February 25th, 2012

Gbrf

Непотопляемая Ульяна.

Есть у нас большой медицинский начальник. Доктор наук (медицинских - естественно), орденоносец и большой мудак.
Сами знаете, как это бывает.
Живёт себе хороший врач и отличный семьянин , пользуется уважением, служит и выслуживается, потеет под белым халатом, а потом - раз и в дамках!
Становится волей судьбы и слепого случая, а то и за большую взятку, этим самым «Большим Начальником».
И тут же исчезает весёлый пиздабол и верный собутыльник и образуется выше обозначенный «мудак» со всеми своими мудакскими функциями.
Нашего - назовём Иваном.
Многие годы он был заведующим нейрохирургическим отделением.
Иван имеет форму шкафа и пальцы в виде сарделек.
Будучи ещё живым, наш великий нейроофтальмолог Генрих, говорил, бывало с тоской, затягиваясь «Примой» и сплёвывая табачные крошки, о пациенте, которому Иван предложил оперироваться: «Больному угрожают сардельки!».
Дождавшись вечерней тишины в отделении, Генрих вызывал в свой кабинет родственников этого больного и рассказывал им, каких невероятных успехов достигла хирургия опухолей селлярной области головного мозга…
Но не у нас, а в Москве , в институте нейрохирургии им. Бурденко (того самого, который врал миру про убитых в Катыне поляков).
В результате такой беседы утром Ивану докладывали, что подготовленного к операции больного родственники забрали из нашего отделения и повезли в Москву к Александру Николаевичу Коновалову.
Сардельки оставались без работы.
Очень скоро Иван решил, что в нейрохирургии он уже достиг всего, чего хотел и решил податься в начальники. Сказано – сделано: очень скоро Иван возглавил здравоохранение нашей епархии.
Ну и вот.
И у нас же, в больнице, работала женщина-хирург Ульяна.
Удивительно красивая, как женщина и не менее удивительная дура, как хирург: то кровь не ту перельёт, то больных перепутает и не того возьмёт в операционную, то ногу не ту отпилит по дежурству.
И всё ей как то с рук сходило!
Collapse )