October 27th, 2011

Gbrf

Свобода слова.

– Как в России строят заборы?
– Сначала пишут слово «Х@Й», а потом приколачивают к нему доски.



Заведующий нашим хирургическим отделением изъяснялся так:
«Ни х@я себе, засранцы! Вы не только не врачи, вы ими и быть не хотите! Мать вашу тра-та-та!»
«Не так много на свете мудаков – х@й, да ни х@я, но все они собрались в нашей больнице, ЕБТВМ!»
«В горбу я видал ваши гайдлайны и абстракты на вашем ебучем английском! Я сам книги пишу! Ты и ты - руки в ноги и х@ярте в операционную! Больной скоро п@здой накроется, а вы всё языки чешите и х@ем груши околачиваете! Прохиндеи!»

Вне отделения заведующий не матерился категорически. Был всегда мил и застенчив.
Но стоило ему переступить порог хирургии - тут же слышалось:
- Мать вашу! Я вам, бл..ь, головы поотрываю и скажу, что так и было! Это кто….
Далее шла краткая оценка уборки отделения, внешнего вида сотрудников и больных , историй болезней, качества лекарств, нас – врачей и характера предстоящей на день работы…

Говоря его языком, пиздюлей можно было получить каждую минуту.
- Что сидишь? Если всё сделал и написал – иди домой! – Говорил он мне сидящему над историей болезни поздно вечером. (Уходить раньше заведующего из больницы было равносильно самоубийству).
- Да вроде как всё, Владимир Александрович! – мямлил я.
- Точно всё? – И тут же уверенным жестом извлекал из стопы историй болезней именно те две истории, в которых (и я это сам знал!) мною были сделаны серьёзные промахи!
После такого моего разоблачения следовало несколько непечатных фраз и месяц отлучения от операционной.
- А вы вообще все можете съёбывать отсюда! Я один могу в отделении работать!

Но сегодня утром В.А. молча выслушал доклад сестёр на «пятиминутке», потёр плохо выбритый подбородок и сказал:
- Хорошо. В десять, как всегда – общий обход. Давайте работать….
В ординаторской повисла тишина.
Нифантий внимательно посмотрел на заведующего:
«Он ведь моложе меня на десять лет! Давление или диабет клюнул? Мешки под глазами, лицо отёчное…Может быть – почки?»

Законная сестра заведующего задумалась:
«То- то у него прыти поубавилось.…Не тянет уже, старый конь! Раньше бывало… А сейчас – раз!- и захрапел в две дырочки. Не то, что Александр Иосифович….»

Александр Иосифович Липкин вскинул голову и напрягся:
«Так! Этому, похоже, абзац! Я то ждал Нифантия… Но так - даже лучше: освободится место заведующего и туда сунут Нифантия. Нифантий не потянет. Пара стрессов, пара лишних рюмок…Раз- два и спёкся, старпёр хренов! Тут- то моё время и настанет!

Хирург- виртуоз Переверзев, находящийся в нирване после дозы, спустился с облака номер «девять» по шёлковой верёвочной лестнице в ординаторскую:
«Sic transit gloria….Ему там будет хорошо. И не надо надеется и не надо бояться…
Число то сегодня, какое?»

Заведующий ещё раз потёр подбородок и добавил:
- И чтоб я, ебиомать, больше не видел сестёр без шапочек! Я ваши локоны, блядь, – на х@ю вертел, прошмандовки!
Сёстры – по местам стоять!
Врачи – остаться! Я вам ещё скажу пару тёплых!

И Нифантий, и все сёстры, включая законную и ночную, и Александр Иосифович и даже виртуоз на своём облаке, облегчённо выдохнули, заулыбались и взбодрились.

Жизнь вошла в свою колею и весело покатилась туда, куда катилась и ранее – под откос.
Счастья Вам, честные труженики!
Gbrf

Фразы

.

Проверяющий на одесском рынке:
- У вас есть документы на эту рыбу?
- А шо вам надо? Свидетельство о смерти?

У мужчин вечные проблемы со слабым полом:
то с девушками, то с женой, то с БАБКАМИ....

Раскаяться никогда не поздно, а согрешить можно и опоздать


Меняю скатерть-самобранку на аналогичную простынь.

Москвичи - как зубы. С каждым годом всё меньше коренных...


Надпись в туалете: «Ничего хорошего из тебя не выйдет!»
.

Деньги не пахнут, пахнут те, у кого их нет.

Сели за стол добры молодцы и красны девицы. После двух стаканов водки молодцы стали красными, а девицы добрыми.


Берегите Родину, отдыхайте за границей!.


Жизнь - как рояль... клавиша белая, клавиша чёрная, белая, чёрная... крышка.

Водка "Беленькая"! Под каждой крышечкой - белочка! Собери 5 белочек и
тебе крышечка!

Если квалификация врача не растёт, она неизбежно падает.

К сожалению лекарства помогают, к счастью ненадолго


Если больному после общения с врачом не становится лучше, то возможны два варианта: или это не врач, или это не больной!

Отсутствие здоровья мешает больным лечиться.

Конечно, смех - лучшее лекарство. Но не при поносе.

Кончаются тряпочки в которые приходится молчать.