February 27th, 2012

Gbrf

Падение без подъёма.

Раньше Вам – не теперь!
Раньше или падали реже, или их поднимали чаще, но столько народу на улицах не валялось.
А может быть, тротуары лучше чистили, да песком посыпали - не знаю.
Но столько народу плашмя по дорогам Родины не лежало, это точно.

Отбывал я в молодости повинность в городском травмпункте.
Тогдашнее начальство требовало, что бы строго фиксировалось в амбулаторной карте место падение поломанного гражданина. Улица, номер дома, остановка транспорта и т.д.
Потом всё это обрабатывалось и если выявлялись опасные места с повышенной частотой падения, срочно летел туда тогдашний мэр с лопатой и сыпал на скользкое места песок с солью.

Но может быть дело в том, что никто особенно не торопится поднять упавшего?
Обернутся на грохот, удивятся и топают дальше.
Но если, всё-таки помогают, то расклад такой.
Мы их не любим, но в 9 из 10 случаев подъёма упавшего, поднимателем оказывается понаехавший «с Кавказа» или Средней Азии.
Часто помогают упавшим ребята типа «гопников». С ржанием, матом – но поднимут, оттащат к лавочке. Скорую вызывают редко, но могут , если это недалеко, оттащить повреждённого в какое ни есть лечебное учреждение.
Скорую любят вызывать бабушки. Особенно, если упали под их окном.
Если бабушек у окошек много, то они поднимают такой перезвон по телефонам «СП», что помощь приходит достаточно быстро.
Поддатые мужики могут помочь, но делают это так бестолково, что лучше бы шли мимо!
Старшие школьники из хороших семей могут озадачиться и начать помогать. Но с ними не всегда ясно: то ли помогают, то ли по карманам упавшего шарят.
В одном ночном супермаркете два охранника поспорили, доживёт ли до утра, упавший у порога магазина бомж ( дело было зимой). Утром вызвали «СП». Пиво выиграл тот, кто поставил на «не доживёт».
«Чистая» публика обычно не помогает. Старушку ещё могут приподнять, или если споткнётся девушка, так это- только дай! Но неподвижно лежащего мужика поднимать точно не станут. Подойдут, покачают головой и начнут возмущаться:
- Сколько же можно пить! Где милиция!? Куда подевалась доктор Лиза и сто тысяч её волонтёров? Надо ж что то делать!

Но, надо признать, что помогать убившемуся на улице человеку- сложно.
Шёл я в этот выходной от газетного киоска к машине и на тебе! Лежит на ступеньках перехода мужчина. Лежит головой вниз и из пробитой головы кровь течёт на грязное месиво из снега.
Может быть я и прошёл мимо, но то, что положение тела было неправильным и то, что чистая рана контактировала с явно нестерильным снегом, подвинуло меня на благое дело.
Поменял я ноги с головой пьяного ( разило – на гектар!) местами, выволок на поверхность. Тут же какой- то бичеватый гражданин стал мне способствовать и суетится.
Кровь из головы – как из кладезя! Свернул туго платок, придавил этим комком рану и привязал его к пробитой голове шарфом бессознательного гражданина.
Ну и что теперь, думаю. Скорую вызывать?
Но как представил, что придётся объяснятся с диспетчером этой славой службы, отвечать на десяток вопросов и оправдываться хрен знает в чём – плюнул и поволок мужика в свою многострадальную Тойоту. Тут, надо признать, несколько прошожих мне помогло.
Привёз мужика в нашу больницу.
Тут уже проще – санитарки, фельдшера, охранники помогли.
Дежурный нейротравматолог не спешил, естественно. Но потом сделал всё, как надо.
Класть в отделение больного не стали. Мужик этот быстро протрезвел, попросил на пиво и ушёл прочь.

Что имеем в «итого»?
Уделанный солон машины, такую же куртку, три часа потерянного времени, нагоняй от жены «Где ты был?».
Трудно представить, что мог бы сделать любой другой гражданин.
Ран он обычно - боится, кровь остановить бы не смог.
В «скорой помощи» его бы послали.
Если бы привёз на своей машине, то уже на въезде в больницу его бы поворотили в зад «Не дежурим мы сегодня по нейротравме!».
Даже если бы добродетель прорвался с пострадавшим в приёмный покой, то и там могли бы послать на х@й. Это на какую смену бы нарвался.
Так что упавшим остаётся надеяться только на мэра с лопатой, доктора Лизу, милицию и кавказцев.