Алкоголем не пахнет. Пульс 52 удара в минуту, но ритмичный. Давление 180 и 120. Отдышка - до 30 в минуту. Хрипит и булькает.
На окрик – не реагирует, глаза не открывает, речь – отсутствует, на болевой раздражитель – сгибает конечности по типу «укорочения».
Кома II,получается. Если конечно, «скорая» ему ничего седативного не вводила.
Зрачки расширены, D=S, реакция на свет – вялая. Левый глазное яблоко пытается свалиться кнаружи, но пока держится. Не «фишерит» ещё, слава богу!
Сухожильные рефлексы – на грани утраты. Неубедительно D >S, но стопные патологические – во всю ивановскую!
Есть ли парезы – хрен поймёшь. Мышечный тонус низкий, без разности сторон.
Быстро делаю ЭХО- ЭГ. Масса дополнительных сигналов и понять смещён ли мозг – невозможно.
- Эге-гей! – кричу. - Тётки! Звоните в реанимацию, скажите, что везём тяжёлого больного. Снимки и анализы - всё делаем там!
- П.К.! - орёт мне вслед Фима.- Вы в курсе, что томограф не работает?!
Ещё как в курсе!
В реанимации окулист нашёл у больного выраженный застой на глазном дне.
Приехали! Чем болеет пациент? Томографа – нет. Как не крути, получается, что надо делать ангиографию. На ней то больной и помрёт!
Звоню на мобильник В.К. « Абонент недоступен!» - сообщила мне девушка из МТС.
II
Добежал до кабинета В.К.
Сидит за столом, но коньяк отставил и не читает. На столе перед ним лежит разобранный мобильник:
- Слушай! – говорит мне В.К.- Третий мобильник за две недели ломается. И часы – то же! Швейцарские, понимаешь ли, часы. Десять лет гарантии, а в понедельник встали, и никто их чинить не берётся! Ты больного- то бери в операционную…
-?????!!!!
- А ко мне его жена заходила. Она тебя искала, но ты чем- то занят был… ЭХО своё дурацкое, наверное, делал. Она вот что рассказывает.
Муж болеет два года. Началось всё с подёргивания правой руки. Потом появились утренние головные боли. Аналгетики эту боль не снимали. Потом стал плохо говорить. Сам это понимал и старался молчать. «Моторная афазия» это называется, если ты такие слова вообще знаешь…
В.К. пошарил рукой под столом, достал початую бутылку коньяка. Налил до краёв стакан в подстаканнике. У меня сразу спокойнее стало на душе.
Помешав в стакане ложечкой и отхлебнув, В.К. продолжил:
- А потом его стали бить судороги. Начинались они с подёргивания правой руки, затем больной терял сознание, и развивались тонико - клонические генерализованые судороги с поворотом головы и глазных яблок влево.
После судорог – слабость в правых конечностях: не мог поднять руку и «не работала» правая нога. Через 20-25 минут парез этот – проходил. На глазном дне что? Застой? Ну вот и бери больного в операционную. Менингиома (доброкачественная опухоль мозга – авт.) у него.
Давит на задненижние отделы левой лобной доли головного мозга. Он ведь правша? Правша!
Вот и страдает у него центр моторной речи Брока в левой лобной доле. Тут же рядом – центры для правой руки. Вот тебе и судороги в ней и парезы после судорог! Во время судорог он –«смотрит на очаг»: поворот головы и глаз влево. А менингиома – потому что течение болезни длительное и на кору давить так может только она, родимая.
III
Распилил я больному череп, где было велено, и тут же нашёл розово - серую опухоль . Круглая такая, 6 сантиметров в диаметре. Легко удалилась.
Больной быстро пришёл в себя и после операции стал себя чувствовать заметно лучше.
На радостях я, сдав смену Жетымову, выпил с В.К. Потом к нам присоединился Иван, пришедший на воскресный обход.
Тут нас. В назидание потомкам сфотографировала жена В.К. Грозилась отослать снимок в облздравотдел.
Говорит: «Ваше пьянство переходит все границы».
- Что оно, шпион, наше пьянство, что ли? Что бы границы, понимаешь, переходить?! - загоготал В.К.- Нет, Риммуля, я с тобой определённо разведусь. Ты не знаешь, где мой паспорт?
А через неделю В.К умер.
Ровно через три года нелепо погиб Иван.
Прошло ещё почти три года и стал болеть Жетымов.
С тревогой слежу за его здоровьем, потому что, если вы помните, четвёртым на той фотографии сижу я
Gbrf

Невыдуманные разговоры.

Диагноз попался в печатной выписке "Хрюгастрит"! Видимо кто-то вместо точки "ю" нажал.

Из студенческой истории болезни (больной негр): кожные покровы загорелого цвета.

Диагноз невролога: ЦВБ ДЭ2ст. ОНМК в ВББ

Пациент прочитал в своей карте запись офтальмолога "Подвижность глазных яблок в норме". Выходит из кабинета и на весь коридор возмущается: "У доктора что-то с головой! Где там в глазах яблоки?!!"

Из историй клиники им. Мешалкина в Новосибирске: поступил молодой человек с ручкой в уретре. Его там прозвали "член-корреспондент".

Мне на операциях, бывало, ассистировали слушатели кафедры ХУВ-2 ВМедА, которые сбегали сразу после операции. О том, чтобы представиться оперирующему хирургу или узнать, не нужна ли их помощь в перекладывании пациента, записи протокола и т.д. у них и мыслей не было. В таких случаях в графе "Ассистент" я всегда записывал - "Неизвестный Солдат".

А у нас был пациент с проволокой в уретре, причем на вопрос как она туда попала он ответил: «Проглотил»
"...Доктор, вы относитесь к моему мужу поосторожнее, - он шизофрению на ногах перенёс..."

Поступил в приёмный покой пациент с болями в животе. Вызван хирург, который уже сутки на работе, уставший до предела. На вопрос хирурга "Что беспокоит?", пациент с опаской покосился на врача - "да ничего особенного, мне уже лучше, я, пожалуй, домой пойду..." И лишь потом хирург заметил, что у него на шее вместо фонендоскопа висит кипятильник.

Мой собственный "перл": рентрен пояснично-крестцовой обл в двух проекциях (прямая и ЧЕРЕЗ РОТ).
Вызов на Скорую "выпадение матки" достаётся, естественно, акушерской бригаде. На самом же деле, "маткой" оказалась выпавшая из окна пьяная бабушка, а вызвала врачей её дочка, тоже нетрезвая: " Так матка ж из окна выпала, я так и сказала..."
ШЕДЕВР: говорит мне пожилая пациентка, доброжелательно так..." Доктор, Вы у меня третий, двоих я уже пережила!" )))))

А про акушеров говорят -" А! Это Вы у меня между ног стояли"

Не помню, от кого слышала - у пациента головная боль неясной этиологии и его отправилии на обследования с Ds: фантомные боли головы.

Из курьезов....Вызавают меня в приемный покой как дежурного терапевта, сообщая что поступила больная ПЕЧЕНЬ. Минут 10 убедительно и терпеливо втолковываю медсестре, что сначала должен посмотреть хирург, а уж потом нужно звать меня. Долго потом смеялась, когда выяснилось, что Печень это фамилия больной)))))))))
Gbrf

Манежная площадь в декабре 2010года и Болотная - в мае 2012.

Мне кажется. что поведение милиции при беспорядках на Манежной площади в декабре 2010 года резко отличаются от их действий при разгоне Марша Миллионов в этом году.
В обоих случаях милиция действует неадекватно.
На Манежной несколько тысяч агрессивных молодых людей для того и пришли, что бы поколотить власти. Но милиция – робка и нерешительна.


На Болотной в этом мае, среди многих тысяч добропорядочных граждан , нашлось от силы одна- другая сотня драчунов- радикалов.
Но какая гипертрофированная реакция! Дубинки, вытеснение с площади, тысяча задержанных (гораздо более, чем было задержано на Манежной!)
Думаю, что всё дело в лозунгах и настроениях.
Если бы фанаты на Манежке выкрикивали лозунги против Путина - их бы разогнали так же жёстко, как интеллигентных протестантов с Болотной, требующих смещения Путина.
Пример - бунтующие письки из Храма Спасителя.
Не спели бы они: «Богородица, Путина прогони!», а например: « Богородица – Думу разгони!» - давно бы отбыли свои пятнадцать суток и вышли на свободу с чистой совестью.