November 4th, 2011

Gbrf

Вакансия.

В конце рабочего дня Нифантий вытер красное яблоко полой «фронтового» халата и, нарезав его дольками, выложил на щербатое блюдце. Расставил вокруг блюдца больничные мензурки мутно- голубого стекла (в такие наливают больным микстуры) и откупорил бутылку коньяка.
На банкет по случаю завершения сорокалетнего хирургического пути это было мало похоже.
- Что празднуем, Нифантий Мартемьянович? – спросил Липкин.
- Как это «что»? Изгнание поляков из Москвы! Кому они мешали, не понимаю. Прогнали поляков, что бы под «чехов» лечь? Ты, вот что: говори меньше и позови сюда Переверзева и заведующего. Я на пенсию ухожу! Сразу после отпуска.

Ни фига себе, шуточки!

Все быстренько собрались, расселись вокруг сиротского стола и призадумались. Генрих стал разливать коньяк.
Тут дверь в ординаторскую отварилась, и вошёл наш главный врач с большой красной кружкой в руках.
Collapse )