February 29th, 2012

Gbrf

Попытка позитива.

Тут одна пани укорила меня, что не пишу я ничего позитивного.
И в самом деле! Перечитал я вчера свою писанину – и самому невесело стало. Как говорил Бахчанян: « Мух уйма».
А ведь есть в моей жизни много чего хорошего.
Прошлые выходные удались, например.
В кои века посмотрел ТВ и очень порадовался.
В хоккей играли пожилые звёзды нашего и канадского хоккея.
Какие имена! Какие звания!
«Трижды олимпийский чемпион, десятикратный чемпион мира, бесконечный чемпион Советского Союза…»
И играли с азартом дворовых мальчишек моего времени! Жаль, что не вышел на лёд Фил Экспозито.
Раньше в хоккей так и попадали – из дворового хоккея из хоккейных школ при клубах, без зубов и в синяках.
А сейчас мамаши возят за оболтусами на своих «Джипах» баулы с новенькой хоккейной амуницией и в хоккей потом оболтусы играют, как мамино бланманже кушают- с отвращением сплёвывая.
Раньше в хоккее, всё- таки, ни столько деньги зарабатывали, сколько играли.

А потом налетел на одном из бесчисленных каналов ТВ на «Мимино». Всем фильмам - фильм!
Фильм обо всём: о Родине, о дружбе, о любви.
И обо всём этом – без ломания рук и чернухи, но прошибает посильнее Звягинцева и Балабанова (к обоим отношусь, тем не менее, с почтением).

А вечером пошли с младшим в цирк.
Во уж искусство, так искусство, без дураков!
Это над спектаклем какого-нибудь Римаса Туминаса или Женовача можно морщить лоб и умничать: «С одной стороны, с другой стороны….».
Или Джойса трактовать с упорством идиота (ну не Сорокина же!), так ничего и не поняв.
Или ещё вот - балет. Только сейчас стал его переносить, но так и не понимаю, что означает возложение ноги примы на плечо партнёра во втором акте «Лебединого озера»?!
Но скажи я такое балетоману (да хоть моей жене) – побьёт! Такой вот искусствоведческий диспут может получиться.

А в цирке – всё ясно!
Канатоходец идёт себе по проволоке, как телеграмма и труд его оценить просто: он или упал или - не упал.. Третьего- не дано.
Жонглёр запускает фейерверк из блестящих штук и ничего не роняет.
Уронил – всё ясно: неудача и не о чем спорить. При этом мы жонглёра радостно прощаем и аплодируем, не жалея ладоней.
Воздушные акробаты летают под куполом, аки птицы.
Если – кто то из них рухнет на песок под фанфары, можно ли будет этот факт трактовать неоднозначно?
Очень меня цирк порадовал и взбодрил. Третий день настроение радостное и праздничное.

Хотя радоваться совершенно нечему!
На лицо все признаки надвигающейся старости. Это ведь в старости воспоминания детства особенно греют.
А хоккей и «Мимино», да и восприятие цирка – всё это из моей далёкого детства.
Так что опять я в негатив упёрся. Старость! Что может быть хуже?
Да и с цирком, я , видимо, не совсем прав.
Наверняка знаток цирка и сами циркачи видят в самых удачных номерах массу недостатков и огрехов.
Скажешь в защиту цирковых:
- Но не упал же!
И старый знаток, пенсионер цирка прищурится и ответит:
- Уж лучше бы упал, чем такую порнографию творить!
Так и в хирургии бывает.
Сначала, после операции, например, при опухоли левого полушария мозга у правши думаешь:
« Лишь бы не умер!»
Не умер.
Тут же начинаешь беспокоиться: «Будет ли он говорить?!»
Заговорил, и даже лучше, чем до операции.
Тут же начинаешь волноваться: «А восстановятся ли движения в правой руке?»
И вот, наконец, живой, говорящий, с восстановленными движениями во всех пяти конечностях больной выписывается домой.
Звучат фанфары и кимвалы!
А больной, не отходя далеко от кассы, пишет в прокуратуру о том, что хирург его изуродовал грубым операционным рубцом на пол головы.
И дела ни ему, ни прокурорам нет, что рубец этот никто под волосами не видит!
Невольно скажешь:
- Умер бы после операции и ему было бы легче и нам – никаких хлопот!

Так что, уважаемая пани, не даётся мне позитив.