March 26th, 2012

Gbrf

Литературоведческое о вере, церкви и попах.

Что бы сейчас сделали с человеком, написавшим следующее:

«Из всех безбожных понятий и слов нет понятия и слова более безбожного, чем понятие церкви».
«Нет понятия, породившего больше зла, нет понятия более враждебного учению Христа, как понятие церкви».
«Православная церковь? Я теперь с этим словом не могу уже соединить никакого другого понятия, как несколько нестриженных людей, очень самоуверенных, заблудших и малообразованных, в шелку и бархате, с панагиями бриллиантовыми, называемых архиереями и митрополитами, и тысячи других нестриженных людей, находящихся в самой дикой, рабской покорности у этих десятков, занятых тем, чтобы под видом совершения каких-то таинств обманывать и обирать народ».

Посадили бы его на два месяца до суда, как опасного преступника?
Нет, даже в царской России, где церковь и государство были едины, Лев Николаевич Толстой наказан не был!
А ведь он не просто писал, а по сути, организовал секту!
Не нашлось тогда на Толстого Всеволода Чаплина! Сел бы дед на семь лет.

Как то, я замечаю, наши великие не очень любили попов.

Сказка Пушкина о попе и его работнике Балде до сих пор покоя нашей церкви не даёт.
Всё её переделать хотят!
А что бы сказал Александру Сергеевичу патриарх Кирилл, прочтя его «Гавриилиаду»?

И ты, господь! познал ее волненье,
И ты пылал, о боже, как и мы.
Создателю постыло всё творенье,
Наскучило небесное моленье, -
Он сочинял любовные псалмы
И громко пел: "Люблю, люблю Марию,
В унынии бессмертие влачу...
Где крылия? к Марии полечу
И на груди красавицы почию!.."
И прочее... всё, что придумать мог. -
Творец любил восточный, пестрый слог.



А безбожные демоны Лермонтова?

А Александр Блок, христианнейший, казалось бы, человек, взял и написал:

Не спят, не помнят, не торгуют.
Над чёрным городом, как стон,
Стоит, терзая ночь глухую,
Торжественный пасхальный звон.

Над человеческим созданьем,
Которое он в землю вбил,
Над смрадом, смертью и страданьем
Трезвонят до потери сил...

Над мировою чепухою;
Над всем, чему нельзя помочь;
Звонят над шубкой меховою,
В которой ты была в ту ночь.


А Христа в белом венчике из роз Блок сделал предводителем банды двенадцати апостолов ряженных красноармейцами!

Маяковский пытается Господа нашего просто на проста зарезать:

Я думал — ты всесильный божище,
а ты недоучка, крохотный божик.
Видишь, я нагибаюсь,
из-за голенища
достаю сапожный ножик.
Крылатые прохвосты!
Жмитесь в раю!
Ерошьте перышки в испуганной тряске!
Я тебя, пропахшего ладаном, раскрою
отсюда до Аляски!


Но дальше всех пошёл богобоязненный деревенский Лель из рязанской земли, великий русский поэт Сергей Есенин.
На стене Страстного монастыря в Москве он написал:

Вот они, толстые ляжки
Этой похабной стены.
Здесь по ночам монашки
Снимают с Христа штаны.


Так и вижу его автором текстов для песенок бунтующих пуссек!

Но подумав хорошенька, почитав и послушав, можно понять, что не только великие поэты и писатели земли Русской недолюбливали церковь и священников. Русский народ никогда к ним не благоволил.
Вот что говорит поп в поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»:

Скажите, православные,
Кого вы называете
Породой жеребячьею?
Чур! отвечать на спрос!"

Крестьяне позамялися,
Молчат - и поп молчит...

"С кем встречи вы боитеся,
Идя путем-дорогою?
Чур! отвечать на спрос!"

Крехтят, переминаются,
Молчат! "О ком слагаете
Вы сказки балагурные,
И песни непристойные,
И всякую хулу?..

Мать-попадью степенную,
Попову дочь безвинную,
Семинариста всякого -
Как чествуете вы?
Кому вдогон, как мерину,
Кричите: го-го-го?.."

Потупились ребятушки,
Молчат - и поп молчит...


Я бы с охотой присоединился к мнению великих поэтов и писателей о вере, религии и церкви, да вот беда: все эти достойные люди были глубоко несчастны и кончили жизнь плохо.
Кто – в безумии, кто – самоубийством, кто дуэлью, весьма похожей на самоубийство.
Наверное, всё – таки осторожнее надо быть с этим делом.:)

Спокойной ночи!
Gbrf

Какой орган у человека - главный?

Медикаментов для лечения эректильной дисфункции сейчас уже не меньше, чем средств от гипертонии!
Дискуссии на тему «Имеет ли значения размер?» ведутся так же жарко, как споры о прошедших выборах.
Подростки мерят свои пиписьки портняжным маминым метром и как рыбаки прибавляют к результату измерения полметра.
Подростковая эта озабоченность теперь имеет тенденцию распространяться и на весьма почтенные возраста: пожилые дядьки тратят заначки не на пиво и отдых с друзьями, а на виагру.
Спросите женщин: «Что вы цените в мужчине?» и услышите много чего о чести, уме и совести, но врут ведь, подруги наши, ей богу - врут!

Поступил к нам мужчина с переломанной шеей.
Вследствие повреждения спинного мозга развился у него могучий приапизм: половой член стоял, как останкинская телебашня, постепенно увеличиваясь до сказочных размеров.
Пока урологи и микрохирурги судили и рядили, как спасать член, реанимацию, где лежал этот бедолага, под самыми различными предлогами, посетило всё женское население нашей больницы! С целью полюбоваться и похихикать.

Понятное дело, конечно: инстинкт размножения – могучее дело.
Но реализация всех основных инстинктов – отталкивающее зрелище!
Видели и слышали ли вы, как удовлетворяет свой пищевой инстинкт голодный , но невоспитанный человек? Запоминается надолго.
Удовлетворение полового инстинкта родителями может насмерть перепугать ребёнка.
В самом деле: в достойном исполнении - это картина садистского убийства с криками, особыми звуковыми эффектами, запахами и кровью, одного человека – другим.
Или картина взаимного истребления.
А высшая форма реализации инстинкта самосохранения – убийство врага?
Отвратное зрелище! Особенно, если голыми руками или подручными предметами. Насмотрелся.

Но вернёмся к нашему половому члену.
Оказывается, что сама природа с нашими женщинами не согласна. Плевать она на него хотела, природа, на этот самый член.
Судите сами: она ничем не защитила этот, казалось бы, столь необходимый орган.
Стыдливо прикрытый куском ткани, он болтается между ног доступный любому травмирующему фактору. Удару коленкой, например.
Словом отнеслась природа к этому своему же творению с презрением. Так – оторви и брось!

Руки и ноги защищены тоже не важно.
Разве что только тем, что их – по две.
Оторвёт одну ногу, так на другой можно допрыгать до какого ни есть медсанбата.
Ну, и хорошо развитые мышцы могут защитить конечности.

Пустые и дурно пахнущие органы для переваривания пищи защищены только мышцами передней брюшной стенки.
Более важную для жизни печень – природа уже запрятала под рёбра.
Глубоко спрятаны за слоями мышц и жира очищающие кровь почки.
Ещё надёжнее защищены рёбрами лёгкие.
Единственное и неповторимое сердце, в котором, по мнению Войно – Ясенецкого, скрывается душа, надёжно упаковано между двумя подушками безопасности в виде лёгких и в жёсткую коробку грудной клетки.
Но капитальнее всех прочих органов упрятан мозг!
Сейф в виде черепа, случайно не повредишь и, даже вооружившись специальными инструментами, вдруг не вскроешь!
Под толстыми костями, мозг укрыт ещё тремя оболочками и подвешен в амортизирующей удары и толчки жидкости.
Этими же оболочками и ликвором мозг полностью изолирован от внешней среды.

Теперь вот и сообразите, что важнее, член или мозг?
Почти все скажут, нервно оглядываясь: «Конечно мозг!», но будущую жену и будущего мужа будут искать в клубах, на танцульках, на пляже…
Да где угодно, но не в читальном же зале библиотеке или филармонии!
А что там поймёшь, на танцполе, о мозге партнёра?

Ботаники обоих полов – не канают!
И природа нам за это – мстит.
Так как мозговитые дискриминируются в половом процессе – население Земли неуклонно глупеет.
И, что особенно опасно: глупеет с ускорением свободного падения и скоро мы разобьёмся всмятку об нашу остывающую Землю.
И никакой череп не убережёт наши пустые, как болванка CD, мозги.