March 23rd, 2012

Gbrf

Патриарх Кирилл уже в ближайшее время слава Богу- значительно улучшит свои жилищные условия.

Оригинал взят у sadalskij в Патриарх Кирилл уже в ближайшее время слава Богу- значительно улучшит свои жилищные условия.

 http://www.mospat.ru/archive/fotogalleris/010209/all/86.jpg
Его представители сумели добиться наложения ареста на квартиру в престижном "Доме на набережной", которая принадлежит врачу-кардиохирургу, бывшему министру здравоохранения Юрию Шевченко, и располагается по соседству с жилищем патриарха Кирилла (Владимира Гундяева).


Collapse )


Gbrf

Старики.

I
Вроде бы, совсем недавно, ну вот только вчера, был я молод и ничего ещё из этого похабного возраста я не забыл, а понятнее и ближе мне не молодые, а старики.
Старики в больнице всегда одиноки.
Если же их и навещают дети, то лучше бы они этого не делали!
После таких детских неожиданностей у больных стариков зашкаливает давление, частит пульс и уже никакой фенозепам с реланиумом вдогонку, не справляется с их тоскливой бессонницей.
Визиты детишек к больным родителям в больницу почти всегда демонстративны и надрывно истеричны: вот, мол, мы какие, не то, что некоторые!
Ну и что, что первый раз за месяц!? …. К тебе, тётка, вообще никто никогда не придёт! Да я за маму рОдную, кого хочешь урою! Почему это сестра делает укол при нас и не в маске и туда ли, и то ли, что надо она колет в попу нашей маме (папе)?!
Так и ждёшь, что сейчас начнут рвать рубаху на груди или бюстгальтер на грудях. Полетят клочки по закоулочкам!
Забота о родителях обычно реализуется через агрессию по отношению к врачам, сёстрам.
Детишкам жизненно необходимо найти тех, кто заботится об их родителях ещё меньше, чем они сами.
А медики для этого – самая подходящая фигура!
Всё то, что дети сами не додали родителям в течение жизни, они требуют от врачей и сестёр срочно и сейчас, пока предок не отчалил в мир иной.
II
Старенькие родители ухаживают за своими взрослыми больными детьми безропотно и неуклонно.
Чаще всего они просто живут в больнице у постели сорокалетнего с гаком сына, или пятидесятилетней блядовитой дочери с опухолью гипофиза.
Так вот «сидит» у нас в пятой палате чистенькая седая женщина. Её больной сын скоро умрёт. Можно было бы, конечно, выписать его для этого умирания домой, но у кого рука поднимется?
И вот пришла эта Полина Фёдоровна ко мне в кабинет.
Говорит:
- П.К! Беда у меня случилась. Утром пошла в магазин что- нибудь для Саши купить… Я, знаете ли, покупаю там кефир и творог: у них всегда есть свежее. Надо только на даты на упаковке смотреть.
Ну и вот. Возвращаюсь в больницу, а меня охрана не пускает! Говоря, что с сегодняшнего дня на пропуске должна быть круглая печать! А у меня – треугольная. Не сочтите за труд, выпишите мне новый пропуск с правильной печатью! Старый я вам сейчас отдам…
Старушка принялась рыться в объёмном портмоне.
И тут, в пластиковом кармашке этого портмоне, там, где обычно мамочки носят фото своих детей, я увидел фотографию старого деда, лысого и морщинистого.
«Вот, беда,- думаю - Сын умирает. Муж - умер. Останется Полина Фёдоровна одна одинёшенька в бесприютной нашей стране».
- А вы бы, Полина Фёдоровна, покупали продукты в нашем, больничном магазинчике. Там ещё и киоски со всякой выпечкой есть и кафе… Зачем же вам в такую даль ходить!
- Ну что вы, П.К.! В больничных киосках всё так дорого! Да и не трудно мне ещё до магазина пройтись. Какая не есть, а прогулка… Такой у вас в больнице воздух тяжёлый!
И сейчас же в кабинет постучали.
Дверь приоткрылась и этот самый, умерший, по моему мнению, дед глянул с порога и проговорил страшным шёпотом:
- Поля! Ты скоро? А то тут у меня неприятность…
Мы с Полиной Фёдоровной вышли из кабинета.
Фотографический дед стоял, держа в руке на отлёте литровый пакет с кефиром. Из пакета тонкой струйкой тёк свежий кисломолочный продукт.
Санитарка Женя уже бежала к нам с рычанием из противоположного конца коридора со шваброй наперевес.
Полина Фёдоровна моментально, как фокусник из воздуха, извлекла полиэтиленовый пакетик и поместила туда дырявый кефир. Течь была ликвидирована.
Затем она взяла под руку своего старика и стала ласково выговаривать :
- Ну что ж ты, Павлик! Нельзя тебя не на минуту оставить! Какой же ты после этого аккуратист?!
Единые в своём горе, грустные, как раненный Тянитолкай, побрели они прочь в палату к своему сыну.
И так мне тяжело вдруг стало!
Даже не знаю, от чего. Вроде бы насмотрелся я уже на всё и ко всему привык.
Может быть от того, что никто не станет хранить моё фото в прозрачном кармашке потёртого портмоне.
Gbrf

Информация к размышлению

.
Зло («evil») не что иное, как слово «жить» («live»), прочитанное наоборот

Следствие:
Если нечто кажется вам хорошим поступком - не совершайте его.

Закон пуританина ( из книги «АЗБУКА МЕРФИ».)