May 4th, 2012

Gbrf

Отчего умер Паша.

<b>Никогда не смотрю передачи Малахова. А вчера жена кричит:

- Смотри,  Горелышева показывают!

Горелышев – это зав. 1- го  детского нейрохирургического отделения в институте им. Бурденко.

Его привлекли в программу Малахова, как специалиста по гидроцефалии.

Посмотрел на Горелышева, заодно посмотрел и окончание программы.

Так всё это знакомо  и так жалко этих родителей!

Главное, что и помочь то  нЕчем!

Отец, конечно - замечательный. Такие – редкость.

В расстроенных чувствах вспомнил свой старый пост о гидроцефалии у мальчика Паши. Ему с родителями – не повезло.</b>

 

 Сначала - чуть - чуть анатомии.

В мозгу человека есть щелевидные полости - желудочки мозга. В них вырабатывается особая жидкость – ликвор. Этот ликвор омывает  головной мозг и стекает к спинному мозгу, где всасывается в кровь. Такая циркуляция – в норме.

Но иногда на пути оттока ликвора из головного  мозга образуется опухоль. Как плотина. Ликвор не может вытечь, накапливается в желудочках и начинает растягивать мозг, как воздух растягивает мяч, при его накачивании.

Подобные опухоли чаще всего бывают у детей.

Такие дети производят впечатление «маленьких старичков»: они не по годам умны и резонеры. Очень взрослый  взгляд и взрослые движения.

Это умиляет родителей, но настораживает неврологов и нейрохирургов.

 Больных детей мучают головные боли, и рвота на пике этих болей. Постепенно головные боли, и рвота делаются постоянными. Затем «отказывают» ноги. Ребёнок слепнет. В терминальной стадии – судороги. Обычно во время очередного приступа судорог ребёнок погибает.

Единственная возможность спасти ребёнка – операция. Удаление опухоли.

Но, часто ребёнок бывает так истощён, обезвожен и пр., что радикальную операцию удаления опухоли он перенести не может.

 Тогда делаем вспомогательную, паллиативную операцию: опухоль не удаляем, а с помощью специальной системы трубок  с клапаном , отводим ликвор из «растянутого» головного мозга в брюшную полость.

Операция простая, отработанная, малотравматичная. После неё давление жидкости в мозге приходит в норму. Симптомы заболевания исчезают, или значительно уменьшаются. Ребенок начинает есть, нормализуются показатели крови и т.д. Это позволяет через 10-15 дней после первой операции, произвести уже основную операцию – удаление опухоли.

Вот такого трёхлетнего (Паша) ребенка привели на приём родители: молодая красивенькая мама и папа – атлет, с голубыми глазами.

Объясняю им долго и упорно, что мальчик с такой опухолью - непременно умрёт. Нужно оперировать.

Но оперировать надо в два этапа. И объясняю им то, что я уже объяснил Вам: 1) отводим ликвор в живот,2) через 10 -15 дней, если всё хорошо - удаляем опухоль.

Сразу удалять опухоль нельзя – не перенесёт, умрёт.

Рисую схемы операций, демонстрирую клапанную систему, показываю и объясняю снимки мозга Паши.

«Всё поняли?». Отвечают, что всё, но хотят подумать.

 «Ну что ж, думайте. Но до конца рабочего дня сообщите мне своё решение» Ушли.

Вечером приходят в кабинет все трое. Паша сидит на коленях у мамы, смотрит на меня сурово.

«Доктор - говорит мамаша - мы решили операцию делать» И ласково поглаживает Пашу по головке.

«Ну, что ж. Хорошо. Затягивать не будем, и возьмём Пашу на операцию послезавтра» - говорю я.

Мама, продолжая улыбаться и поглаживая ребёнка: «Только, доктор, делайте сразу вторую операцию – удаляйте опухоль сразу. Мы так решили!»

Я, ничего не понимая: « Я же Вам объяснял, не перенесёт он удаления опухоли без вспомогательной операции! Умрёт на столе!»

Мамаша, застенчиво улыбаясь: « Да так, наверное, лучше будет. Что ж ему мучатся?»

Я много мата знаю, но в этом случае – не хватило.

Короче, говорю, если хотите умертвить ребёнка - делайте это сами!  Пусть папа где нибудь на детской площадке, у песочницы положит Пашину головку на кирпич, и другим кирпичом - по головке – хрясть!!

Выгнал.

 Пашу оставил в больнице: он уже принят был в отделение и я предложил этим родителям писать отказ от госпитализации и операции.

Утром прибежали уже с бабушками.

 Вой, плач: «Не так Вы нас поняли! Да мы…да вы…»

Прооперировали Пашу успешно. В два этапа. Повезло ему и нам несказанно: опухоль оказалась доброкачественной, а в этом возрасте это большая редкость. Обычно – зло.

Но как не хотели ему жизни папа и мама, так и получилось.

 Так бывает и так у Паши и случилось – он стал зависим от системы, отводящей ликвор из мозга в живот. Пока система работает - он здоров. Но при её отказе – сразу нарастает внутричерепное давление, рвота, потеря сознания, кома.

 Дважды ещё мы эту систему меняли. Родителей инструктировали, объясняли, за чем следить, чего опасаться, чего избегать.

Но красавцы  вдруг исчезли на два года.

Недавно ночью, прямо из аэропорта, «СП» привезла Пашу к нам в больницу в терминальной коме.

 Родители, оказывается, укатили с ним на курорт, а там система отказала.

Курортные врачи помочь не могли. Родители с Пашей на самолет и к нам.

Но и мы уже помочь не сумели – мозг погиб. Паша умер.